С Новым Годом!

Эпилог

Шотландское солнце уже давно настойчиво светило в окно спальни, пробиваясь сквозь серые облака, а я всё лежала на кровати и боялась открыть глаза.

«Мне двадцать пять лет! – Поморщившись, зажмурилась ещё сильнее. – Опять Мишка что-нибудь сегодня вычудит!»

Перед закрытыми глазами сразу пронеслись дорогие сердцу воспоминания, отматывающие время назад:

24 года – Исполнение моей мечты, выпытанной наглым образом с помощью нежных поцелуев и крышесносной близости.

Замок Уркхарт из Инвернесса… построенный ещё в средних веках на скале, возвышающейся над рекой Несс. Испокон веков он был центром различных вооружённых конфликтов, но сейчас вход в замок закрыт для посещений общественности, открыта только территория вокруг замка, и это меня просто убивало. Мы с Мишкой всю Шотландию облазили, а в замке не были!

Примерно за месяц до своего дня рождения, я и проговорилась… может специально? Ну… не суть! Важно, что мы провели волшебные сутки в компании друг друга! А ещё я подтвердила свои подозрения: мой муж – сумасшедший экстремал! Заниматься любовью на кровати, где ни одна королева Шотландии спала?!

«Фух! Выдыхай… Что там дальше?»

23 года – Парный прыжок с парашютом со скалы Хой, высота которой достигает 335 метров.

«No comments! Если в трёх словах – «я тоже сумасшедшая!»

Было очень страшно, но жутко интересно! Как вспоминаю, аж дух захватывает!

22 года – Мы соединили сразу два важных события: мой диплом филолога и двадцати двухлетие. Отправились в круиз вокруг земного шара. Сдуреть можно, сколько интересного и нового я увидела!

21 год – Предложение руки и сердца от Миши. Не знаю даже, кто кому подарок сделал – Орлов это «Да» буквально стряс с меня. Куда спешить, я не понимала, но согласилась – Миша потребовал исполнения своего второго желания, которое словно нарочно приберёг, настоятельно советуя исполнять пункты старого договора.

«Хммм… а через год меня с горы столкнул, дурашка. Вот так и верь в вечную любовь!» – я захихикала, сводя следующих друг за другом дня рожденья.

Свадьба состоялась у нас весной, перед защитой диплома.

20 лет – Тридцатиминутный фейерверк в кампусе Эдинбургского университета, который я смотрела из-за плеча Миши… очень часто закрывая глаза.

«Я так и не научилась получать удовольствие с открытыми глазами…» – ещё раз хихикнув, перевернулась на спину.

19 лет – Миша стал таким популярным художником в стиле «love story», применив его в живописи и написании портретов, что смог купить дом в Глазго. Он подарил его мне, доставив родных из Красноярска прямо туда.

Я рыдала – так соскучилась за год по родным.

Там же Орлов сделал мне первое предложение, на которое я ответила просьбой не спешить.

Впереди у нас была вся жизнь! Я училась, Миша был на последнем курсе своего абердинского университета… Какая семья? В моём представлении семья – это ужины вместе, ночь – в объятьях друг друга, дети (мама моя родная!)… у нас ничего этого не было. Я – в Эдинбурге, он – в Абердине… в разных городах, каждый по своим кампусам! Пусть мы встречались в выходные, но это всё равно не то.

Миша не обиделся… или сделал вид, что не обиделся.

До конца вечера я просидела в напряжении, которое смог снять только сам Орлов, затащив меня на крышу, когда я вышла на кухню помыть руки.

«Больше нас никто не видел в тот день…» – улыбка заиграла на моих губах.

18 лет…

«Ох… – Моё совершеннолетие вообще вынесло бы мозг любой девушке! – Оно оказалось противоречивым, наполненным полярными эмоциями…»

По порядку!

Во-первых, я впервые прилетела в Шотландию.

Во-вторых, мы с Мишей не виделись целый год! Я закончила школу и, после сотни семейных советов и тонны пролитых слёз, наконец, выгрызла себе разрешение на поступление в Эдинбургский университет. Дураку понятно, почему свой выбор я сделала именно в пользу филологического факультета города, несколько веков бывшего столицей Шотландии.

Папа с мамой расставались со мной очень тяжело, но они понимали, что их единственная дочь не может вечно просидеть возле них, держась за мамин подол.

Как сейчас помню: «Шереметьево», 23 июня…

«Осталось два дня до моего дня рожденья! Я стану совершеннолетней! Я смогу, наконец, по-настоящему стать взрослой...» – в груди всё замирало.

Я прилетела в Эдинбург, и тут мы подходим к пункту «в-третьих»!



Янышева Ольга

Отредактировано: 06.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться