С Новым Годом!

Глава 15

– Привет! Как дела? Оу! Ты ещё в кровати валяешься? Заболела? А я говорил, что ваши с Софи догонялки без шапок по морозу добром не кончатся… – я только сильнее натянула одеяло на плечи, заодно прихватывая и голову. – Эй! К тебе гости пришли! Это невежливо. – Миша сел на край кровати. – Искорка… что с тобой? – парень потянулся и развернул меня к себе. – Ё-моё! Это что такое? У тебя на меня аллергия уже!? Такое слёзоотделение!

– Тебе смешно?

Миша, мотнув головой, тяжело вздохнул – это, в последнее время, его самое популярное движение.

– Нет.

Парень потянулся ко мне, и я с тоской коснулась его горячих губ.

– Не плачь, я что-нибудь придумаю.

– Что?

– Пока не знаю. Мы решаем этот вопрос. Понимаешь, я хотел стать художником. Уже распланировал… нет, не жизнь. Своё обучение. Слишком далеко вперёд не заглядываю… хотя, как оказалось, мои планы весьма… Ладно, это не важно. Я учусь в школе искусств Грей с десяти лет, как решил для себя, что рисование – это моё. Успехи у меня… Хм… – Миша поморщился. – Не люблю хвалиться, но мне прочат хорошую карьеру. На школьных выставках я часто занимаю первые места… – Миша хмыкнул. – Часто – это всегда. На последней меня заметили… без экзаменов берут в абердинский университет, как закончу школу, естественно. А теперь… я не хочу улетать от тебя.

Размазав слёзы по щекам, нахмурилась.

– Нет, что ты! Так нельзя. Это твоя мечта, а от мечты отказываться нельзя! – Мои же слова причиняли мне невероятную боль, но я перестала плакать. Боялась, что Миша, сделав выбор в мою пользу, вместо того, чтобы стать известным художником, потом пожалеет о своём выборе.

«Хотя… как он может сделать его в мою пользу?! Орлов ещё не совершеннолетний! Никто его здесь со мной не оставит… он же не плюшевый мишка...»

Шотландец уныло улыбнулся, меняя тему разговора:

– Мама говорила, что в России принято забывать свои вещи, чтобы вернуться обратно… я принёс тебе свой альбом. Там...

Миша всё говорил, а я насмотреться на него не могла.

Сидела рядом, касалась коленом, бедром, держала его за руку, лишь бы быть ещё ближе.

Орлов замолчал, опять тяжело вздохнул и прошептал:

– У тебя такие необыкновенные глаза…

– Это у тебя они необыкновенные.

– И волосы… – парень будто не слышал, проводя пальцами по моей голове. – Я вернусь, ты только жди меня. Хорошо?

– Хорошо. Вы улетаете завтра?

– Нет. Мы улетаем сегодня вечером… но ты только не провожай меня, ладно? Пожалуйста… И не плачь.

– Я постараюсь, – сглотнула ком в горле и опустила взгляд, потому что влажность в глазах стала запредельной, повисая на ресницах крупными каплями.

– Обещай.

– Хорошо...

– Можно я с тобой молча посижу? – Миша обнял меня, притягивая ближе. – Что-то у меня сил нет разговаривать…

Какое-то время мы сидели в тишине, потом включили на ноутбуке комедию. Забавный сюжет и весёлые шутки не сорвали ни одного смешка.

Потом я застелила, наконец, кровать, и мы, обнявшись, легли. Смотрели, как снег сыплется с крыш и летит вниз, падая в завихрениях.

Глаза щипало от слёз и усталости, а в объятьях Миши было так тепло и надёжно, что я уснула.

Не знаю, сколько времени прошло, но когда проснулась, за окном было уже темно.

Неизменным остался только снег.

Он летел, обещая быть вечным спутником моей волшебной зимы и потрясающих каникул, которые я провела с Орловым Мишей – самым невероятным мальчиком из всех, что я когда-либо встречала…

От вида снежной картины за окном мне становилось легче.

Повернувшись, заметила на своём столе огромную кучу карандашей.

«Чьё это? Не моё точно...» – приблизившись, замерла от удивления, а слёзы снова бежали по щекам.

Мой портрет, нарисованный на весь альбомный лист и оставленный Мишей, согревал изнутри.

«Я правильно сделала! Нельзя ставить человека перед выбором, когда у него такой талант…»

«Я» на портрете спала. Пижама, кровать, волосы, разметавшиеся по подушке, сама поза – всё было моим. И нарисовал этот невероятный рисунок Миша!

Сверху страницы было что-то написано мелкими буквами.

Я прибавила свет ночника одним касанием пальца.

«Впервые рисую портрет в цвете… преподаватель гордился бы мной… но я оставляю рисунок с тобой… и все свои карандаши… и счастливый ластик… Я вернусь! Люблю тебя!»

Внизу листа стояла подпись, которую под рисунком ставит каждый художник.

Так тоскливо стало, но я тут же отогнала прочь слёзы.

«Обещала! Миша всегда обещания держит, и я буду! И он вернётся! Я в нём и минуты не буду сомневаться!!!»

Прихватив альбом, забралась обратно под одеяло.

Миша рисовал безумно красиво… наверное талант от мамы у него к рисованию, ведь она работала в Шотландии арт-дизайнером… да и дядя Никита не только в поединках участвовать умеет. Сейчас, насколько я знала, отец Миши преуспевал в индустрии компьютерных игр, а до своего успеха так же рисовал. Компьютерная графика – это не так-то просто, как всем кажется! Талант к искусству там нужен даже больше, чем художникам, пользующимся только холстом и красками.

Реки, озёра, удивительные просторы Шотландии, очень похожие на наши… только поля фиолетовые, синие или розовые… или и вовсе лазурные, точно жаркое море на южных островах. Всё зависело от вереска, «растущего» на рисунках Миши.



Янышева Ольга

Отредактировано: 06.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться