С профессором шутки плохи

Глава 2. Снова в Кардеме

Глава 2

Снова в Кардеме

Матушка до последнего сопротивлялась моему отъезду. Даже в обморок упала – конечно, не на пол, а на кстати подвернувшуюся кушетку. Но даже это меня не остановило. Единственной проблемой казалось отсутствие мантии. Чтобы её пошить, пришлось бы задержаться дома. К счастью или нет, времени на это не было, и к обеду я уже скакал в сторону Кардема.

Только когда стены родного дома исчезли за спиной, пришло осознание – я решил вернуться. И впервые спросил себя – зачем? Вспомнился месяц, проведенный в тюрьме. Те мысли, которые возвращались снова и снова. Тогда я говорил себе, что больше не позволю делать из моей жизни разменную монету. Что не позволю втянуть в политические интриги. Не стану потакать крону и Мартису. И что в итоге? Мчу туда, где все началось. Как Мартису удалось так глубоко просчитать ситуацию? Ведь не зря он позволил мне остаться в академии. Не зря подарил ларабанский меч. И если бы я не знал, что Реус не подчинится никому, кроме меня, то и его бы заподозрил в слежке. Чего добивает Верховный Жрец? Там, в тюрьме, мне вдруг подумалось: а если он хочет, чтобы трон достался Ленору? Все было бы логично.

При дворе появляется некто Киримус дер Гарден. Представитель аристократического рода с сомнительным прошлым – я так и не узнал, почему родители отказались от сына и отправили его воспитываться в храм. Гардена назначают в наставники принцу Дарентелу. Сколько он был его наставником? Более пяти лет – это точно. И с магией принца, ранее мощной и послушной, начинают происходить невообразимые вещи. Сила выходит из-под контроля, и в порыве злости Дар убивает Агнию. Которая, как выяснилось, была Гардену не безразлична. Притом, что он ухлестывал за Мией.

Я снова и снова раскладывал в голове эти события, как пасьянс. То, что на силу Дара повлиял Гарден, не вызывало сомнений. Но как он это сделал? У Дара ведь нет врожденной аномалии.

Идем дальше. Я появился в академии, присматривал за Ленором, а жрец, наверняка, уже оценивал, как меня использовать. Поначалу все шло тихо и мирно. Но крон, скорее всего, что-то заподозрил и выслал Гардена из столицы. Официально – из-за Мии. Мия мчится в академию – возвращать возлюбленного. И находит другого.

Тут следующая странность – нам назначают практику в столице, во дворце крона. И вдруг крон отправляет к нам Дарентела. С какой целью? В тюрьме пришел к выводу, что крон и жрец добивались разных целей. Крон – чтобы я следил за Даром и доложил ему в случае чего. Что я и сделал. Жрец – чтобы ребята, у которых характеры не сахар, устроили принцу испытание на прочность и довели до срыва. Или почти до срыва.

И вот на балу Дарентел ждет, что его лучший друг и наставник Гарден сможет убрать с дороги крона, а самого Дара возвести на престол. Есть вероятность, что Гарден сам внушил Дару мысль о перевороте, зная его амбициозность и самолюбие. Итак, принц ждет переворота – а получает удар кинжалом от бывшего друга. Ситуацию усугубляет незыблемое доверие Дара к Гардену. Что мы получаем? Принц, состояние которого и так расшатано мною и студентами, сорвался. Кого-то ранил. Хорошо, хоть не убил. Если бы мы, как и говорил крон, наслаждались балом, а не следили за принцем, были бы погибшие. Потому что просто не успели бы вмешаться.

Результат? Арантия гудит – наследник престола чудовище. Крон тоже зол – сыночек устроил заговор, чтобы ускорить процесс получения трона. И право наследования может плавно перейти в Ленору. Младшего принца никто в глаза не видел. О его силе знать не знают. А когда он займет место крона, будет поздно что-то менять.

Красивая партия, в которой мне не понятно только одно – причина существования Кардемской магической академии.

Для чего Верховный Жрец уговорил крона её открыть? Почему она до сих пор действует? И зачем туда снова отправляют меня?

К вечеру второго дня вдали показались знакомые башенки – и сердце радостно забилось. Вот и академия. Скрытая от чужих глаз, но у меня в кармане – пропуск. А, значит, путь открыт. Я пришпорил усталую лошадь. Еще немного!

Первое, что порадовало – у ворот больше не дежурили илоты. Я просто прислонил пропуск к засову, и тот медленно отворился. За стенами ничего не изменилось. То же величественное здание академии тянулось к небу четырьмя башенками. Из-за него выглядывало общежитие, манило маячками светящихся окон. Слева простирался парк. Где-то там – моя любимая беседка. Я спрыгнул с лошади, до конца не веря, что вернулся. Может, это сон?

- Аланел!

Какой там сон. От дверей академии ко мне мчался вихрь. И судя по голосу…

- Братишка, - Элена повисла у меня на шее. – О, боги! Наконец-то! Я чуть с ума не сошла, когда получила вести из столицы. А домой не отпустили. Аль, живой. Не знала, что и думать.

В сумбуре её речи можно было различить только отдельные фразы. Элена плакала и смеялась одновременно. Стоит признать, она изменилась. Похудела, осунулась. Но разве матушка ей не написала, что я дома?

За спиной сестры маячил Петер. Как всегда, сама серьезность. Он сдержанно кивнул и сказал:

- С возвращением.

И правда, вернулся. Огляделся по сторонам, пытаясь окончательно поверить в это. Кардем. Как мне хотелось сбежать отсюда в конце учебного года! И как потом тянуло обратно. Оказалось, что подготовка к лекциям и практическим – не такая уж тягомотина. И привычная рутина стала желанной, как никогда.

- Госпожа Айдора сказала, что ты приедешь сегодня, вот мы и ждали, - Элена повисла на моей руке и отцепляться отказывалась. – Целый день туда-сюда бродим. Студентам не говорили, а то они и академию разберут. Так расстраивались! Ты бы только знал! Еле успокоила. Но не переживай, уже все в порядке, успеваемость нормальная. С первокурсниками, правда, не ладят. Двойняшки одного подожгли. Регина с Джемом попросили им общую комнату выделить. Мы, конечно. Пошли навстречу – семья есть семья. Как там мама? А папа?



Ольга Валентеева

Отредактировано: 03.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться