С профессором шутки плохи

Глава 16 (2)

Когда мы подоспели в зал, Айдора уже начала говорить. Если честно, мне не хотелось слушать речь. И пришел я скорее ради соблюдения приличий. Но вместо того, чтобы очередной раз вслушиваться в нескончаемую череду поздравлений, переглядывался с Милли. И казалось, будто стена между нами рухнула.

- Аль, отвлекись на секунду от своей пассии, - прошипела на ухо Элена.

- Она мне не…

- Не ври, - перебила меня сестра. – И слушай, а не глазей по сторонам.

И правда, что-то я забылся. А ведь еще есть первокурсники, которые до сих пор не ответили за своё преступление. Элена вовремя меня отвлекла. Пора плести иллюзию. Долгосрочная иллюзия – дело хлопотное, и требует немало сил.

- В честь богини Адалеи, - заканчивала Айдора речь, - вас ждет подарок – праздничный фейерверк. Прошу всех выйти на балконы или в сад.

Я не хотел пропустить все веселье, поэтому увлек Милли к ближайшему балкону. За нами сомкнулась толпа студентов. Раздался первый залп, и небо окрасилось сотнями разноцветных огней. Они взлетали над землей, образуя немыслимые фигуры – цветы, сердца, шары. Великолепно! Я смотрел, затаив дыхание и забыв обо всем на свете. Милли сжала мою руку и замерла рядом.

Но вот волшебство растаяло, и заиграла музыка финального танца.

- Еще один танец? – протянул Милли руку.

- С удовольствием, - ответила она.

Приятно было вальсировать по залу с девушкой, о которой всегда мечтал. И я забыл обо всем на свете, кроме своей маленькой мести. До конца танца оставалось совсем чуть-чуть, когда сразу в нескольких местах послышался хохот и вскрики.

- Что там? – потянулась Милли.

- Ничего, что заслуживало бы нашего внимания, - музыка закончилась, и я выпустил Милию из объятий.

- Нет, надо взглянуть.

Милли уверенно пробиралась через толпу. Я шел за ней, надеясь, что она не убьет меня на месте. Но даже я – зачинщик этого бедлама – не смог сдержать смеха, когда увидел группку первокурсников. Они пытались пробиться к двери. Получалось не особо. Зато все могли лицезреть их свиные пятачки и длинные хвосты, выглядывающие из-под юбок платьев и из штанов. Милли тут же окутала студентов защитным коконом – мудро, ведь у них всех аномалии.

- Дайте пройти! – взревел Рикард и понесся прочь, к выходу. Зрителям пришлось расступиться. Особенно, когда вокруг Ардиса одновременно заплясали язычки пламени и струйки воды. Дилора тоже едва сдерживала водную стихию.

Первокурсники добрались до двери и вылетели из зала. Думаю, такой позор они не скоро забудут. А иллюзию я подобрал знатную – зацикленную на моей силе. Опасно, конечно, зато никто, кроме меня, не сможет им помочь.

- Это жестоко, Аль, - покачала головой Милли.

- Жестоко – красть чужую постановку за несколько минут до выступления. Прости, но они заслужили.

- Как скоро это пройдет? – Милли избегала смотреть мне в глаза. Злится? Что ж, её право. А я считаю, что прав был я.

- Как только они извинятся передо мной и моими студентами. Но извинения должны быть искренними, - ответил я. – Теперь извини, час поздний. Давай вернемся в наши комнаты.

Милли ничего не сказала. Я пожал её пальцы и пошел прочь. Не хотелось разрушать очарование вечера. Ссориться, выяснять отношения. Пусть и у неё, и у первого курса будет время на раздумья.

Впрочем, я солгал. И вместо того, чтобы лечь, умылся, переоделся и пошел в студенческое крыло. Хотел проверить, как там мои ребята. И заодно взглянуть на первый курс. Однако, в первой же комнате, принадлежащей Дарентелу, меня ждало разочарование. Двери открыл Фернон и сообщил, что принц уже спит, а первокурсников днем переселили обратно на их этаж.

Я решил не стучать в комнаты, чтобы никого не будить, а просто пройтись под дверями. У Регины и Джема горел свет. Значит, вернулись. У Дени и Микеля было темно. Поэтому я попытался уловить отголосок их магии. Оба парня были на месте. И, кажется, спали. Остались взрывашки. Вот у кого было темно, но шумно. Стоило подойти вплотную к двери, как можно было услышать разъяренный голос Кертиса:

- Он кто? Он – принц, Кэрри. А ты – дура!

- По-твоему, я не знаю? – отвечала ему сестра. – Так вот, я помню, что Дар – мне не пара. Но я люблю его, Кертис.

- Это не любовь. Это глупость. То здесь, в академии, ты можешь навязываться, приглашать на танцы, становиться с ним в группу на заданиях. А стоит ему вернуться во дворец – Дар и думать о тебе забудет. Ты видела его в столице. Как думаешь, хочу ли я, чтобы моя сестра потом била себя в грудь и лила слезы в подушку?

Кэрри не ответила. По крайне мере, я ничего не услышал.

- Послушай, сестренка, я тебе зла не пожелаю, - продолжал Кертис учить двойняшку уму-разуму. – Забудь о принце Дарентеле, пока не поздно. У него таких, как ты, больше, чем звезд на небе. Хочешь стать сто пятой в очереди в постель?

- Прекрати, - голос Кэрри звучал расстроено.

- Это ты перестань к нему липнуть. Смотреть тошно.

Я не выдержал и постучал. Голоса тут же смолкли. Дверь открылась.

- Профессор? – Кертис удивленно отошел вглубь комнаты, позволяя мне войти.

- Добрый вечер, - сразу заметил покрасневшие глаза Кэрри. Кертис, конечно, был прав, но действительно вел себя жестоко. – Хотел взглянуть, вернулись ли вы к себе. Все в порядке?

- Да, вполне, - ответила Кэрри, стараясь, чтобы я не увидел дорожек от слез на щеках.

- Кертис, на два слова.

Парень вышел за мной в коридор. Не самое надежное место для разговоров. Поэтому я накинул кратковременный полог тишины.

- Что-то случилось? – спросил Кертис.

- Нет, - ответил я. – Случайно услышал ваш разговор. Я на балу тоже беседовал с Кэрри по этому поводу. Кертис, я все понимаю. Она – твоя сестра, ты беспокоишься. Но для Кэрри это – первая любовь. Дар все равно не ответит на её чувства. Пусть хотя бы попытается – и успокоится, чем потом будет винить тебя, что ты разрушил её мечту.



Ольга Валентеева

Отредактировано: 03.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться