S-T-I-K-S. Всегда может быть хуже

Размер шрифта: - +

Гл_5. **

**

Я поднял прислоненный к жердевой стенке площадки автомат, повесил на плече и пошел по окопу в обход периметра. Возникло желание поговорить с парнями дозора. Сокол и Боцман. Эти двое единственные не из круга двойников и раз они здесь, значит их что- то связывает с нашим, ДА, теперь уже НАШИМ, командиром. Как то легко я воспринял главенство своего двойника. Может действительно эффект близнецов? И почему такое странное имя – ЖАР? С ЖАР-птицей общих корней не имеет? Насколько я понял, имя дает «крестный», и судя по всему это местный иммунный из сторожил, который вводит тебя в курс происходящего или спасает в первый момент твоего существования в этом мире. Интересно кто Жара крестил.

Первого встретил Сокола. Он примостился на одной из стрелковых позиций. Смотрел в полевой перископ, так кажется он называется. Позиция находилась почти вровень с верхушками тростника и видимо окуляры перископа позволяли смотреть поверх него. Справа под рукой на вырезанной в стенке окопа и замощенной тонкими жердями стоял ручной пулемет.

- Как дела? – он обратился не отрываясь от наблюдения, плавно поворачивая прибор слева направо и обратно.

- Нормально. Не помешаю?

- Нет. Хотел что-то спросить? – Сокол оторвался и посмотрел на меня. – Как вы все-таки похожи, аж оторопь берет.

- Считай нас братьями близнецами. Может так легче будет. – ляпнул то что у самого вертелось на языке.

- Ага. Где ты видел близнецов с разницей в Возрасте да еще в таком количестве? – он хмыкнул отведя взгляд. Создалось впечатление что вспоминал что-то свое.

- Ну если вопрос в количестве, то в «Ширли мырли»

- Это где? – на его лице отразилось удивление. Такое название он явно слышал в первые.

- Это фильм, отечественный, комедия, сняли лет десять – пятнадцать назад. Не слышал? – теперь настала моя очередь удивляться.

- Нет, не слышал. Интересный? – судя по мимике, спрашивает он из вежливости.

- Так. Местами смешной, на мой вкус - на один просмотр. Но сама идея была необычна. Спросить хотел. – я сделал паузу, стараясь по корректнее построить вопрос.

- Спрашивай. – он явно принял паузу за стеснение. – Если не военная тайна, отвечу.

- А здесь есть военные тайны? – я догадывался, что эта троица явно военные, но вроде с момента их попадания сюда расклады должны были измениться, да и начальства теперь над ними нет.

- Военные тайны есть всегда покуда идет война. А вся эта планета – одно большое поле боя, есть базы и лагеря, тылы и передовая, линии снабжения и линии соприкосновения, диверсионные и контр-диверсионные группы. Нет только единой линии фронта. Но есть Восток оккупированный «Внешниками» и Запад – территория наибольшей концентрации самых матерых Обращенных и самых крупных и густонаселенных стандартных кластеров. Говорят чем дальше на запад, тем частота перезагрузки выше. А мы посередине, воюем на два фронта. – он вздохнул, дернул плечом и снова прильнул к окулярам, проводя линией обзора справа налево и обратно. Не вязались его слова и взгляд с молодым лицом и стройной фигурой. Закрыть глаза и слушая его представляешь опытного вояку, с сединой в волосах, лет так пятидесяти. Вспомнились слова Жара о нем. Шутки Улья, Твою Мать.

- Давно ты с Жаром? Если тайна можешь не отвечать. – внутренне я был готов, что он сейчас мне посоветует пойти отдохнуть или сошлется на военную тайну, что принципе равнозначно.

- Давно. – он не оторвался от окуляров. – Очень.

- И что можешь сказать? – интересно ответит или пошлет?

- Лучшего командира я не видел. Я ему жизнью обязан.

Пауза. Вздох. Поворот головы и тяжелый взгляд глаза в глаза.

- Дважды. И этот долг до сих пор не оплачен.

- Получается так что сегодня мне тоже кредит открыт. Он не рассказал как они сегодня рубера шлепнули. Еще чуть–чуть, и не стоять мне на этом месте.

- Это накладка. Такое происшествие исключение из плана и в некотором роде наш недочет. В счет это не идет. Ты, я так понимаю и сам поспособствовал тому, чтобы не стать обедом? – он опять приник к прибору.

- Пришлось побегать, но дистанция заканчивалась, а шансы прийти к финишу первым таяли как январский снег под летним солнцем. – я повернулся направо, пытаясь сквозь колышущиеся метелки тростника разглядеть берег с которого мы приплыли. Надо сворачивать разговор, раз собеседник в третий раз отвлекается, значит разговор его тяготит. Отложу расспросы до более располагающей обстановки.

- У тебя там зима была? – он повернулся, в глазах блеск как у ребенка увидевшего Деда Мороза обутого в лыжи и с мешком подарков посреди лета.

- Да, январь, снега правда не очень много. В декабре ледяной дождь был. Сугробы поприжало. Но хватало.

- Тысячу лет снега не видел. – блеск в его глазах погас также быстро как и загорелся. – Эх баньку бы, да в сугроб или в прорубь.

- В чем же дело. На стабе, если даже нет реки, поставит баню. Нагрести сугроб или устроить купель. И парься сколько влезет. – тут до меня дошел смысл его слов. – Постой. Что значит – тысячу лет? – я замолчал с вопросом глядя на него и боясь поверить в свою догадку.



Влад Миров

Отредактировано: 24.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться