S-T-I-K-S Змей

Размер шрифта: - +

Глава 9. Черный Свет

 

 

Всепоглощающий голод, эту жажду металлов Миха ощутил сразу, как только очнулся, похожее он уже испытывал там, под землей, в желтом тумане бункера минобороны. Едва разлепив глаза, он узрел нависающую над ним улыбающуюся и довольную харю Глыбы.

— Долго я был в отключке?

— Сутки. Змея не убьешь. Живучий Змей.

— Да, я такой, жуть как злой до жизни, — прохрипел Оружейник, с тревогой подумав: «Спокойное время, отведенное нам, не идет, а бежит вприпрыжку». Его знаменитая чуйка еще не вопила об опасности, лишь недовольно бурчала, как бы перестраховываясь: «Нужно уходить отсюда от греха подальше», — а тут целые сутки в урну.

«Больше не буду так рисковать с даром. Себе дороже. Развивать свои возможности, конечно, нужно, но теперь только с учетом полученных шишек».

Из невеселых раздумий вырвал богатырь.

— Змей, маг, оружейник. Во какой, — в свойственной ему манере раскинув руки, определил величину Глыба.

«Ладно, я потом об этом подумаю, завтра, — решил Михаил, — сегодня уже нет сил заморачиваться по этому поводу».

— Тащи, друг мага, все металлы на стол, все, что найдешь: жестяные банки от пива, гильзы, ломаное оружие, любое барахло, лишь бы металл был, кроме инструмента — он нам еще пригодится. И меня бы на тот же стул посадить, что-то ослабел я, Глыба, думаю, не доползу.

— Глыба сейчас. Глыба сделает, — засуетился гигант. Какой раз Войнов убеждался в расторопности его действий, несмотря на свои богатырские габариты, он двигался стремительно, даже с какой-то грацией.

На столе быстро появилась дверь от сейфа, оружейный хлам, коего было очень много, какие-то обрезки прутков цветмета. Самое интересное притащил Тень, кто знает, в каком потаенном месте он достал этот тряпичный узелок с множеством ювелирных изделий, золотых, серебряных и даже платиновых. В этой куче размером с грейпфрут валялись несколько приличных печаток с драгоценными камнями.

«Зачем кому-то это понадобилось? Здесь же все эти цацки не имеют никакой ценности, просто никому не нужный мусор. Ну да ладно, нам ведь пригодится, — подумал Михаил. Его уже потряхивало, жажда изводила, еще чуть-чуть, и он готов был наброситься на все пополняющуюся груду, вот же, превратился в металло-вампира какого-то. — Неужели опять пилить, стругать и в таком виде поглощать?» — разочаровался Оружейник, у которого уже живот сводило, а вот Тигра и мелкий не стали жеманиться при виде такого шведского стола, грызли что-то там себе в удовольствие, привлекая Глыбу, смотревшего на все это с раскрытым ртом. Еще бы, когда кто-то рядом за обе щеки наяривает гильзы от патронов, как орешки, хочешь не хочешь, а заинтересуешься.

«Ну да ладно, и мне нужно насыщаться, организм требует, вон уже трясет, как лихорадочного, скоро язык прикусывать буду», — решил Миха и по наитию просто навалился на нагромождение металлолома и возложил на него руки. Ничего не произошло, но ему сразу стало легче. Видимо, при работе с оружием дар что-то забрал из организма, хоть и в мизерных долях, а сейчас как-то восполнил.

— Хорошо-то как, — Оружейник наконец-то чувствовал себя отлично. — Глыба, будь ласка, убери это все к верстаку. И пистолет, тот, что мы давеча сделали, принеси, пожалуйста, будем смотреть, что там у нас получилось.

 

«Так, что же я сделал? — то, что он держал в своих призрачных руках, Войнову нравилось, вокруг «Стечкина» виделся зеленоватый ореол. — Это что, дружественное оружие?» — удивился Оружейник. Хотя пора бы отучаться от этого, удивление тут не в чести, так можно и пучеглазие заработать. Капитан не сомневался — то-то еще будет. Если он и приоткрыл дверь своих возможностей, да только совсем ничтожно, лишь на щелочку.

— Уф, — выдохнул Змей, придя в себя. На этот раз он чувствовал заметную усталость.

Прототип лежал перед ним, и не то что радовал, он завораживал. Михаил даже не догадывался, что таким красивым может быть черный цвет, нет, скорей это даже был черный свет. Что на него нашло — не понятно, но стрелок вдруг решил назвать свое детище.

— Имя тебе убийца темных, «Черный Свет».

Пистолет будто услышал своего хозяина, и по нему пробежала узкая радужная полоска. Оружейник взял оружие в руку, «Черный Свет» оказался теплым, как живое существо, и легким, очень легким, это вызвало мимолетный дискомфорт, но пистолет тут же потяжелел, как надо.

— Ух, — выдохнул Миха, — вот же. Чем дальше в лес, тем больше дров, медведей и волков. Шут с этими медведями, и с волками туда же, идем дальше, уж слишком дрова эти бесценны, тут и рискнуть не грех.

Теперь материал прототипа точно никто бы не назвал сталью, пластиком тем более. Это нечто было в меру твердым, и в то же время упругим, поверхность не скользила, но и не была шершавой, а если сжать сильнее — становилась тверже. Складывалось впечатление, будто материал подстраивался под хозяина.

Патроны в магазине, все двадцать штук, и вовсе выглядели, как драгоценные камни. Сами гильзы потемнели, стали как ночь непроглядная, а вот закатанные пули не отличишь от ограненных черных алмазов. Чтобы получше рассмотреть эту сияющую красоту, Оружейник отщелкнул один из патронов.



Валерий Старский

Отредактировано: 05.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться