С любовью, Смерть

Размер шрифта: - +

Продолжение 30.07.

Я огляделась, прислушиваясь к шорохам вокруг, поднесла ладонь к лицу, желая смахнуть челку, и едва не вскрикнула. Перчатка! Я ведь так ее и не подобрала!

И я даже не поняла, чего напугалась больше. Того, что у окружающих нет больше от меня защиты, или того, что кто-то найдет эту перчатку и по ней в два счета вычислит меня, а там и напарника…

- Ран! – выкрикнула я через дымовой барьер. – Ран, вернись за перчаткой, пожалуйста!

Напарниково «хорошо» было подкреплено звонким «вы издеваетесь?», но, судя по тому, что в меня никого не прилетело, они все же отправились на поиски.

А разлом манил. Красные всполохи в густой черноте завораживали, как яркие огни вывесок в ночном городе, привлекая новых посетителей. Хотелось коснуться, проверить, настолько ли дым плотный, как кажется? Упасть на него, как на огромную бесконечную перину. Утонуть. Пропасть…

Надо только шагнуть. Ты ведь не боишься, верно? Тебе нечего бояться. Бояться нужно людей, а здесь все то, к чему ты уже привыкла. Должна была привыкнуть. Верно?

Просто сделай шаг. Это так легко. И тебе откроется то, что не видел еще никто из ныне живущих… Они слабы и пугливы. А ты не такая. Ты хочешь шагнуть. Ты ведь можешь шагнуть…

Боль в плече выдернула меня из гипноза. С силой что-то оттащило меня в сторону, встряхнуло и поволокло вглубь коридора. Разлому это не понравилось: у него в последний миг выхватили то, что ему уже принадлежало. Затанцевала почва под ногами, норовя раскидать нас в разные стороны, словно кегли. Мелкие камни колючим дождем устремились с потолка, дикий гул вырвался из глубин…

Головная боль накатила лавиной, ударилась в левый висок тяжелым валуном.

Поднявшаяся пыль, смешиваясь с песком и дымом, перекрывала обзор, поэтому я ползла куда-то, неуклюже щупая землю руками и пытаясь понять, что это было за помутнение, а оттого односложно взывая к напарнику по имени сквозь грохот.  

- Тише, моя леди, не шуми так, словно за меня волновалась.  

Я прижалась к Рану, боясь коснуться открытой ладонью и чувствуя себя совершенно потерянной и беспомощной. Словно совокупность последних событий вытрясла на поверхность все эмоции, на которые я только была способна, и заставляла их действовать раз за разом, назло моим желаниям напоминая мне о том, что я еще все же живая.

Неправильная Арис. Бракованная.

…и эта неправильная Арис совершенно не хотела отлипать от Рана. И чтобы он убирал руку с ее плеча, она тоже не хотела, ей было спокойно с ним рядом настолько, что даже буйство природы вокруг уже не пугало. Лишь тянуло коснуться в ответ, чтобы хоть немного передать ему те чувства, что ураганом ввинчивались в душу, чтобы он понял…

И в следующий миг пропала моя опора. Я, неловко покачнувшись, едва не завалилась боком не землю, и уже было поверила, что твари разлома, добравшись до моих мыслей, теперь устраивают игры разума, как услышала тихий вскрик в нескольких шагах. За песчаной пеленой отчетливо просматривался знакомый силуэт с остервенением орудующий косой и отбивающийся от снующих вокруг сущностей. Талию его кольцом обхватывала призрачная лапа, тянущаяся из разлома, и пытающаяся его утянуть за собой.

Вот только никому я его не отдам.



Ольга Шермер

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться