#с любовью, я (1)

Размер шрифта: - +

Глава 11

У меня осталось только полдня, чтобы к приезду друзей привести в порядок дом. Переодевшись в старый мамин халат, я завязала волосы узлом и, пошла драить и вычищать комнаты.

Через три часа две спальни были готовы, кухня вымыта наполовину, а пол коридора, ещё недавно живший своей жизнью - сверкал чистотой и блеском надраенного паркета. Единственным местом, которого не коснулись тряпки была гостиная. У меня просто не поднялась рука.

Сев на пол и прислонившись к стене, я сдула упавшую прядь и бросила тряпку в ведро. Высокие напольные часы с кукушкой - мамина боль, - пробили шесть часов. Из боковой дверки выехала чумазая Золушка и, смахнув невидимую пыль деревянным веником, уехала обратно. Видимо, превращаться в принцессу. Усмехнувшись, я вспомнила, как орала мама, когда гордый отец привёз эти часы, сказав, что их подарил ему ученик. Уж и не помню, сколько раз мама пыталась их выбросить, но часы как стояли на своём месте, напротив гостиной, так и стоят.

- Ладно, - буркнула, тяжело поднимаясь. - Мне тоже нужно привести себя в порядок.

 

Упругие, тугие струи воды хлестали по спине, смывая тяжесть признания Робина.

- Любишь, да... - я увеличила напор горячей воды, и упёрлась лбом в прохладный кафель. - Да кому нужна эта любовь, одни муки и страдания...

Сквозь шум воды послышалась трель звонка. Повернув ручки, я переступила порог и набросила большой, махровый халат. Звонок повторился. Неужели ребята уже приехали? Добежав до прихожей, прижалась к двери:

- Кто там?

- Это мы! - в два голоса заорали Нэнс и Майлз. - Открывай скорее, а то руки отваливаются!

Распахнув настежь дверь, я с удивлением смотрела на друзей, едва стоящих на ногах под грузом рюкзаков, сумок и чемоданов.

- Вы что, к концу света готовились? - обомлев, спросила я.

- Да не, - Нэнси отодвинула меня и прошла первой, сбрасывая на пол поклажу. - Этот ненормальный отказался уезжать без техники. - Обернувшись, она поправила очки в толстой оправе и присвистнула: - Нехило ты сбросила вес, милашка.

- Нэнс, ты выражаешься как сапожник, - насупился Майлз, протискивая вперёд себя большой походный рюкзак.

Когда его голова оказалась на уровне моего лица, он удивлённо моргнул и выдавил:

- Т-ты очень...

- Стройная? - усмехнулась я.

- К-красная, как варёный рак! - отвернувшись, Майлз захлопнул ногой дверь и упал на пол, вытягивая ноги. - Есть хочется. Динька, ты готовила?

- Нет, - сложила руки на груди. - Я эту помойку драила несколько часов. После отъезда здесь никто не убирался.

- Тогда заказывай, сдохну если не поем в ближайшие полчаса, - заныл друг.

- Нэнс, ты его не покормила, что ли? - возмутилась я.

- Да где там! - обиженно поджала она губы. - Это троглодит сожрал все мои запасы, заказал в кафе две порции мяса, и сладкого, а ещё йогурта напился! И это всё полтора часа назад!

- Майлз, - я рассмеялась, - ты скоро в тыкву превратишься с таким рационом.

- Скорее уж, свинью, - махнула рукой Нэнси, сбрасывая кроссовки.

Подруга стянула с себя лёгкий свитер, и осталась в одной майке, потом скрутила густую гриву в тугой узел и продела через него китайскую палочку. Подбоченилась:

- Кухня где?

- За гостиной, налево, - махнула я рукой, рассматривая друзей.

Я не видела их несколько месяцев, за это время Майлз немного скинул вес, но всё ещё был похож на поросёнка, а вот Нэнси выглядела иначе. В её взгляде, когда она увидела меня мелькнуло что-то нехорошее. Впрочем, наверняка мне показалось. Моя лучшая подруга просто не могла подумать ни о чём дурном.

- Нэнси, если бы ты так себя всегда вела, то ребята от тебя бы не шарахались, когда ты с дымящимися мензурками носилась по коридорам.

- Это конспирация, детка, - хлопнула она меня по плечу. - Терпеть не могу тупиц, у которых в голове одни гормоны.

- Майлз, - повернулась я к другу, - боюсь, ты нескоро познакомишься с мужем сестры. Я состарюсь, пока Нэнси найдёт наиболее удобоваримый для себя вариант.

- А, - махнул он рукой, так и не поднявшись, - главное, чтобы она меня кормила и не мешала проводить опыты, - тут в его глазах сверкнула молния. - В последний раз она пожаловалась тётке, и та выбросила все мои разработки. Пришлось всё заново собирать, в гараже.

- Правильно, - кивнула Нэнси. – А после этого ты его взорвал. Вместе со всеми машинами. Ладно, Динь, пошли хоть чаю выпьем, а то мой желудок скоро приклеится к позвоночнику.

- А как же Майлз?

- Этому троглодиту надо вес сбрасывать, - усмехнулась она.

- Меня всё устраивает, - насупился Майлз, вытаскивая из бокового кармана штанов шоколадку.

- Ага, инсульт, инфаркт, ожирение, прыщи, - с довольным видом перечисляла Нэнси, - вот что тебя ждёт, дорогой братец. Пошли, пошли, - подпихнула меня в спину, - расскажешь, что случилось. Эта инфузория пока батончик не слопает, с места не сдвинется.

Я перевела взгляд на замолчавшего Майлза и усмехнулась: сколько бы эта парочка ни ругалась, а всё равно в любой момент поддержат друг друга. Они погодки, но из-за жёсткого характера Нэнси, Майлз стал несколько инфантильным, что с лихвой покрывалось бурлящими потоками лавы характера старшей сестры. Чтобы не оставлять брата одного, Нэнс даже в школу на год позже пошла. Наличие инфантильного, вечно всё взрывающего брата совершенно не мешало ей стремиться к высотам этого мира.

Мы познакомились в средней школе, после того как я переехала во Флориду. О семье ребята говорили мало, я только знала, что по какой-то причине их отец отправил ребят жить к троюродной тётке, а мать их умерла уже очень давно. Зое относилась к ребятам с прохладой, выполняя долг по воспитанию из любви к их отцу. Все вопросы в семье Батлеров решались деньгами, поэтому Нэнси часто приходила ко мне домой, просто, чтобы окунуться в атмосферу семьи. Удивительно, но она очень быстро нашла общий язык с моей мамой, хотя, это не мешало Нэнс иногда критиковать её поведение.



Оксана Руф (Есения Маас)

Отредактировано: 09.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться