С небес на землю

Размер шрифта: - +

Глава 2

Я лечу? Я чувствую это, но не так как обычно. Странно... Я падаю! Причем скорость моего падения достаточно быстрая. Что же происходит? Я чувствую тяжесть своего тела и пытаюсь сделать взмах крыльями, но тщетно. Меня как магнитом тянет вниз. Вниз? Я падаю вниз?

Падаю, падаю и тут же ударяюсь обо что-то. Что это? Железо? Стекло? Меня отбрасывает в сторону, и дальше я уже мягче приземляюсь на... асфальт. Чувствую жгучую боль в голове, вся кожа горит огнем. Боль? Разве Ангелы могут чувствовать боль?

И вот, оттолкнувшись от асфальта, я взлетаю вверх. Боль тут же отступает. Не понимая, что происходит, пытаюсь снова взмахнуть крыльями, но не чувствую их за спиной. Тем не менее, я уже лечу вверх.

Когда я достигаю Небес, до меня, наконец, начинает медленно доходить. Я вмешалась в судьбу чужого подопечного, меня ждет наказание... Неужели меня сошлют на Землю?

Передо мной Суд – десять Архангелов сидят за длинным столом из темного дерева, перед каждым из них лежит молоток для вынесения приговора. Их глаза непроницаемы, они смотрят куда-то далеко перед собой. Манима находится среди них, и его взгляд также отчужден.

В груди у меня все сжимается, он даже не смотрит в мою сторону. Я с мольбой смотрю на него, зная, что оправдания мне нет. А ведь он предупреждал меня...

Выходит Верховный Судья. Его мантия белоснежна, как и его длинные волосы. Он задумчиво трет переносицу рукой, немного прикрыв глаза, как будто что-то вспоминая.

– Молотки Вам не понадобятся, – наконец-то оглашает он, поднимая правую руку вверх. – Ангелу Джанике было вынесено последнее предупреждение, и она нарушила его. Архангел Манима, – судья поворачивается в сторону стола, – Вы предупредили Ангела?

– Да, Ваша Честь, – его голос звучит бесстрастно.

– Ангел, Вы приняли предупреждение?

– Да, Ваша Честь, – я опускаю голову больше не в силах смотреть на отрешенное лицо Манимы. «Да, Ваша Честь», «Да, Ваша Честь», «Да, Ваша Честь» – голос Манимы как молоток стучит у меня в голове. У меня возникает желание закрыть уши руками.

– Без обсуждения! Вы приговорены к ссылке на Землю на неопределенный срок. Через какое-то время, Небесный Суд пересмотрит дело и решит, когда вам возвратиться. Это может быть один, два, десять или двадцать человеческих лет. Вы согласны с приговором, Ангел Джаника?

Я глубоко вздыхаю и обреченно шепчу:

– Да, Ваша Честь.

Как будто у меня есть выбор…

Судья продолжает:

– С этого момента вы – Душа. Вам велено возвращаться в ваше тело, которое уже находится на Земле, и жить далее по ее законам. Суд окончен!

После заключительных слов Судьи я словно проваливаюсь в яму и лечу вниз с бешеной скоростью. Все-таки лечу, а не падаю – это, наверное, лучше. Наверное… Неожиданно я чувствую сильный толчок в спину и тут же погружаюсь во тьму.

Я слышу рядом чьи-то голоса. Они то отдаляются, то приближаются ко мне. Пытаюсь открыть глаза, но они как будто слиплись. Поднимаю руки, чтобы потереть их, но не могу, потому, что они связаны чем-то непонятным. Что это такое? Какие-то провода? Я снова слышу все те же голоса.

– Она очнулась! – тихо говорит какая-то женщина возле меня.

– Я уже и не наделась, доктор говорил, что она безнадежна, – голос другой женщины полон соучастия и жалости.

– Еще бы, пролежать неделю в коме. Пойду, позвоню мистеру Блэку, – первая женщина засуетилась.

– Может позже, Лиз, дай ей прийти в себя, она столько всего натерпелась, – уговаривает ее вторая.

Она? Это про меня? О, Боже, я – женщина?

– Ладно, позвоню после обеда, он мне между прочим пятьдесят долларов дал, просил сразу ему позвонить, – хвастается Лиз.

Вот уж неприятная особа!

Вторая женщина только глубоко вздыхает.

Я с трудом открываю глаза. Белая больничная палата. Возле меня стоят две медсестры. Одна из них, стройная голубоглазая блондинка.

– Ой! Вот мы и очнулись! Я за врачом, – бросает блондинка и тут же выбегает из палаты.

– Как вы себя чувствуете, мисс Смит? – спрашивает другая – молодая смуглая девушка с раскосыми глазами и волосами шоколадного цвета, и я узнаю голос «доброй» медсестры. – Меня зовут Анна Тревис, я медсестра. Сейчас к вам придет доктор. Может вам что-нибудь нужно? – она говорит это с такой заботой, что я чувствую желание непременно что-то у нее попросить.

– Воды, пожалуйста, – хриплю я.

Я – мисс Смит? Человеческое имя почему-то вызывает у меня улыбку.

Анна протягивает мне воду и тоже улыбается:

– Ну вот, значит уже лучше.

Я пью воду.

– Как тебя зовут? – тепло спрашивает она.

И в самом деле, как? Наверно такого имени как у меня у людей не бывает.

– Джан... Джэн... Дженнифер, – выдумываю я на ходу.

– Хорошо, я буду звать тебя Джэн, – Анна склоняется к изголовью кровати и достает больничную карту, куда записывает мое имя. Вдруг спохватывается.

– А фамилия?

– Я... я... не знаю, не помню. – Тут я теряюсь, не совсем понимая значение этого слова.

Медсестра хмурится.

– Адрес свой помнишь? Из родственников в городе кто-нибудь есть?

Я задумчиво смотрю в потолок.

– Не помню, – я пожимаю плечами и понимаю, что все мое тело ужасно болит. Я морщусь от этих новых и довольно неприятных ощущений, но мне совсем не хочется расстраивать Анну Тревис.

– Ладно, разберемся, – говорит она, сочувственно глядя на меня.

В палату без стука входит мужчина в очках лет пятидесяти.



Виктория Романова

Отредактировано: 07.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться