С любовью, Смерть

Размер шрифта: - +

Продолжение 16.05.

Я извлекла из холодильника салат, потыкала зубочисткой в пирог, проверяя степень готовности, а Ран тем временем выгрузил из-под барной стойки сок, коньяк и бокалы.

- Теперь намекни хотя бы, чем обязаны такой чести. Чтобы я знал, ставить на стол сок или сразу коньяк из горла начинать хлестать.

- А что, я не могу просто по-братски в гости завалиться?

- Не можешь. Я тебя знаю, господин «У-меня-нет-времени-даже-чтобы-дышать».

- Не преувеличивай. Но обещай, что после моего пояснения вы все равно накормите меня ужином.

- Даже если люто возненавидим? Вот уж нет уж.

- Я так и знал. Ладно. У отца появилась пара проблем, о которых он молчит. – Лир наткнулся на мой взгляд и уточнил: – Я ведь являюсь владельцем торговой сети «Оникс». Как ты наверняка знаешь, это изделия из камней и магических артефактов, от камней происходящих. Запустил ее отец задолго до того, как ушел в Совет, а поскольку там любая коммерческая деятельность запрещена, переписал он ее на меня. Но формально часть акций по-прежнему принадлежит ему. И некоторые моменты, касающиеся непосредственно отца, по ошибке приходят мне.

Пирог «поспел». Я выключила плиту, давая ему время настояться, и вновь вернулась за стойку слушать Лира.

- Первый касается одного из редких экземпляров. Менталисты сейчас почему-то заинтересовались его Темной Коллекцией. По документам проходит, что он ей владеет до сих пор. Хотя я знаю, что ее у него давно нет.

- Ошибочка. - Ран достал телефон, пролистал пару снимков в галерее и предъявил брату: - Я ее вот только снимал. Она была на месте. Все фигурки. Парочка в кадр не влезла, но я лично пересчитывал.

- Ты уверен, что это была она? А не просто деревянные статуэтки? Не просто иллюзии, например? – помрачнел Лир. – Отец избавился от нее пару лет назад. Тайно.

- А зачем? – вздрогнула я.

- Ну… Если вы не в курсе, то нельзя заиметь себе такую редкость втихушку. «Те, кто выше» могли бы получать большие деньги, представляя эту коллекцию просто в выставочных залах за счет тех, кто хочет ее хотя бы раз увидеть воочию. Но она, увы, была расхватана помешанными коллекционерами, которых никакая «арендная плата за достояние магического искусства» не пугает. И наш папенька был одним из тех, кому, мягко говоря, плевать на деньги.

- То есть, за владение ей взимаются налоги?

- Фактически – да.

- Тогда зачем вашему отцу от нее избавляться тайно? Чтобы продолжать платить за то, чего у него уже нет?

- Вот в этом и проблема. Раз он по-прежнему готов платить этот налог, значит, не хочет, чтобы кто-то узнал о продаже. Но снимок меня слегка озадачивает. И я немного – мягко говоря, немного - начинаю путаться. Но попытаюсь это выяснить, благо возможность есть.

- А это несколько проясняет дело, - мрачно отметила я.

- Проясняет? – хохотнул Ран.

- Прости, но да, - я пожала плечами. – Менталисты не нашли ни одного владельца Темной Коллекции, попадающего под нашу ситуацию. Если у твоего отца стоит «ложная» коллекция, значит, он вполне мог ее передать кому-то, либо…

- Мне не очень нравится твое «либо». У него странные методы воспитания, но он бы не пошел на такие мелкие пакости.

- «Мелкие»? Аллен стал овощем, это мелко, по-твоему?

- Да я не об этом! – Уткнулся лбом в ладонь Ран. – Я к тому, что с его связями достаточно было надавить на нужных людей, чтобы наш отдел просто расформировали. Или чтобы тебя сослали в горы Риато на шахты с каким-нибудь фееричным пояснением в духе «ее дар там сейчас необходим». Или чтобы нашлась справка о нестабильном психическом состоянии, которое недопустимо для сотрудника Департамента. Но подбрасывать статуэтки, как жвачку в волосы – это… глупо!

- Но действенно, как мы уже поняли. Нарастает паника, Тиан рвет на себе волосы. Мы уже потеряли человека и определение «всего одного» здесь неуместно. Такое чувство, что кто-то пытается вывести из строя наш Департамент. Запугать. Заставить совершать непростительные ошибки.

- И кому это нужно? – поинтересовался Лир.

- Самое нелепое, что единственный, о ком было известно, что он против всей системы, больше всех и пострадал. Просто неясно вообще, зачем подстраивать подобное. Наша организация вполне государственная, не частная, не любительская, конкуренция у нас отсутствует начисто, напротив, если кто и задумывался о том, что у нас с численностью что-то не то, то исключительно в сторону расширения, мол, хорошо бы новые Департаменты открылись. Потому что простор для деятельности будет всегда. Города растут, численность людей тоже. Придется инициировать все новых собирателей, потому как старые перестанут справляться чисто физически. И на этом фоне самое глупое, что можно сотворить – это внести хаос в одно из отделений. Если у нас начнутся большие проблемы – а судя по количеству рассылаемых проклятий, они начнутся уже скоро – то наша работа упадет на плечи остальных Департаментов.

- Короче, как интересно отцовские проблемы вдруг стали глобальными, - заключил Лир. – Значит, о второй проблеме вы уже и без меня в курсе. Отца активно обрабатывают менталисты. И теперь я понимаю, что не зря. Пусть это и крайне плохо может сказаться на его карьере.

- Что я слышу! В тебе говорит здравый смысл? – ухмыльнулся Ран.

- Удивлен, что дожил до этого дня? – вернул усмешку Лир. – Нет, я уверен, что он не виновен в чем-то масштабном. Но зато теперь отчетливо вижу, что он темнит. И более того, не счел нужным поставить меня в известность, чтобы я хотя бы знал, как реагировать. Если бы менталисты пришли ко мне с вопросом, на месте ли Темная коллекция отца, я бы без задней мысли сказал: «Что вы, господа, давно уже где-то гуляет!». Они бы пошли на проверку и обнаружили это. - Лир указал на телефон Рана. – И неизвестно, что было бы в таком случае.



Ольга Шермер

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться