С небес на землю

Глава 3

На мое удивление, дни в госпитале летели очень быстро. Особенно в те дни, когда была смена Анны. Быстро оббегав с утра все остальные палаты, она неслась ко мне, и мы вместе завтракали. С ней мне было легко, спокойно и очень интересно. Анна рассказала мне много нового обо всем на свете, о стране, в которой мы живем, о клинике и его обитателях, о себе и своей семье. В прошлом году она окончила с отличием Медицинский Колледж и теперь проходит практику здесь, а также учится заочно в Институте, чтобы стать, как она говорит – «настоящим врачом». Ее родители и две младшие сестры живут в Филадельфии, в небольшом домике на берегу реки Делавэр. Отец Анны, коренной американец, работает дантистом, именно поэтому она всю жизнь мечтала стать врачом. Мать у Анны китаянка (что объясняет раскосые глаза девушки) ведет домашнее хозяйство.

Анна без устали рассказывала мне о своем счастливом детстве, о школе, колледже, поклонниках и своей первой любви. За эти дни я поняла, что могу слушать ее часами, впитывая каждое слово и при этом, безгранично доверяя всему, что она говорит.

Бумаги мистера Блэка я, конечно же, подписала (от греха подальше) и вернула его адвокату, как было условлено. Анна одобрила их, так как помимо всего прочего, оплаты лечения и моего содержания в больнице, он приложил чек на десять тысяч долларов – моральная компенсация, так сказать. «Не каждый бы сделал это», – сказала Анна, и нам обеим пришлось согласиться с тем, что он, в принципе, оказался довольно щедрым.

Спустя две недели Анна зашла ко мне в палату рано утром в приподнятом настроении.

– Сегодня тебе снимут швы, – радостно сообщает она и открывает оконные жалюзи, а с ними и окна. Раннее летнее солнце ярко разливается по комнате, теплый свежий ветерок играет с ее волосами. Ее возбуждение и радость передается и мне, хотя я не совсем понимаю, что именно так ее обрадовало. Я сажусь на постели.

– И что это значит? – Мне ужасно интересно.

– Это значит, что скоро тебя выпишут! – Анна широко улыбается и хлопает в ладоши.

Моя радость сменяется растерянностью, а после паникой. И что же дальше? Что меня ждет за стенами госпиталя? Что мне делать дальше? Куда идти?

Анна видит мою неожиданную реакцию.

– Эй, ты чего? – и она как всегда присаживается на край моей кровати, заботливо обнимает за плечи и участливо смотрит мне в глаза.

– Мне некуда возвращаться, – я понимаю, что не могу рассказать ей всю правду. Тогда уж она точно подумает, что я не дружу с головой, – у меня никого нет, – на глаза снова наворачиваются предательские слезы.

Да, я думала об этом и раньше, но тогда мне казалось, что этот день еще очень далеко. Кого я обманывала. Не могу же я провести всю жизнь на больничной койке.

Анна ласково улыбается мне и гладит рукой по голове.

– Поживешь пока у меня, все равно одна комната пустует, – с хитрой улыбкой она наблюдает за моей реакцией. – Постепенно придешь в себя, найдешь работу, а там, может, и квартиру отдельную снимешь... А хочешь – останешься жить у меня.

– Анна – ты ангел! – я не устаю это повторять и крепко обнимаю ее. Теперь мне действительно есть чему порадоваться.

– Ну тебя. – Анна быстро стирает с глаз непрошеные слезинки. Ну почему все женщины такие плаксы? – Тебе притащить что-нибудь со столовой? Нужно позавтракать сейчас, доктор Мори придет где-то в девять.

– Да возьми, все равно что, – сейчас я и думать не могу о еде и соглашаюсь только потому, что Анна просто заставляет меня есть, так как считает, что я ужасно худая.

– Хорошо, худышка ты моя, – она качает головой, мол – так и знала, что есть ты не хочешь.

Через двадцать минут мы уже завтракаем булочками с чаем и обсуждаем наше дальнейшее совместное проживание.

– Анна, я точно тебе не помешаю? – я не могу свыкнуться с той мыслью, что буду жить у нее, и чувствую себя немного неловко.

– Господи, Джен, я все равно эту комнату сдавать хотела. Говорю же тебе – она пустая без дела стоит. А тут ты, – она тычет в меня своей булкой с шоколадом. – Думаю, что лучшей квартирантки мне не найти.

– Давай я тогда тебе за нее платить буду! За сколько ты думала ее сдать?

– Ты что? Я с тебя денег взять не могу. Ну, кто я буду после этого?! Я бы на твоем месте теми десятью тысячами так не раскидывалась. Тебе еще работу подыскать нужно, войти, так сказать, в нормальный жизненный ритм.

– Хорошо, – я задумываюсь над сказанным. – Давай тогда, когда я работать пойду, тогда и буду тебе за квартиру платить.

– Ты сначала пойди – а там поглядим. Ты вообще еще очень молода. – Тут Анне вдруг что-то приходит в голову, она оживилась. – Может, ты даже еще учишься, только не помнишь где? Я в твои годы еще училась. Тебе ведь больше двадцати не дашь, ну... двадцать один максимум. Ты, наверно, и не работала еще никогда.

Я вспоминаю слова Манимы – «По людским меркам тебе пятнадцать-двадцать лет, совсем еще подросток». Ох, Манима... Как эта прошлая жизнь теперь от меня далеко. Мне становиться немного грустно.

Анна видит мою реакцию.

– Не расстраивайся, ты все вспомнишь! Я уверенна! Прости, я не хотела портить тебе настроение.

– Все нормально, Анна. Думаю, что вряд ли когда-либо работала... Училась? Возможно.

Да я даже на своих ошибках не училась, что уж там...

В дверь постучали.

– Ой, это доктор пришел, – Анна вскочила. – Мне надо бежать работать, но я скоро вернусь – у меня для тебя сюрприз, – выражение ее лица стало загадочным и хитрым.

– О! – только и могу сказать я. Просто нет слов. Я обожаю эту девушку!



Виктория Романова

Отредактировано: 07.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться