С любовью, Смерть

Размер шрифта: - +

Продолжение 07.08.

Так я и слонялась до вечера по больнице – перелом зажил, спасибо хваленой регенерации - я снова владела двумя руками, не ощущая себя калекой. Монстром – да. Но не калекой. Написала с телефона напарника сообщение Лиру, что мы «выехали за город по работе, связь плохая, присмотри за парнями».

Созвонилась с Тиан, которая уже знала о произошедшем от Кары. К счастью, без лишних подробностей. В голосе начальства звенели нотки возмущения от того, что два сотрудника вновь единовременно выбыли из строя, но выздоровления нам она пожелала вполне искренне.

Прочитала сообщение от самой Кары, в котором она попросила нас сообщить о самочувствии, а заодно в постскриптуме похвасталась, что избавилась и от усов, и от яркого костюма, который мог кому-нибудь запомниться.

Выпила примерно с десяток стаканов зеленого чая, который уже, по правде говоря, не лез. Впрочем, о еде думать не хотелось вовсе, так что приходилось вливать в себя горячее, обманывая организм.

Поразглядывала мерцающие лепестки анории, которую еще вчера оставила здесь Кара, и даже всерьез задумалась, а не раскрыть ли колбу, чтобы отключиться и просто забыть произошедшее как обычный страшный сон. Останавливало, наверное, лишь то, что действие анории исчислялось минутами, а до момента, который мне так хотелось вырвать из памяти, нужно было отматывать почти сутки.

Следующий день я и вовсе записала в список несуществующих. Настолько бездарно тратить время мне было совестно, но при этом - единственно возможно. Я считала полоски между плитками на стене и сбивалась по малейшему шороху, думая, что это Ран приходит в себя. Но нет – то пробегал техперсонал со швабрами, то заходили Хранители, то на телефон прилетали какие-то сообщения и он вибрировал, шурша корпусом по тумбочке.

Сидела в кресле в углу, то нервно раскачиваясь вперед-назад, то проваливаясь в поверхностный сон. Когда по отделению выключили свет, удалось заснуть по-настоящему, и поэтому внезапно зазвучавшее в тишине:

- Вообще-то кровать довольно широкая, места двоим на ней вполне бы хватило, - заставило меня не радостно подскочить, а вздрогнуть, и резко, с хрустом, повернуть голову в сторону койки. Охнуть, ухватившись за шею, оценить ситуацию, разглядеть вполне уже бодрую физиономию и…

- Ты! – вскрикнула я и гневно бросилась на напарника. Планировалось – душить, а получилось – обнимать.

Секундное потемнение сменилось ужасом: на месте ли перчатка? Вернулись скопом все мои вчерашние обещания, и я довольно спешно, непонятной каракатицей, отползла назад, бормоча «прости-прости-прости».

- За что? – искренне изумился Ран, распрямился и подал мне руку, чтобы помочь встать.

Я шарахнулась так, словно он меня огненной плетью стегнул.

- За… За все. За то, что ты сюда попал.

- А, да я всегда знал, что ты жаждешь меня облапать всеми своими конечностями. Поэтому ничего удивительного.

- Ничего удивительного?! Да я тебя убить могла, идиота ты кусок! – чуть не плача выкрикнула я.

- Не могла, - отмахнулся Ран, но вернулся на кровать и принялся стягивать больничное одеяние.

- Что ты знаешь? Почему не могла? – Я неловко поднялась, автоматически отряхнулась, но не отвела пристального взгляда.

Напарник страдальчески посмотрел на меня:

- Слушай, я только что ожил, можно сказать. Ты реально хочешь меня пытать прямо сейчас, пока я слаб и не могу далеко убежать?

- Именно. Именно поэтому и хочу.

- Тогда я требую право полной неприкосновенности на ближайшие пару дней. А лучше – недель. Я несколько беспокоюсь за свою жизнь, которой ты меня, вероятно, тут же лишишь, потому что ответ тебе не понравится.

- Чем длиннее прелюдия, тем сильнее моя жажда крови. Я серьезно.

- Понял, не дурак, - вздохнул Ран. – Тогда лови: проклятия не взаимоуничтожаемы.

Я не была абсолютной тупицей. У меня все было в порядке со слухом. У Рана все было в порядке и с дикцией, и с речью. Но я все равно ничего не поняла.



Ольга Шермер

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться