S-T-I-K-S. Человечность

Размер шрифта: - +

Наследство Мацы

Судя по всему, стаб не строили с нуля, это был центр какого-то поселка или мелкого города, очень удачно вырванного из родного мира, и «зависшего». Когда Кирилл спросил, сколько ему лет и скоро ли перезагрузка, от него лишь отмахнулись. Дескать, какая разница? На наш век хватит. 
Кирилла поразило обилие грязи, мусора. Асфальт сильно разбит, с характерными следами гусеничной техники. Дома не выше трех этажей, старые, ободранные, у некоторых по фасадам змеятся трещины. Многие заколочены, и это странно при обилии людей. 
Впрочем, долго осматриваться не дали. Подошли два человека, потребовали сдать оружие и пройти в комендатуру. 
- Меня зовут Байт, начальник местной службы безопасности. 
Кирилл сел на предложенный стул. Байт мало чем отличался от уже виденных иммунных. Камуфляж, кобура с огромным револьвером, лицо обычное, ничем не запоминающееся. 
- Кирилл. 
- Тебя не крестили еще? 
- Крестили, Щеглом. Но мне такое прозвище не нужно. 
- Вот как? – надменно хмыкнул Байт. – Если боишься насмешек, то зря. Щегол – это еще ничего, нормально. Тебя будут по поступкам судить, а не по имени. К примеру, одного нашего уважаемого человека зовут Прыщ. И ничего, живет. 
- Крестник меня так назвал со зла, - Кирилл вспомнил совет Диониса. 
- Правду говорит, - подал голос тип, сидящий на лавке у стены. Он не представился, даже на вежливый кивок не ответил. Судя по всему – ментант, мозгокопатель. 
- Ну, если со зла, то не считается, - нехотя согласился Байт. – Ладно, буду я твоим крестником… 
- Не нужно. Меня и мое имя устраивает. 
Повисла неприятная пауза. 
- Парень, - сквозь зубы проговорил Байт. – Я тебе вообще-то честь оказываю. Многие будут спрашивать, кто твой крестник. Смекаешь? 
Еще бы. Удачно сложилось. Упоминание начальника СБ, наверное, не раз поможет, авторитета добавит. И чего заупрямился? Сейчас Байт передумает, и все, или назовет хуже, чем придурок Маца. Вот только… За Кирилла и так часто решали. В детстве отец вечно таскал его по тупым секциям и кружкам, лепил из сына улучшенную копию себя. Мать надавила и выбрала институт. Квартирой, которую снимал, владел друг семьи. Хотя и находилась она в очень неудобном месте. Даже Аня выела весь мозг требованиями состричь волосы. Дескать, слишком длинные, выглядишь не мужественно… И послушался ведь. Хватит! Глупо так начинать новую жизнь! 
- Спасибо за… честь, но я оставлю старое имя. 
- Тяжелый случай, - буркнул ментант. 

- А, ясно, - зло улыбнулся Байт. – Мы, значит, все с кличками, а ты особенный, да? 

- Вы не так поняли… - заерзал Кирилл. 
- Это ты не понимаешь! – рявкнул начальник СБ, ударил ладонью по столу. Весь покраснел аж. Дверь сзади скрипнула, он жестом кого-то прогнал. – Здесь люди все очень суеверные, нельзя старым именем пользоваться, дурень! Тебя шарахаться будут, ни в один рейд не возьмут! Кому нужна ходячая проблема? Ты и на нас своим упрямством беду наводишь! 
Кирилл уже жалел. Но отступать поздно. Чувствовал, что иначе его будут считать не просто дураком, но и болтуном, не способным за слова ответить. Жалко попытался все перевести в шутку, дескать, будет Киром. Ведь новое имя? Байт и ментант посмотрели так, словно он превратился в кучу навоза. Много позже парень узнает, что тех, кто крестит себя сам, не любят особенно. 
Наконец-то ругань стихла. Начался допрос. Быстрый, деловой, без лишних слов. Сколько в Стиксе, есть ли злой умысел по отношения к стабу и его жителям, связан ли с мурами и все в таком духе. Ну и замечательно. Некоторые моменты Кирилл хотел опустить. Но рано обрадовался. Потребовали имя того крестника. Черт! 
- Маца? – неприятным голосом удивился Байт. – Что с ним? 
- Погиб. Мертвяк задрал. 
- Он не зеленый новичок, как это случилось? 
- Я помог. Он наставил на меня оружие, нес чепуху, неадекватен был. Я защищался вообще! 
- Ну-ну. Кого еще встречал? 
Опять скользкий момент. Кафе. Иваныч с семейкой. Кирилл сказал, что просто уехал, без уточнения на чьей машине и при каких обстоятельствах. Он уже знал – ментант не читает мыслей, только ложь чувствует. Вроде пронесло, что происходило дальше уточнять не стали. 
- И ты их бросил? Вообще-то новичкам нужно  помогать. 
- Я сам новичок! – ощерился Кирилл. Допрос утомил, хотелось есть, спать, в конце концов. – И мне не очень помогали. Особенно Маца! 
- Сбавь тон, - Байт уставился тяжелым взглядом. – Ты сидишь в стабе за крепким забором, - вот наша помощь. Что, не так? Ты должен был хотя бы попытаться тем людям все объяснить. 
Аргумент про стаб веский. С намеком. Пришлось проглотить и смолчать. 
К счастью, допрос завершился. Ментант быстро застучал по экрану планшета, из принтера в углу выехал лист бумаги. Положил перед Кириллом и потребовал поставить подпись. Какая-то ерунда, – черточки, стрелочки, в одном месте даже нечто похожее на череп и ни единой буквы. 
- Это ментант-метка. Моим коллегам достаточно просто посмотреть на нее, и будут знать всю информацию о тебе. Имей в виду – ее копируют и рассылают по стабам. 
Парень не очень понял, но уточнять не стал. От этой парочки физически веяло презрением, неприязнью. Начальник СБ сказал, что ему как новичку полагалось двое суток бесплатного проживания. Потом плати, либо проваливай из стаба. Вручил пластиковую карту – удостоверение личности – и буклет с законами стаба. 
- Ты гнилой человек, - заявил Байт напоследок. – Не попадайся мне не глаза. Доходчиво? 
На улице стемнело. Кирилл решил пройтись, успокоиться. Получалось так себе. Несколько 
раз приставали пьянчуги, требующие «угостить хороших людей», «проставиться старичкам». Стал свидетелем драки. 
В итоге уперся в бетонную стену. За ней ярко горели фонари, светились окна красивых опрятных домов, слышалась приятная, вроде бы даже живая музыка, голоса людей. 
- Что там? - спросил у солдата на проходной. 
- Территория граждан стаба. 
- И как туда попасть? 
- Тебе - никак. 
В гостинице его поселили в общей шестиместной комнате. Там воняло потом, несвежей одеждой. А соседями оказались индусы. Или пакистанцы, черт их разберешь. Судя по виду далеко не новички. 
Уснуть под их клокотание не получалось. Русского они понимали, английского тоже. Или претворялись. Просил знаками вести себя тише, но бесполезно. Сначала действительно сбавляли громкость, но потом опять чуть ли не орали. 
Вспомнился Дионис. Да уж, того бы послышались. Наверное, он был прав. Не нужен Кириллу стаб. По крайней мере, такой. Но есть ли другие, с нормальными порядками и людьми? 
Есть. Прямо под боком. Только Кирилла и ему подобных нищих новичков там не ждут. 
Индусы, наконец, затихли. Но сон все равно не шёл. Кирилл ворочался в темноте, маялся. Не так он все представлял, совсем не так. И что делать дальше? Нужно узнать, как получить полноценное гражданство. В итоге психанул. Оделся и спустился на первый этаж, бар. 
Так себе местечко, под стать остальному. Замызганный пол, пластиковые столы с сигаретными подпалинами. И народу почти нет. 
Кирилл сел за стойку, взял меню. Валютой тут были некие марки, бармен предложил обменять у него, или расплатиться чистыми споранами. Выбрал первое. Получалось, что еда и выпивка стоило довольно дешево. Единственный приятный момент, хоть не придётся жрать гадость или продукты по кластерами искать. 
- Слышь, новенький. А записей нет? 
- Чего? 
- Того, - бармен кивнул на телевизор, показывающий футбольный матч. - Фильмы, сериалы, музло. 
На компе осталось много всего. Черт. Но кто же знал? 
- Буду иметь в виду. 
Рядом плюхнулся тип, потребовал пива и сосисок. Кирилл его узнал – тот солдат у стены, у которого он спрашивал, как попасть в нормальную часть стаба. 
- Не спится, новичок? Ничего, пара рейдов по кластерам, и будешь вспоминать этот клоповник с нежностью. Бахнем? Я угощаю. 
Вскоре они сидели за отдельным столом. Найк оказался классным парнем, - компанейский, открытый. В баре его многие знали, часто подходили здороваться и переброситься парой фраз. Лицо открытое, симпатичное, весь излучает спокойную уверенность. 
Вроде пить особо не собирались, но как-то незаметно начали уже вторую бутылку. В голове приятно шумело, проблемы и тягостные мысли стали мелкими, несерьезными. Несмотря на поздний час, народ все прибывал, воздух стал густым от сигаретного дыма, запахов кухни, пролитого алкоголя. 
- Не, Кир, забудь. Обратно пути нет. Только по частям, с баз внешников, - последнее слово Найк сказал почти шепотом. 
- А если… 
- Портал захватить? Ага, так тебе и дали. Его тупо взорвут, сломают, чем врагу сдадут. Ну, сам подумай! Это святая святых! И взять с боем базу внешников – это из разряда фантастики для самых маленьких и тупых. Но допустим, у тебя получилось, а что дальше? На той стороне тоже будут ждать. Так, хватит стаканы сухими держать, давай бахнем! 
Бахнули. 
- Ты не за старое цепляйся, а о новом думай! Вот ты что умеешь? – Найк подобрался, смотрел деловито. 
- Ну… я, это, экономист, на последнем курсе учился… 
Найк закашлялся. 
- Что еще… В компах понимаю, во! 
- Сисадмин, программист? – обрадовался товарищ. 
- Нет… - самооценка с грохотом летела куда-то в недра земли. – Винду переустановить, глюки убрать. 
- Зараженных убивал? 
- Да! – обрадовался Кирилл. – Я жрача завалил! 
- Однако. А людей? – буднично, словно о мухах говорили, спросил Найк. 
- Тоже. 
- Знаешь, что чаще всего губит новичков? Тупость. Они убегают там, где нужно стоять, стоят тогда, когда лучше бежать… Многие это списывают на действие паразита Стикса. Типа, именно он заставляет новичком вести себя странно, алогично. Но я не верю. Просто большинство людей – тупые. Они не способны самостоятельно меняется и учится новому. Ты убил бегуна… 
- Жрача! – поправил Кирилл. 
- …сам нашел стаб. Короче, все не так плохо. Многие и этот минимум не могут выполнить. Давай по пиву за это! 
- Стоп. У меня денег почти нет, а еще занятие искать, жить… 
- Я же сказал – угощаю. Новичкам нужно помогать, - он подмигнул. – Ты, главное, сам это не забывай, когда обживешься. 
В баре тем временем происходил вообще дурдом. Официанты носились, словно ужаленные, компания рядом сопровождала каждую рюмку воплем «Хой!!!» и ударами кулаков по столу. Один тип полез на барную стойку и упал, разбрасывая чужие бутылки, закуски. В углу орали песню на чистейшем немецком языке, другие гуляки сдвинули свои столы к стене и плясали нечто вроде брейка. 
- Как попасть в центр стаба? 
- Гражданство нужно. Его дают за особые заслуги, подвиги, или деньги. Очень большие. Но в Лесном… 
- Стоп, а мы где? 
- В Предбаннике, Клоповнике, Гадюшнике. Названий много. В Лесном все иначе. Социальные привилегия, нормальное жилье, сервис. Чтобы подняться в стабе, нужно по чаще выбираться из стаба, - поделился мудростью новый товарищ. – Пойдешь в ишаки? 
- Куда?! 
- В ишаки. Грузчики. Это нормальное слово, не обидное. В Стиксе всего хватает, но ценности нужно сначала взять, привезти в безопасное место. Я командую взводов в отряде снабжения. Солдаты охраняют, а ишаки таскают. Ничего сложного, но работка тяжелая, все делается очень быстро. Оплата, конечно, так себе. Чисто на жилье, еду. Если доходит до стрельбы, патроны компенсируют, сам завалил тварюку – трофеи твои, никто не позарится. Ну? 
Естественно, Кирилл согласился. 
- Вот еще – у меня «Калашников» непонятный, кого из него можно завалить? Я про зараженных, - уточнил на всякий. 
Найк задумался. 
- Считается, что всех до фиолетовой шкалы, это такая классификация. Вот против кусача или руберов, с автоматов шансы минимальны. Ты прикинь! У них мало того, что головы биологической броней обрастают, так пластины еще и под углом! 
Кирилл не сразу понял. Потом дошло, и он возмутился до глубины души. Действительно пакость. 
- Против них нужно серьезное оружие. В Стиксе самые востребованные боеприпасы – крупнокалиберные. Для автоматических пушек, пулеметов. Еще винтовки некоторые таскают, тоже тема. Есть и автоматы под крупняк, но это ерунда. Пуля здоровая, да, но масса не та. Кстати, если найдешь гильзы от крупняка, ты подбирай, ксеры хорошо за них платят. 
Ксеры… Уникальные умельцы, которые копируют мелкие предметы. Абсолютно все новички мечтают о таком даре. С ним не пропадешь, в любом стабе тебя с радостью примут, будут пичкать горохом, может, даже жемчугом. 
Обстановка в баре накалялась. Хотя казалось, куда уж больше. К табачному дыму добавился еще один, кисловатый и пряный. Кирилл поискал глазами. Так и есть, многие не скрываясь, набивают папиросы коноплей, пыхают дурманящими облаками. 
- Но заводские патроны все равно лучше. У ксеров не то. 
- Почему? 
- Из-за пуль. В них сердечник из сплава карбида и вольфрама… 
В голове у Кирилла что-то щелкнуло. Он весь обратился в слух, не замечая постороннего шума. 
- ...ксеры, они ж как? Не из воздуха предметы штампуют, им нужны все компоненты, сечешь? На кластерах проще найти мать его золото, чем вольфрам! Ну, хоть карбида полно, уже хорошо. Вот в ксеровских патронах сердечник и меняют на стальной. Но это совсем не то. Так что имей в виду – на заводах, промзонах и прочих подобных местах можно поживиться резцами от станков. Некоторые и сверла таскают, но там вольфрама пшик. 
- Получается, он дорогой? 
- Блин, Кир! Я кому щас полчаса рассказывал?! Конечно! Жменю резцов набрал, и можешь неделю кутить. 
Вот что ему нужно. Тот ящик, за которым Маца приходил, билет в счастливое будущее. Пусть не поможет вернуться в родной мир, но все равно. К черту бродяжничество по кластерам и охоту на зараженных! Тут Кирилл понял самое главное – после перезагрузки сокровище снова появится. Стоп. Если это такое прибыльное дело, почему Маца все выложил? Зачем конкуренты? Ответ был прост – его с самого начала собирались убить. Ну, Маца… Земля тебе стекловатой, тварь. 
Нет, рано радоваться. Сперва нужно добраться до «родного» кластера и вернутся с грузом. Кирилл уже понимал, что его путь до Лесного вышел сказочно удачным, второй раз такое вряд ли повториться. А сбыт? Это не менее опасное дело. Обманывать не станут, просто скрутят в темном углу и начнут выпытывать. Он один из сотен рядовых новичков, ни репутации, ни связей… Связи. Да вот они, напротив сидят, хлещут пиво и глазами сверкают. Найк. 
Очень захотелось все выложить, переложить часть проблем. Ну а что? Придется делиться, но лучше не жадничать. Или повременить?.. 
Остаток ночи прошел буйно и весело. Кирилл не мог скрыть захлестнувшую его радость. Они гудели до самого рассвета, незаметно за столом появились две очень привлекательные молодые девушки, знакомые Найка, и на душе стало совсем хорошо. 
…Проснулся Кирилл в незнакомой комнате. Рядом, у столика с зеркалом сидела Лина, одна из подружек Найк. Одета лишь в короткий и тонкий халатик. Приятное зрелище. Да и сама по себе она очень ничего – брюнетка с синими глазами, прямо идеал Кирилла. 
- Доброе утро, красавчик, - Лина подмигнула, снова занялась макияжем. – Как спалось? 
- Н… нормально, - парень ощутил, что под одеялом он без одежды. – Где я? Который час? 
- У меня в гостях. Почти двенадцать. Завтракать будешь? 
- Ага. 
Тут в комнату ввалился Найк. Он залыбился, украдкой кивнул на Лину. Сказал, что через два часа рейд, хватит валяться, приводи себя в порядок и пошли жрать. 
Квартира поразила Кирилла. Если не знать, то никогда не подумаешь, что ты в Стиксе. Был свет, водопровод. А в прихожей даже мигал лампочками роутер. Однако. 
Завтракали (или обедали) вчетвером. Кир, Лина, Найк и вторая девушка по имени Алита. 
Было весело. Много смеялись, вспоминали ночные похождения. Лина сидела возле Кирилла, недвусмысленно терлась о его бок, всячески ухаживала. Короче, красота. 
На прощание она чмокнула парня, жарким шепотом попросила возвращаться, чтобы повторить эту ночь. 
Потом Найк представил товарища Косачу, командиру отряда снабжения. Он сжал ладонь Кирилла, начал сверлить неприятными маленькими глазками. Да и весь облик отталкивающий – лицо очень грубое, вытянутое, уши торчат, словно два локатора. Кирилла постарался ответить таким же наглым и смелым взглядом. Вроде получилось. Косач хмыкнул, наконец-то отпустил руку. 
Оказалось, что на этом процедура принятия в отряд завершена. Кирилл несколько удивился. Понятно, что в Стиксе все проще, чем в нормальном мире, но все-таки… Должны же быть какие-то бумаги, ведомости… 
- Ой, да забей, - хлопнул по плечу Найк. – Если делать по правилам, это затянется дня на два, а это минус с зарплате. Оно тебе надо? После рейда сделаем, задним числом. Ты не боись, Косач мужик отличный, хоть и строгий очень. 
Кириллу выдали несколько магазинов к автомату, рацию, каску и нарукавную повязку. Перед выездом они все построились в шеренгу. Худой, заместитель Косача, провел перекличку. Кира не упомянул, только махнул взглядом, типа, знаю, что ты тут. На худого он не тянул – объемистый, рожа круглая, пальцы как сосиски. Наверное, крестник решил приколоться. 
Ровно в два часа выехали. Шли приличной силой, даже Кирилл это понимал. В голове БТР неизвестной модели, весь зализанный, стильный. Затем джип, переделанный под реалии Стикса, два грузовика, (в их кузовах сидели грузчики) еще один броневик замыкал колону. 
Двигались, кстати, в сторону памятных Кириллу мест. Засеянные злаковыми или подсолнухами поля, мелкие деревеньки, элеваторы. Несколько раз видел вдалеке корпуса заводов или каких-то производств. Короче, обычный среднерусский пейзаж. 
Мертвяков скоро прибавилось. В основном мелкие, они бросались под колеса, пытались бежать следом. Увязалась и стая с громадной тварью – вожаком. На нее не пожалели очереди из крупнокалиберного пулемета. Ибо нечего. Один такой развитый зараженный опаснее нескольких десятков «обычных». 
Попали и под обстрел. По транспорту защелкали пули, потом донеслись звуки выстрелов из леса. Задний БТР резко остановился и начал поливать заросли из своей монструозной установки. Шесть спаренных пушечных стволов молотили как бешеные, смотреть одно удовольствие. Кто их обстрелял, зачем и почему – осталось загадкой. Колона поспешила убраться, даже маршрут сменили. 
Зараженных стало больше. Попадались и развитые, матерые, пулеметы джипов и броневиков стреляли все чаще. 
- Мы уже рядом, - пояснил тип, сидящий рядом. – Кластер грузится, ублюдки и ломятся. Их туман пугает, вот и бегут. Хотя можно в метре от него стоят. Тупые, короче! 
Через десяток минут колона остановилась, дальше дорога и вся остальная местность обрывалась в плотном густом тумане. Воняло от него кислятиной. Парень содрогнулся. Вспомнилась та ночь, когда попал в Стикс. Это был главный и безошибочный признак перезагрузки кластера. Увидел или унюхал – беги как можно дальше. Время разнилось, от 15 минут до полутора часов, так говорилось в брошюре. Зараженные это тоже понимают, когда территория обновится, сразу побегут обратно, за свежим мясом. 
Когда муть рассеялась, он увидел окраину города. Кирилл поймал себя на том, что хочется уйти, раствориться на этой территории, которая еще не поросла раковыми опухолями Стикса. Побыть хоть немного среди нормальных людей, вспомнить прошлую жизнь… 
- Слышь, - окликнул соседа. – А местная полиция, военные? Стычек не будет? 
- Вряд ли. Что они нам сделают? 
Действительно. Кирилл поинтересовался, через сколько начнут возвращаться зараженные. 
- Самые продвинутые уже скоро. Но они будут новичков жрать, нет им смысла под наши пули лезть. А остальные через пару часов, максимум – к вечеру. 
Наконец остановились, все разрешили выйти. Кирилл спрыгнул, размял спину и закурил. Судя по надписям, указателям, афишам и прочему – город из русскоязычной страны, но так сразу и не скажешь. Больше похож на один из тех европейских, что веками жили в спокойствии, достатке, без войн и катаклизмов. Старинные, но очень опрятные дома, широкие улицы с отличным асфальтом, всюду чистота, порядок. 
- Интересный кластер, - подошел Найк. – Это какая-то славянская страна, но национальным языком и прочими атрибутами культуры почти не пользуются. Общался я с одним уроженцем, - у них практически нет природных ресурсов, но живут припеваючи. Очень гибкие законы в плане информационного пространства. Видишь этот дом? Там внизу пять этажей дата-центра, будем тырить «интернет». Кино, программы, игры… 
- И все за счет дата-центров? – усомнился Кирилл. 
- Нет, конечно. Еще оффшоры, виртуальные и физические банки, и многое другое. К примеру, раздолье для ученых – разрешено редактирование генома человека. Десятки других стран вкладываются в лаборатории. Говорю же – интересный кластер. 
Солдаты наконец-то разобрались с охраной дата-центра, выбили многочисленные двери, вертушку проходной. 
- Так! – рявкнул Худой. – Несуны и прочие потаскуны – это я о вас, рабочая сила, кто не понял – за дело! Быстро-быстро! 
Одни курочили стойки с жесткими дисками, другие нагружали тележки и таскали. Хорошо, хоть свет был – автономный генератор. Кирилл быстро взмок от беготни, но «интернет» был не основной целью, опустошили, наверное, с десяток серверных стоек и переключились на магазин бытовой химии с косметикой. Вот тут пришлось по-настоящему туго. Худой постоянно орал, подгонял, но никто не роптал. 
В перекур, такой короткий, чтоб лишь дыхание перевести, он набрал себе в рюкзак мыло, шампунь, бритву и прочие гигиенические принадлежности. Глупо покупать в стабе то, что можно взять бесплатно. 
Потом солдаты охранения всполошились – появился чужой броневик. Кирилл слышал перепалку командиров. Пришельцы ругались, дескать, по дороге их сильно потрепали, требовали отдать часть складов магазина. Кирилл поинтересовался у Худого, почему им нужен именно эта точка, неужели в городе другой нет? 
- Это Череп с кодлой, - Худой сплюнул. – Неприятный тип, вечно нарывается. Проще уступить, чем разборки устраивать. 
Вскоре склад начали дербанить грузчики Черепа. Правда, обошлось без конфликтов. 
Ноги-руки налились неприятной горячей тяжестью, камуфляж промок на спине. Времени прошло мало, но делали все в страшной спешке. Наконец объявили отбой. 
- А люди? – спросил Кирилл Найка. – Так и бросим? 
- Им брошюры раздали, некоторые вон, за нами на тачках собираются. Ну что ты кривишься? Здесь девять из десяти скоро обраться. Всех тащить, да? 
Кирилл понимал, но все равно мерзко… 
Обратно ехали другой дорогой. Мертвяков прибавилось, все шли в стороны свежего кластера. Машину гражданских, которая шла в хвосте колоны раздербанил кусач. Или кто-то похожий. Все произошло очень быстро. Выскочил из кустов на участке, где транспорт сильно сбросил скорость. Его, конечно, расстреляли из пулеметов, но пассажиры не выжили. 
- Сколько?! - крикнул один из грузчиков. Солдат, что потрошил рубера, показал три пальца. В кузове пронесся вздох зависти. О погибших людях никто ничего не сказал. 
Коллеги Кириллу активно не нравились. Часть из них новички, как и он сам, другая явно старожилы – неопрятные, в замызганной одежде, с потухшими глазами. Они напоминали обитателей одного социального приюта в родном городе Кира. Бомжей, попросту говоря. 
Свернули в поселок, и парня поразил его вид. Почти все дома разрушены, всюду заросли сорняков, молодые деревья. Уныние, запустение, ехали медленно – объезжали ямы, подозрительно похожие на воронки от взрывов. 
- Костяк, - пояснил все тот же сосед по лавке. – Он грузится сразу таким. Видимо, в том мире все совсем плохо. Ни разу людей здесь не встречали. Ну, свежих. 
- Почему костяк? – спросил парень, но тут все и так стало ясно. 
Они проезжали через площадь. Небольшую, сильно заросшую, в центре высился постамент, а на нем трехметровая фигура человека. Он смотрел пустыми провалами глазниц черепа, вытянув серую тонкую кисть. И одет был в камуфляж. Именно ткань – ветер не может так рвать гипс или бронзу. Сильное зрелище. 
Колона внезапно остановилась, спустя минуту, у борта появился Найк. Позвал жестом в сторону. 
- Слышь, Кир, ты же с запада шел? 
- Я не знаю… А что? 
Найк терпеливо описал ту местность, приметные ориентиры. Получалось – да, с запада. 
- Отлично. А заправки не встречал? 
- Было дело. 
- Вообще зашибись. Сможешь дорогу показать? Если от перекрестка к Лесному? 
- Конечно. Так там же рядом, неужели не знаете? 
- Походу, туда прилетел совсем новый кластер. И нужно прибрать топливо к рукам первыми. Короче, погнали. Тебе перепадет как человеку, указавшему полезное место. Согласен? 
Риторический вопрос. Кирилл кивнул. 
Колона двинулась дальше, а на площади остался монструозный джип. Внутри были Косач и Худой. Еще на крыше торчал пулеметчик. 
- Падай. 
Кирилл сел на заднее сидение, между Худым и Найком. Колона уже скрылась из виду, но джип все еще оставался на месте. 
Что-то не то. Кирилла пробрал холодок. 
- Где вольфрам? – спросил Косач, глядя на него через зеркало. – Начнешь дурака валять и мозги парить – получишь по роже. А можешь получить и долю. Врать не стану, небольшую, но никто не скажет, что мы тебя, новичка, обидели. 
Ну вот. Кирилл понял, что совсем не удивлен. Только захлестнула обида на свою непроходимую тупость. На что он надеялся? Ну да. Найк, вдруг воспылавший братскими чувствами к незнакомому новичку, попойка за его счет, те девушки… Идиот. Просто идиот. Нужно было еще раньше сообразить. Наверное, Найк рассчитывал, что Кир еще в баре все выложит, помощи попросит. 
- Откуда узнали? 
- Маца был психом, мерзотным человеком, - спустя долгую паузу снизошел Косач. – Но новичков уважал, как все мы. Терпел, скорее. Возникает вопрос – из-за чего вы с ним сцепились? Только из-за вольфрама… 
А действительно. Может, Косач и прав. И Маца тогда просто повод искал, накручивал себя и распалял. Байт… Вот, кто его сдал. 
- Маца ничем другим не занимался, только вольфрам и таскал. Многие пытались выследить, или вежливо поинтересоваться, - усмехнулся Найк. – Но не получалось. У него бабла столько было, что мог, наверное, белый жемчуг купить. Многие говорили, что на него и копит. Не расстраивай нас, Кир, давай, выкладывай все. 
- Металл в кластере, где я появился. Посреди черноты. 
Достали карту, пришлось показывать. Правда, на бумаге там было сплошное темное пятно, о существовании города никто не знал. Потребовали описать точнее. 
- Как? Кластер прилетел с окраиной города, там десятки одинаковых домов. 
«Доля», ага. Никто с ним делиться не собирается. И отпускать. Информацию сливает Байт, этим уродам не нужна огласка, даже теоретическая ее возможность. Вот странное дело – ситуация хуже некуда, но особого волнения или страха не было. 
- Ладно, покажешь дорогу, - согласился Косач. – За одно посмотрим, как ты по черноте шпаришь. 
- А что такого? 
- Ты должен был умереть. Новички черноту не выдерживают. Хоть с живчиком, хоть без. Уникум, да?! – с непонятной агрессией спросил Худой. 
- Остынь, - посоветовал тому Найк. – Ну, едем? Время уже… 
Из-за угла полуразрушенного здания выскочил зараженный. И не рядовой уродец. Мощный торс, мускулистые руки-ноги, покрытые шипами, голова приплюснута и похожа на лезвие колуна. Ростом метра два минимум, - уж сильно горбится, передними лапами аж до земли достает, когти шваркают по асфальту. Одежды, само собой, давно нет, вся кожа матово-серая и очень прочная даже на вид. Кажется, кусач. 
Грохнул пулемет на крыше, но слишком поздно, кусач подбежал к машине вплотную, в мертвую зону. Он начал крушить переднюю пассажирскую дверь, за которой сидел Найк. Джип, конечно, укреплен для условий Стикса, но это самоделка. Длинные шипы из арматуры кусача не смутили, он просто их согнул. 
Внутри автомобиля все орали, толкались, пулеметчик на крыше материл Косача. Командир отряда наконец-то ударил по газам, но кусач не отставал, легко бежал рядом и продолжал выламывать дверь. Сам метал, наверное, выдержал бы, а вот крепления… В щель просунулась страшная рука. 
- Сука!!! Уйди!!! – завизжал Найк. С автоматом толком не развернутся, и он начал палить из пистолета. У всех сразу заложило уши, словно ватой набили. Но пули, похоже, особого вреда не нанесли, когти проехались по голове человека, хлынула кровища. 
- Дебил! – выругался Косач. Найк в панике лез как можно дальше от двери, мешал вести, наваливался на руль. А дорога нехорошая – камни, ямы. – Угомоните его! 
Не успели. Джин со страшной силой во что-то врезался. Кирилл полетел на приборную панель, разбил лицо. Кусач тоже отлетел, причем, с дверью в лапе. Пулеметчик очухался первым, дал короткую очередь в место, где еще недавно валялся кусач. 
- М… мать… Где?! Кто видит? 
- Да похер, заводи! 
Джип стоял, уткнувшись в угол здания. Только тронулись, как раздался грохот откуда-то сверху, крыша автомобиля просела, пулеметчик захлебнулся криком и в салон потекла кровь. Очень яркая, горячая. 
Машина не заводилась. Выл стартер, но бесполезно. 
- Худой, сможешь?! 
- А выбор есть? Старайтесь сразу в мешок, в затылок! Отвлекайте! 
Косач снял с пояса гранату, сорвал чеку и бросил боеприпас наружу. 
- Уши, пацан! – рявкнул на Кира. Тот послушно их заткнул, закрыл глаза. 
Это была не светошумовая, как он думал. Сначала хлопок – довольно тихий – а затем душераздирающий вой, очень похожий на кошачий. Длился он секунды три, за это время Худой вылез из машины и отбежал метров на пять. 
Кусач тяжело спрыгнул на землю, Кириллу показалось, что сейчас он порвет Худого, но происходило странное. Монстр споткнулся, затем еще, движения стали вялыми. Худой стоял, вытянув руки, рожа такая красная, что казалось будто голова сейчас взорваться. 
Дар Стикса, понял Кирилл. 
- Стреляй, даун! – рявкнул Косач. 
Оружие у него отобрали, но сейчас автомат с пистолетом валялись под ногами. Кирилл поднял оружие, открыл дверь и начал садить одиночными в затылок зараженного. Наконец-то чья-то пуля попала в споровый мешок, кусач упал. Но перед этим успел засветить когтистой лапой по Худому. 
- Сука… - выдохнул Косач. – Эта… пацан, сходи, глянь, что там. И спорны не забудь! 
- …возвращаемся к вам. Как поняли? – пробубнила рация. Она не замолкала с того времени, как пулеметчик дал очередь. С одной стороны хорошо, что колона едет обратно, безопасней будет, а вот с другой… 
Когти порвали Худому пах и низ живота. В ране отвратительно синел и подергивался кишечник. Еще и бедренную артерию повредил. Он поискал пульс на шее. Нет, мерт. 
Нужно решаться. И времени очень мало. Кирилл крепко задумался. Потом вскрыл споровый мешок, взял содержимое не глядя. Поднял дробовик Худого и вернулся к джипу. 
Косач как раз сбросил тело пулеметчика, занял его место. Найк был в неадекватен – глух стонал, обхватив голову руками. Сквозь пальцы сочилась не только кровь, но и еще что-то густое. Мозг? 
Косчас в последний момент все понял, падла, по глазам было ясно. Но сделать ничего не успел, Кирилл начал стрелять. Дробовик был заряжен пулями, и они оставляли страшные раны. Две пули в командира отряда, затем контрольный в голову. Тоже самое с бывшим товарищем. 
Оружие грохотало ужасно, и Кирилл тупо прозевал появление одного из броневиков. Того, зализанного, стильного. Плюс, его двигатель сам по себе работал очень тихо, парень подозревал, что тот электрический. 
Кирилл кинулся в подъезд развалюхи. Сзади застучала пушка, снаряды проделывали в стене здоровые дыры, разбрызгивали шрапнель из кирпича и бетона. Парень пронесся сквозь квартиру с трещиной в полу и выпрыгнул в окно. Земля больно встретила мусором, камнями. Бежать, бежать!



Кирилл Ткаченко

Отредактировано: 19.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться