С милым рай и в шале

Размер шрифта: - +

Глава 11

Алик не обманул, и ближе к обеду на небо набежали тучи, поднялся ветер и начался дождь, который быстро перерос в ливень. А что такое тропический ливень, наверное, многие знают не понаслышке. С неба льет стена воды, напитывая истосковавшуюся по влаге землю, омывая тротуары. Воздух пахнет озоном, но не свежестью. Ветра хватает ровно на то, чтобы нагнать тучи, а потом воздух замирает. Дневная жара превращается в духоту, что проникает в каждую пору, расползаясь под кожей, оседая на ней испариной. Но вот светлеет, и кажется, что дождь сейчас прекратиться, выпустит на волю ветерок, что разгонит тучи. Только впечатление это обманчивое – уже через минуту начинает лить еще сильнее.

Диана сидела на веранде, обдуваемая настольным вентилятором. Сегодня Лена настояла, чтоб она пообедала в кругу ее семьи. Да и Диана не сопротивлялась – хватило бы пары шагов под открытым небом, чтоб промокнуть насквозь. И никакой зонт не спас бы. Настроение Дианы можно было сравнить с погодой – не знаешь, что ждать дальше.

После возвращения от Алика она какое-то время не находила себе места, ругая на чем свет стоит. Зачем? Зачем она согласилась на этот поцелуй?! Что и кому хотела доказать? Почему вдруг сама этого дико захотела?..

Что-то перевернулось в ее сознании, когда губы Алика коснулись ее. Произошел взрыв мозга, во внутренностях образовалась воронка, в которую теперь засасывало все ее эмоции. Но они продолжали рождаться, воспоминания о поцелуе вспыхивали в голове, заставляя сердце колотиться на пределе возможности, а Диану задыхаться совсем не от духоты на улице.

Она прижимала пальцы к губам и вспоминала… Вот он склонился к ее лицу, обдавая его теплым дыханием. Она замерла, боясь шевельнуться. Глаза в глаза, его становятся все ближе, пока картинка не начинает расплываться, а она – тонуть в этих золотистых озерах.

Его губы… Они сначала коснулись ее слегка, даже невесомо, а потом прижались сильнее, заставляя открыться навстречу. Их дыхание смешалось, а голова Дианы пошла кругом. Языки переплелись одновременно с тем, как руки Дианы обхватили Алика за шею, зарылись пальцами в шелковистые волосы. Больше она ничего не видела и не слышала. Шквал новых ощущений был настолько силен, что смыл все остальные мысли. Она только и понимала, что этот поцелуй – самый приятный в ее жизни. А еще она даже примерно не ожидала, что такое возможно.

Какая там работа! Сколько ни пыталась, Диана не могла сосредоточиться на романе. Раскрытая тетрадка уже пару часов как просто лежала на столе. Для виду, для маскировки… чтоб никто даже не догадался, что творилось сейчас в душе Дианы. Для всех она была занята работой, но сама-то знала, что это не так. Перед мысленным взором все время всплывал облик Алика, его лицо, глаза, и то как он смотрел на нее перед тем как поцеловать.

Раз за разом она переживала тот момент и понимала, что хочет повторения, а то и продолжения. И эти мысли особенно пугали. Ведь это Алик ее целовал – тот самый Алик, который ей так не понравился с первого взгляда, чьи жизненные принципы шли вразрез с ее, который взращён был на традициях, чуждых Диане. С момента знакомства она отнесла его к категории людей, с которыми избегает общения. Просто потому что они не такие, что ей не комфортно в их обществе, что интересы их разнятся, не находя точек соприкосновения. Таких людей Диана избегала по жизни, стараясь относиться к ним лояльно, не осуждать. Ведь она не могла не понимать, что если мы чего-то не принимаем, совсем не обязательно, что этого не может быть. В конце концов, в жизни есть куча всего, что претит именно ее душе. Но оно есть, и от этого никуда не денешься.

Они с разных полюсов. Даже родились: она на севере, а он на юге. У него большая, нет, даже огромная семья, дружная и шумная. А у нее – только мама, да семья тети. Надеялась, что вскоре появится своя семья, и даже считала, что она у нее почти есть, но и тут не получилось. Он привык жить, окруженный людьми, она же любит одиночество. Нет, она, конечно же, тоже любит людей, но в качестве объектов для наблюдения. В свое личное пространство мало кого впускала. И Алик в него попал случайно, по какому-то нелепому стечению обстоятельств.

Чем дольше Диана думала, тем меньше находила точек соприкосновения с соседом, тем прочнее в сознании укоренялась мысль, что поцелуй можно считать случайностью. Только вот в одном она никак не могла себя убедить, что не настолько он ей и понравился, чтобы хотеть повторения. Тут уже разум рассудил самостоятельно, а фантазия подкидывала картинки, как Алик снова ее целует, как замирает она от восторга в его объятьях.

Диана до такой степени извелась от всех этих мыслей и вынужденного безделья, что с радостью сбежала из дома, как только дождь перестал. И ей было даже плевать на духоту и влажные испарения под палящим солнцем. Главное уйти подальше от того места, где, она точно знала, находится Алик. Вряд ли он выбирался из дома в такую погоду. И еще желательно не думать, как он реагирует на случившееся между ними.

По сравнению с утром море заметно разволновалось. Наверное, такие волны еще нельзя назвать штормом, Диана не сильна была в подобной классификации, но они уже агрессивно обрушивались на берег, заливая половину пляжа. Желающих искупаться в волнах не наблюдалось, и пляж показался ей неожиданно пустынным. Но и такое море Диана любила, признавая его право на недовольство.

Она устроилась на каменном парапете набережной, в той ее части, что пряталась под деревянным навесом и оставалась сухой. Камни оказались теплыми и сидеть на них, свесив ноги, было приятно.

Бушующая стихия завораживала, шуршание волн странным образом успокаивало ураган в ее душе. Постепенно и мысли потекли более плавно. А когда солнце спряталось за новой тучей, и дышать стало легче.

По пути на пляж Диана купила себе колу и чипсы. Любила она побаловать себя иногда вреднятинкой, как сама называла такую пищу. И сейчас с удовольствием хрустела, прихлебывая из бутылки, и наблюдая за взлетающими и идущими на посадку самолетами. Совсем рядом находился аэропорт. Целыми днями народ прибывал на отдых и отправлялся после него домой. Кому-то, наверное, не нравился шум турбин, но Диана находила в этом дополнительное очарование. Даже близость аэропорта она относила к разряду всей той экзотики, что ее окружала на отдыхе.



Надежда Волгина

Отредактировано: 28.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: