#с любовью, я (1)

Размер шрифта: - +

Глава 15

- Ваш вес и рост, - поднял голову один из судей, больше всего походивший на медика. Хотя вряд ли кто-нибудь из врачей хоть раз красил ногти в розовый цвет, украшая это буйство красок драгоценными камнями.

- Шесть футов, - начала Нэнси, стыдливо прикрыв грудь руками, - сто двадцать девять фунтов. Можно мне уже одеться?

- Нет, - резко ответила дама в возрасте с выбритыми висками, и сочными синими прядями в седых волосах. - Выпрямись, руки по бокам и пройдись, - она пошевелила пальцами, показывая, как именно и приспустила с носа очки. - Ну?!

- А, - на секунду замялась подруга, но увидев улыбку Оскара, нахмурилась, резко опустила руки, выпрямила спину, будто кол проглотила, и откинула голову назад. - Всё, я готова. Смотрите.

Под тихий смех Оскара и ухмылки судий, Нэнси пошла вперёд, аккуратно переставляя ноги, ибо ничего не видела из-за вскинутой головы и задранного носа. Отставив правую руку в сторону, она попыталась развернуться в конце подиума, но съехавшая нога помешала плану. С тихим вскриком, Нэнси свалилась на пол, впрочем, не вся. Ноги-то остались на возвышенности. Даже строгая Тереза подавила ухмылку и привстала из-за стола, чтобы убедиться, что подруга не покалечилась.

- Эй, ты как?! - я подскочила, чтобы поднять её и заметила влажный блеск в глазах. Нехорошо. - Нэнси, - зашептала, помогая встать, - не думай об этом. Ну, не пройдёшь и ладно. Ты не больно-то и хотела.

- Отпусти, - она выдернула руку и прошипела: - Я никогда, никогда не проигрывала! Что могут эти расфыфурки, чего не могу я?! Да я Оскара заслуживаю! - встретившись с моим взглядом, она поджала губы и поправилась: - Заслужу, в будущем. Я на голову выше всех этих судий! Мне гордость не позволит вот так вот провалиться! Отстань, - она снова отпихнула мою руку и, шмыгнув носом, поднялась на подиум. - Я хочу попробовать ещё раз.

- Вы уверены? - мадам с синими прядями скептично осмотрела Нэнси, и качнула головой. - Боюсь, вы не походите, милочка. Для моделей важна грация, у вас же она, как у слона в посудной лавке. Вы даже ярда не смогли пройти без происшествий. - Прости Тереза, - она перевела взгляд на главную, - я ставлю ей ноль с минусом.

Я видела, как Нэнси сжала руки в кулаки и отпустила, словно соглашаясь с вердиктом. И вместе с тем, на судий подруга смотрела со злостью, даже яростью. Такие очевидные эмоции очень редко проскальзывали на её лице, было очевидно, что подруга вела внутреннюю борьбу.

- А ты что скажешь, Марк? - Тереза повернулась к мужчине с розовыми ногтями.

- Нэнси, да? Снимите, пожалуйста, очки и соберите волосы в хвост, - попросил он, игнорируя вопрос.

Вздохнув, Нэнс всё же сняла очки и отдала их мне, потом медленно, словно, не веря самой себе, убрала волосы и повернулась к судьям. Я видела, как расширились глаза Оскара, и как нервно дёрнулась та, что дала подруге отбой. Тереза усмехнулась, бросая взгляды на замерших судей. Мол, смотрите - я была права. Её взгляд потрясал гордостью, но не за Нэнси, а за свой нюх.

- Я её беру, - просто сказал Марк и вернулся к просмотру каких-то листов.

Оскар незаметно поднял большой палец. Вроде и поддержал, но я видела, какими глазами он смотрел на Нэнси. Мне стало страшно за подругу, она знала о любви ещё меньше, чем я. У неё никогда не было серьёзных отношений, я, вообще, не уверена, что у неё хоть раз в жизни был парень. А тут акулы, которые пресыщены женскими телами. Что будет с ней?

Что будет со всеми нами?

- Следующая, - Тереза откинулась на спинку стула и кивнула мне.

Обречённо повесив голову, я прошла к стульям и стянула вещи. Ещё две минуты назад я была полна надежд, что нам дадут от ворот поворот. Но видимо, нет. Фортуна оказалась излишне благосклонной. Нэнси же сияла как начищенный бок хрустального бокала. Подруга села на стул и прошептала, одновременно натягивая водолазку:

- Ты просто обязана их покорить!

- С какой стати? - недоуменно подняла я брови. - Ты прошла и этого достаточно, а я вернусь домой, как и планировала и займусь поиском работы.

- Одной страшно, - внезапно призналась она, забывая распустить волосы, которые раньше скрывали лицо, и нацепить дурацкие очки толщиной в палец.

Промолчав, я поправила лямку бюстгальтера и прошла на подиум. Не нравится мне всё это. Такое ощущение, что сейчас я должна была прыгнуть с обрыва в ледяную воду, откуда или нет возврата, или вернёшься, но уже не тем, кто был до прыжка. По спине потёк холодный пот, руки дрогнули, но я упрямо держала голову прямо, не позволяя сбить меня с толку.

- Ваш вес и рост, - повторил вопрос Марк.

- Вес не знаю, рост пять футов, два дюйма.

- Как это, не знаете веса? - вновь приспустила очки синеволосая.

- Я похудела, - вздохнула, вспоминая прошлый образ, в котором хоть и не хватало комфорта, но было спокойно.

- Вес до похудения помните?

- Сто шестьдесят пять фунтов, - поморщившись, ответила я. Сразу вспомнилось моё утопление, надменный смех Джоэла, и спокойный голос Робина. А ещё слова матери: «Жирная, как свинья».

Переглянувшись с Оскаром, Марк уточнил:

- Как быстро сбросили?

- Точно не знаю, я отдыхала на закрытой базе около полутора месяцев.

Судьи снова переглянулись. Оскар постучал по груди, откашливаясь, и подался вперёд:

- Диета?

Я задумалась. А можно ли назвать мой режим диетой? Пожав плечами, я мотнула головой:

- Ничего такого, просто плавала каждое утро и перестала есть шоколадные батончики и пить газировку.

Оскар потёр шею и задумался. Молчавший до этого мужчина в обычных джинсах и тёмных очках на пол-лица спросил:

- Ваше полное имя.

Задохнувшись от ужаса, я повернулась к Нэнси, спрашивая глазами: - А что, собственно, говорить-то? Джослин Фурье была хороша как неприметная обычая девушка, Диану Джонс сразу же найдут родители, а мать так точно не отстанет. Пожав плечами, Нэнси послала мне многозначительный взгляд и развела руками.



Оксана Руф (Есения Маас)

Отредактировано: 09.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться