С любовью, Смерть

Размер шрифта: - +

Продолжение 05.08.

В палате было темно. Не спасал даже маленький светильник над кроватью - мягко подсвечивая отключенные приборы и блондинистую макушку, он вырисовывал глубокие тени на лице напарника. Это вблизи я поняла, что то были действительно тени, а не страшные мертвецкие впадины на щеках. Внешне Ран никак не изменился, и его пугающее сходство с нежитью оказалось лишь плодом моей забитой фантазии.

Передумав, я не стала брать стул, а принялась ходить туда-обратно у кровати, не зная, что следует делать в таких ситуациях. Разговаривать с ним? А смысл? Разве он слышит? А если слышит – что нужно говорить? И запомнит ли он услышанное? Меня ведь так и подмывало наговорить такого, чего я еще никому в жизни не говорила или о чем потом буду жалеть.

- …я, наверное, уволюсь. Или переведусь. Не знаю. А еще соберу вещи и вернусь к себе домой. Или сниму квартиру, пока там ремонт. Я так боялась, что с тобой произойдет… то, что произошло. В тех моих кошмарах, конечно, и заканчивалось все куда более плачевно, но кто знает, почему повезло в этот раз и повезет ли в следующий? Меня же от общества изолировать надо. От тебя изолировать. Если к смерти незнакомых людей я уже привыкла, то тех повторяющихся снов мне хватило, чтобы понять, что к твоей я не привыкну никогда. Наоборот, только страшнее с каждым разом. И это ожидание… Да, представляешь? Я настолько этого боюсь, что мне кажется, это лишь вопрос времени. Пороховая бочка, на которой мы сидим вдвоем, и ты как назло жмешься все теснее и спички в солому под ногами подбрасываешь, смеясь.

Слова лились сплошным потоком. Не думала, что будет так просто разговаривать с безмолвным собеседником. Не думала, что во мне столько всего накопилось.

Ощущение пробитой плотины подсознания, разделяющей Арис на двух разных людей, усиливалось. Та, привычная, сидела бы и молчала. Не ушла бы, конечно, не оставила бы Рана одного в отвратительно белой палате, но молчала бы.

А может, это все глупости? Нет никаких «двух Арис» в моем мозгу, есть просто Ран, который постепенно меня подталкивал к раскрытию, и добился – спустя столько лет.

А может… а может, я просто его люблю. Ведь именно это и делает людей слабыми и уязвимыми, ломает так старательно возводимую годами защиту. Ты можешь сколько угодно хватать опадающие пластины тяжелой брони, силясь собрать свой доспех обратно, но все равно рано или поздно остаешься в одном подлатнике перед озлобленным вооруженным войском. И замираешь, раскинув руки в стороны, прикрываешь глаза и ждешь, когда добьют.

А может, я просто запуталась.



Ольга Шермер

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться