С профессором шутки плохи

Глава 5 (2)

Захватив книгу, еще немного побродил по библиотеке, пользуясь странным расположением хранителя. Но больше ничего интересного не обнаружил, поэтому подождал, пока кот заполнит свиток, и уже шел к двери, когда меня окликнул Дар:

- Зачем тебе ларабанская магия? В оружейники решил податься?

- Нет, - обернулся я. – Хочу разобраться со своим имуществом.

Принц, кажется, заинтересовался, потому что отодвинул очередной талмуд.

- Что у тебя? Меч?

- Меч, - главное, чтобы посмотреть на Реуса не напросился. Сам-то вряд ли без клинка приехал. Только не торопится кому-то показывать.

Принц кивнул и отвернулся. Как это понимать? Мол, «разговор окончен»? Я вернулся в комнату. Реус висел на стене напротив входа. Давно понял, что лучшей защиты не сыскать, а стащить верный меч ни у кого не выйдет. Поэтому решил, что пусть наблюдает за дверью. Как показала практика, лучший метод от воров и недоброжелателей.

«Что хочешь вычитать?» - поинтересовался Реус, стоило опустить книгу на стол.

- Ты ничего о себе не рассказываешь, - ответил я, открывая первую страницу. – Придется самому что-то узнавать.

«Любопытный ты», - по тону было неясно, доволен меч или нет. Но не заставит же он меня тащить книгу обратно? Поэтому я приступил к чтению. И не отрывался от книги до самого ужина. Потому что более полного источника информации пока не видел. Оказалось, что ларабанская магия имеет в основе две составляющие – кровь и смерть. Не самое приятное сочетание, но, учитывая силу оружия, которое создают таким способом, ничего удивительного, что к подобной магии обращаются снова и снова. Для начала выковывают носитель. В моем случае – меч. Затем ищут нужного человека. Есть определенные условия. Во-первых, он должен быть при смерти. Во-вторых, добровольно отдать часть своей силы в пользование магу. И, конечно, он сам должен быть магом, потому что оружие получит часть его способностей.

Находясь на пороге смерти, маг произносит заклятие, и часть его силы и памяти помещается в оружие. С ним обращаются крайне осторожно, потому что первый, кто коснется его незащищенными руками, признается хозяином. И забрать оружие можно только в случае его смерти, хотя тогда оно теряет львиную долю свойств и в скором времени превращается в прах. Вспомнился лже-торговец Мартис. А ведь он действительно не брал меч голыми руками. Только в матерчатых перчатках. И кинжал передал осторожно. А вот я хватался за Белану. Почему тогда она не отвергла ни меня, ни Элену? Может, потому, что мы - родственники?

Оказалось, я был недалек от истины. Оружие можно передать по крови. Кровники могут прикасаться к клинку, если не было другого распоряжения хозяина. Значит, Белана и правда признает нас обоих.

Интересным был и тот факт, что если в клинок заключена сила родственника, он обладает куда большей мощью. Удружил мне дядюшка. И Мартис удружил.

Покосился на Реуса – тот никак не комментировал мои мысли. Будем считать за знак согласия.

А вот свойства ларабанских клинков занимали несколько страниц. Они и яды нейтрализовали, и темную магию могли почувствовать, и даже защитить от приворота. Вот полезная штука!

«Я – не штука», - недовольно пробурчал собеседник.

- Конечно. Ты – мой друг, - поспешил ответить я.

Ужин попросил принести в комнату. Наскоро проглотил пищу, почти не чувствуя вкуса, и снова вернулся к книге. Зачитался так, что не заметил, как уснул за столом. А проснулся от оглушительного грохота в дверь.

- Открывай! – что-то голос подозрительно знаком. Никак, его высочество в гости пожаловали. Что, табурет исчез? Или, наоборот, вместо табурета появилось нечто? Поплелся к двери, провернул ключ, и в комнату влетел разъяренный принц в сопровождении обоих охранников. Какой почет.

- Где он? – Дарентел вцепился в ворот рубашки и приподнял меня. От такой наглости я сначала опешил, а затем двинул принцу в бок что есть силы. Магия – магией, а физические упражнения никому не помешали. Дар разжал пальцы и зашипел от боли. Что-то я переборщил.

- А теперь сядь и объясни, что такого стряслось за те недолгие часы, что мы не виделись, - предложил я, присаживаясь обратно в кресло.

- Мой меч, Серебряная молния. Он пропал, - поникшим голосом ответил Дарентел.

- Пропал? – ввиду того, что я только что прочитал, стало ясно, что взять меч не мог никто, а кровников Дара поблизости не было. – Когда ты это обнаружил?

- Как обнаружил – так и пришел, - раздраженно ответил принц, уразумев, что здесь его меча нет.

- И где он был?

- На дне одного из сундуков. Я еще не доставал его после приезда. Что ж, раз ты – не вор, я пойду.

И маленькая процессия покинула мое скромное жилище. Проще всего было забыть о принце и лечь спать. Но я обещал Ленору, что присмотрю за его братцем. Да и потом, пропажа меча казалась странной. Дар не мог его потерять. Не мог где-то оставить. И чужой к нему не прикоснулся бы. Вытащили еще во дворце? Или… Что? Здесь есть кто-то кронских кровей?

Я еще раз проклял Верховного Жреца и поплелся за принцем. Догнал его на входе в студенческое крыло.

- Чего тебе? – обернулся высочество.

- Хотел помочь, но если не нужно, так и скажи, - вразрез со словами, я догнал принца и шел с ним вровень.

Тот промолчал. Мы добрались до дальней комнаты. Телохранитель отстранил Дарентела и шагнул за порог первым. Зажегся светильник, озаряя простую обстановку, идиллию которой нарушал только открытый сундук и валявшиеся вокруг него вещи. И кто возит оружие в сундуках? Хотя, вряд ли Дару разрешил бы ехать сюда вооруженным.

- Значит, меч был здесь? – склонился я над сундуком.

- Да. Лежал на самом дне, - ответил принц.

- Его могли вытащить по дороге?



Ольга Валентеева

Отредактировано: 03.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться