С Новым годом, crazy frog!

Размер шрифта: - +

С Новым годом, crazy frog!

Куда ты хочешь больше всего попасть, там и есть твой дом. Только на небеса мало кто рвется. И правильно: глаза от сини беспредельной режет, ветер до костей продувает, тучи-кучи летать мешают и музычка так себе...

Но он давно в ангелах, привык, уже и не помнит, кто он и откуда…

 

— И куда тебя теперь? — Лиза стояла у зеркала в прихожей и выбирала, какой из двух шарфов надеть.

Таня вздохнула и виновато повела плечами:

— Я это... в городе остаться хочу... типа квартиру снять, может...

— Я не знаю... — Лиза не могла понять, что лучше: зеленый шарф, эффектно контрастирующий с ее медно-рыжими волосами, или ярко-алый, который будет ярко пламенеть на фоне засыпавших город снегов. — Не знаю, чем тебе и помочь... я бы тебе предложила у меня пожить, но как раз на праздники должны приехать родичи Вадика из деревни... мать, тетка, племянник — толпа народа…

— Да я это…

— Ты ж мне не чужая... просто положить тебя сейчас некуда...

Серьги в Лизиных ушах качнулись, как и те внутренние весы, на которых она всегда взвешивала каждое решение: алый или зеленый? положить Таньку на раскладушке в кухне или все-таки отправить восвояси? И принесло же ее не вовремя. Танька — вот это юное создание с коротко стриженными ярко-рыжими волосами и тоннелями в ушах — была дальней родственницей Лизы. Родом они обе были из маленького городка, зависшего между двумя областями. Летом Танька приезжала подавать документы в институт, но не прошла по конкурсу и теперь вот валяла дурака и ругалась с родителями.

— Тань, может, ты бы ехала домой, а? А после праздников приезжай — примем как родную... Я тебе на билет дам...

— Ну... Даже не знаю... Может типа к кому на хату можно? У меня деньги есть... Заработала, соседке помогала, с малыми сидела...

— В гостиницу попробуй, если тебе так уж приперло, но мне кажется, там цены космические...

— Слушай, а че там с этим... с Олегом?

Лиза поежилась: к душе прикоснулось память, а руки у нее как у покойника.

— Что-что... Ничего... По-прежнему. Бизнес свой ведет. Если, конечно, будка, где технику ремонтируют, это бизнес... «У Паши», при входе на рынок привокзальный...

Они встречались три года. Все так красивенько было: они друг у друга первые, цветы, прогулки по городу. Лиза думала, что они поженятся после института (он учился в политехе, она — в педе, классическая пара). Немножко нелепо, но она даже переживала, что у их дочери будет такое неудачное отчество — Олеговна. Оле-чего-чего?-говна! Задразнят же! Лиза даже мысленно проводила с ней, с дочерью, разъяснительные беседы, чуткие, доверительные: «Доченька, у тебя чудесный папа и прекрасное отчество!»

Но все пошло не так. Когда Лиза и Олег учились на третьем курсе, зимой, только снег выпал, случилась беда — машина, в которой ехали родители Олега и его маленьких брат Гоша, попала в аварию. Погибли все.

Лиза понимала, что любимому тяжело. Немножко стыдно: лелеяла надежды, что именно она своей заботой и любовью отогреет его сердце, замерзшее мгновенно до самого дна. Она старалась, старалась изо всех сил! Но Олег ушел в себя, стал резок, как нашатырь. Она так хотела спасти отношения, но он... он просто наплевал на все! Бросил институт, отслужил в армии, вернулся. Устроился работать в эту будку на рынке: в технике разбирался.

Лиза защитила диплом, устроилась на работу. Все должно происходить вовремя: образование, замужество, дети. Упустишь что-то — и все, жизнь расшаталась, как та старая табуретка, на которую недавно Вадик встал, чтобы надеть на верхушку елки звезду. Хрясь — и лежишь на полу, смешно и больно.

С Олегом вроде встречались, но... предложения он не делал. А тут познакомилась с Вадимом, он начал ухаживать... Лизка какое-то время встречалась параллельно с обоими (немножко некрасиво, но что поделать: как выбрать не сравнив?). Вадик нравился ей куда меньше Олега, но взял — да и сделал предложение. И Лиза согласилась. Да, он гораздо старше ее, некрасив, неуклюж, и эта мерзкая привычка повторять все по триста раз...

...а у Олега и чувство юмора, и ямочка на подбородке, и глаза зелено-голубые, весенние...

Те-ле-фон. Резкая танцевальная мелодия, мысли разрезаны, как шредером. И выброшены в мусорку. Туда им и дорога.

— Лиз, ты это... выходишь или нет?

— Я иду.

— Лиз, поезд в шесть. Уже выходить бы надо.

— Я иду, иду.

— Лиз, в шесть прибытие. Все-таки уже пять тридцать. А они ж неместные… еще уйдут с платформы, потом ищи их...

— Иду уже! Таню еще подкинем.

— А успеем? В шесть же…

— Успеем. Ей тоже на вокзал. Тань, слушай, а хочешь шарф? Смотри, тебе как пойдет... Бери, бери, это тебе на Новый год... Идем, Вадь, спускаемся уже…

Пока Танька что-то там запиналась про то, что она-то без подарка, Лизка быстро обмоталась алым шарфом и утащила Таньку за собой. Смешная она, конечно: тощая, долговязая, в черной куртке (рукава ей, кажется, коротковаты, а неловкие красные руки не с первого раза умудряются уцепиться за собачку молнии), но зеленый шарф с ее оранжевыми волосами сочетается замечательно.



Эмилия Галаган

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться