S-T-I-K-S. Этот мир придуман не мной

Размер шрифта: - +

Глава 21

Не в ведрах же хранить добычу, хотя это в моем понимании и не ведра, а полноценные контейнеры на десять литров, да и форма квадратная. Закрывающиеся. В ведрах, так в ведрах, а перевозить… да к планшетам и дуняшам.

– Увы, а на будущую добычу место?

– Так если в ведрах, то на боеприпасы можно прикрепить, весу в тех споранах, пшик один.

– Или спиртное в ведро слить и ящики освободить.

– Не богохульствуй, – Лесовик все больше хмурится, – идите, девки, спать, я ночь отдежурю. Я-то уже немного отдохнул.

– Вот именно немного, давай до трех я, а потом уж ты с новыми силами, Славе тоже полноценный отдых необходим, – вмешивается Техна.

На том и порешили, гигиена, ужин.

Отдых.

Спала какими-то урывками.

Тревожно. Не выдержала, поднялась. Окинула взглядом непаханое поле работы.

Может, я так на тишину реагирую? Орда наконец иссякла. Кажется, здесь она краешком зацепила, переживаю за Отрадный. Не должно их зацепить, но попе места найти не могу. До них даже не десять километров и не двадцать, нет не могло… успокаиваю себя, как могу.

Хорошо, что не к нашему стабу полетели, Стикс отвел. Часто вспоминаю пословицу: «Что ни делается, все к лучшему». Там теперь замес крупный, не факт, что он остался стоять. Радует, что группа наверняка успела оттуда срулить, при дарах это неоспоримый факт.

Что же ноет так сердечко…

Единственное, что меня сейчас может отвлечь – работа. Монотонная и противная, там от кишок, кровищи, говнища нет свободного клочка земли.

От рассвета и до заката мы с Лесовиком показывали Техне, как рабы на плантациях пашут. Спасибо еще «крестничку», он сообразил, что нам головы нужны и давай стаскивать все в одну кучу, мы только потрошили.

Спина, моя спина! Руки, мои руки! Напади сейчас кто-нибудь, они же ствол не удержат.

А вот зря я про нападение думаю, накаркаю еще.

Все. Ведра кончились! Уря.

Поверьте, я рада. Хомяк в лице Лесовика сдох от моего недоброго взгляда.

– Хочешь еще набрать? будем освобождать место в машине, от чего думаешь избавимся?

– Язва. Ладно, мир, мысль у меня такая, дадим твоим эээ…

– «Крестникам», – подсказываю.

– Ага, дадим направление, укажу, в какой стороне загон. Как ты им объяснять будешь?

– Сама не знаю, но постараюсь. Спасибо.

Элитник понял.

Что такое загон? Это стаб, где работает Зоолог. его дар – общаться с любым разумным, так говорят, а круги на воде не рождаются просто так. И шепчутся, что там совершенный мир, иные не трогают иммунных, может и враки, но Лесовик точно знает, кажись.

Лесовик, наконец, согласился со мной и схрон мы сделали качественный, разгрузили все же машину.

По количеству сгруженного я догадалась – впятером ушли друзья Лесовика. Второй схрон для нашего личного пользования. Не зная, в жизни не обнаружишь.

Ночь я провела, как на иголках, ничуть не выспалась. Лесовик вон тоже живчик на всех сделал и гороховой настойки. А ведь с вечера с ног валились.

– Уходить надо.

Я все не решалась спросить, но потом Техну поспрошала полунамеками – какой у неё дар открылся? Лесовик тоже ушки на макушке держит.

– Не знаю.

– Это как? Я же чувствую, у неё один стабильно работает и два на подходе. Хотя где проверишь, она из машины только в нужник да к ручью бегала.

– Хватит вам ворковать. Всё, ночка звездная схлынула, можно уже лететь. Черт, опять все внутренности болтанкой перемешает.

– Какой болтанкой?

Вот теперь мы во все глаза на неё вытаращились.

– На границе стабов трясет, аль, девонька, со страха не почуяла? так вчера, три раза пересекали.

– Нет.

– Черт, классный дар. – Я её обняла. – Техна, с этим даром ты точно не пропадешь.

– Девоньки, хорош, ходу давайте, ходу. Я уже памперс натянул.

Мы успели взлететь, чуть зависнув над водой, хотели уже умчаться, как нашим взорам предстала ужасающе прекрасная картина. Наполовину озеро вскипело, пузырясь и пенясь, погнало одну волну выше второй, и вот уже с нашей стороны на берег выкинуты все трупы мутантов. Привычка их так называть, хотя я и сама не далеко от них отошла, только человеческий облик и разум сохранила.

Как же я вовремя отослала Элитника и Ко, надеюсь они под перезагрузку не попадут, а ведь озеро считалось стабом, оказалось наполовину. И там, где прятались наши монстрики, ввысь взмётывается огромная насыпь, да это же дамба!

– Техна, давай выше, гляди, эта дамба может разрушиться, подтекает не слабо. Эх, может мы зря там тайников наделали, не смыло бы!

– Лесовик, странно, что кисляка почти не заметно было.

– Ветер в ту сторону, вот и не почуяли, а всякие спецэффекты не всегда возникают. Давайте отлетим подальше или будем любоваться с балкона?

– Давайте улетать, хватит судьбу испытывать, нам неоднозначно намекнули, чтобы сваливали. – Хмуро зыркает Лесовик , на новый пейзаж.

– Если с этой стороны глядеть, то точно – летим. – Поддержала уже я, – не к добру перемены.

– Летим так летим, пристегните ремни, самолёт входит в зону турбулентности, – балагурит Техна.

Шутница, блин. Через десять минут мне захотелось выплюнуть желудок. Благо он пуст. Вторая граница, а нам их не меньше десяти пройти надо, и это при положительном раскладе. Карта у Лесовика, он теперь не доверяет даже глазам, над озером кисляка не почуяли, не желательно нам под откат попасть. Но пока впереди долгоиграющие кластеры, два самых внушительных, они тоже перепаханы, сердечко опять екнуло. И опять желудок застрял в районе бронхов. Мерзко. Слюна горечью отдает. С одной стороны, замечательно, что водителя вместе с нами не плющит. Впереди показалась дорога, ведущая в нашем направлении. Прошли слонопотамы, а ей хоть бы хны. Решили для разнообразия проехаться. Посмотреть возможности транспорта. Скорость, конечно, не та, что в воздухе, зато и при пересечении очередной границы мы вздохнули с облегчением.



Захарова ЛГ

Отредактировано: 17.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться