S-T-I-K-S Сахара

Глава 3

Новый день  скупыми обрывками, неясными образами проникал в заторможенное после сна сознание. Какие-то тревожные шорохи, тихое постукивание доносилось снизу.

— Эй! Там, наверху! — раздался грозный, басовитый голос, — открывай крышку, и давай без глупостей. У нас тут АК, прошьет эти гнилые доски, мама сказать не успеешь.

Ксюша не разбиралась в оружии, но тоже считала, дырявый местами и скрипучий пол сеновала плохой защитой от пуль. 

Нечеткие силуэты бревен в тусклом свете помещения и сияющие дневным светом дыры, будто ходы в иную реальность. Она поднялась, с трудом нашарив очки, зрение за прошедшие сутки ухудшилось в разы. Глубоко вдохнув воздух с  примесью травяной пыли, Ксюша, сдернула крышку, тут же отойдя подальше к стене. 

— Оружие в руки брать не советую, — из проема появилась ржаво-рыжая голова.

Здоровяк в армейском бушлате поднялся наверх, быстро оглядевшись. Его тело грозной скалой закрыло бьющий из проема свет, преградив  единственный путь к бегству.

— О! Да, у нас тут, свежак,  — то ли сыронизировал, то ли констатировал здоровяк. По глубокому убеждению, Ксении, так выражались только опера из киношных сериалов, и говорили они, в таком ключе, исключительно о неживых людях, — ну, как говорит наш дражайший начальник, Штирлиц: «Welcome to hell».

Ксюша вжалась в стену. Ей решительно не нравился этот мужчина, она не понимала, о чем тот говорит, и очень боялась того, что может произойти дальше.

Незнакомец сделал шаг вперед, стремительно сокращая расстояние, прищурился. По его лицу скользнула тень понимания.

— Так, без слез, истерик и прочего! Я не обижу, не ссы. Новичков обижать, вообще, плохая примета, — он начал рыться в карманах своей куртки, — считай тебе повезло, мы в стаб едем, так что довезем с ветерком. Там к делу пристроим, так что все нормально будет.

Мужчина неуклюже подмигнул, Ксюше. Но та и не подумала двинуться с места, лишь недоверчиво разглядывая чужака.

— На вот, хлебни, полегчает, — мужчина достал из кармана небольшую, железную фляжку протянув девушке, — гадость редкостная, но на то она и лекарство.

В голове все перемешалось. Жажда, мучающая ее весь вчерашний день, снова дала о себе знать. «Он сказал лекарство? Как он определил, что я больна? Ну, допустим, сделать такой вывод по моему теперешнему внешнему виду, не сложно… Но как он определил чем?»

— Да не трясись ты так. Стал бы я отраву с собой таскать, в мире, где склеить ласты проще простого? Да, еще на незнакомок ее тратить? Дал бы по башке и дело с концом.

Аргументы, приведенные здоровяком, показались убедительными. Девушка схватила предложенную флягу, сделав три больших глотка. Огненная жидкость опалила горло. Из глаз брызнули слезы. Ксюша закашлялась, согнувшись пополам, жадно глотая воздух.

— Ничего, ничего, — засмеялся мужик, — по началу со всеми так. Все же не амброзия, а лекарство.

Он назидательно поднял указательный палец вверх, пряча обратно флягу.

— Оружие есть? — девушка перевела взгляд на лежащие на полу вилы, — У-у-у, — потянул верзила, взлохматив рыжие кудри на затылке, — это ты что ли, Николавну завалила? — беззлобно сказал он, рассматривая перепачканные зубцы.

Девушка пыталась понять ход мыслей незнакомца, и совершенно не понимала.

— Штирлиц расстроиться… Эх, ну что сделано, то сделано, — подытожил он, — давай, спускайся вниз. А я тут кое-какой заначенный хабар заберу и поедем.

Девушка в недоумении поводила глазами по сторонам: «Что тут можно заначить?» 

— Да, не тушуйся, — здоровяк решительно приблизился, мощно похлопав по плечу, — эта Николавна, конечно, не очень была… Зато две других! Слышала бы ты как они Скорпов на аккордеоне лабают… Хотя, услышишь еще. Ребзя, зеленку примите! — крикнул он в открытый проем, — только без резких движений, а то она, вот-вот, кирпичей в штаны наложит!

Внизу кто-то заржал. Ксюша накинула на плечи рюкзак, закрепив между лямок вилы, начав медленно спускаться. Рыжий усмехнулся своим мыслям, но промолчал.

— Что, в полку чертей прибыло? — хохотнул парень, протянув Ксюше руку, — Я Мет. Пошли, Геральду тебя покажу, — он задрал голову к потолку, прокричав, — Ржавый, ты там скоро?

— Скоро, скоро. Можете грузиться.

Парень представившийся Метом мотнул бритой головой в сторону ворот, мимоходом подмигнув еще одному бойцу, оставшемуся дожидаться Ржавого. Тот быстро окинул девушку оценивающим взглядом, после чего полностью потерял к ней интерес.

На дороге стояла футуристического вида Газель. Кузов обшит листами металла, на крыше высилась круглая площадка с пушкой, как в Американских боевиках, готовая сотнями поглощать патроны, поливая врага свинцовым дождем.  За грозным агрегатом, опершись на сваренное по кругу ограждение, стоял мужчина лет тридцати, в зеленом камуфляже и такого же цвета каске. Он бдительно всматривался в бинокль, медленно перемещая взор из стороны в сторону.

— Герольд, у нас тут пополнение, — начал Мет. 

Из-за кабины показался рослый тип лет сорока. Он внимательно посмотрел на Ксюшу, что-то перекидывая в уме.

— Лезьте в кузов. Сдадим Штирлицу, и поминай как звали, один хрен, она тут одна долго не протянет.

Мет опустил бортик, ловко запрыгнув внутрь. Галантно помог Ксюше забраться. По стенам кузова растянулись жесткие сидения. По центру вмонтирована железная лестница, ведущая на крышу. Там, из прикрытой решеткой, круглой дыры пробивался дневной свет. Парень щелкнул сбоку незаметным в полутьме рычажком, и вдоль всего кузова открылась тонкая полоска бойниц.

— Садись, — парень указал на приваренную к задней стороне кабины железную лавку.

В голове медленно оттаивали мысли, температура прекратила играть в скакалку. Мышцы отдающее болью при каждом шаге, из-за вчерашнего марафона, постепенно расслаблялись. Лекарство рыжего здоровяка творило чудеса, не прошло и десяти минут как от гудящей, ноющей боли не осталось и следа. Девушка аккуратно убрала вилы под лавку, тяжело опустившись на предложенное место.



Надежда Щербакова

Отредактировано: 01.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться