S-T-I-K-S Змей

Размер шрифта: - +

Глава 15. Черная смерть

 

 

Как только ушли из зоны видимости, обстрел прекратился, Клоуны уткнулись в правый берег — левый был охвачен огнем. Душа Оружейника тоже превратилась в пепелище, в груди словно образовалась пустота, и эту пустоту постепенно заполняла ярость. Ласка, девчата, док, Паромщик — лица доверившихся ему людей вставали пред глазами.

На Змея было страшно смотреть, спичку поднеси — взорвется, хмурый, глаза прищурены, в них нехороший блеск, над скулами желваки ходят, не говорит, а бросается словами:

— Слушайте все, сейчас берете самое ценное, что сможете унести, и отходите к тиру, там чисто, занимаете оборону, — мужчина протянул Глыбе винтовку Ласки. — Если не вернусь к утру, уходите на Юг, там сплошные леса и поселений мало, это направление они вряд ли перекроют, да и тварей там не должно быть много. Все, возражения не принимаются. Тигра и Тень, не подведите меня, следуйте за Глыбой, — словно получившие обухом по головам подчиненные никак не отреагировали, и капитану пришлось хрипло рявкнуть, чтобы народ зашевелился, оживая: — Вперед! Глыба, ты понял меня? — обратился он отдельно к другу, понимая, что он единственный может воспротивиться.

Гигант набычился и прогромыхал, едва не рыдая:

— Глыба понял. Глыба будет ждать. Змея не будет — Глыба утром уйдет.

Михаил ударил его в плечо.

— Твоего брата непросто убить, верь, — сказал он, слегка разрядив ситуацию. Взял четыре лимонки, упаковал в целлофановые пакеты, рассовал по нагрудным карманам, снял ботинки и сиганул в воду. Течение подхватило и понесло его тело. Мужчина нырнул, вынырнув уже у другого берега, — снесло как раз туда, куда рассчитывал.

Под прикрытием дыма от горящих гаражей выполз на берег, как раз там, где сушились сети на вешалках. Рядом, у самой кромки воды, обнаружил сучковатого болвана — местную супербомбу от жадности. Рыбколхозы частенько ставили хищнические заколы в местах захода рыбы, собирая почти всю и не давая ей отнереститься. Местным, конечно, это не нравилось, и они запускали таких вот болванов, которые, разогнавшись по течению, сносили все на своем пути: заколы, сети, мерёжи, разрывая, уничтожая дорогостоящие орудия лова. Тут же, чтобы без особого труда сталкивать это народное орудие борьбы с несправедливостью, был устроен простейший слип — сбитые доски, под наклоном уходящие в воду.

— Отлично, повезло, — прошипел Змей. Подполз к сетям, попробовал на прочность. — Еще крепкие, подойдут.

Сдернул сети, в ближайшем гараже нашел десятилитровую пластиковую канистру с нигролом — какой же лодочный гараж без трансмиссионного масла. Оружейник тут же вылил на себя все до капли.

— Кажется, здесь все, — выдохнул он, осмотревшись, и пополз к присмотренному средству передвижения. Накинул на торец бревна сети, закрепив за сучки, одно мелкоячеистое крыло, видимо, бывшее когда-то частью бредя, кинул на середину и также тщательно закрепил.

Стремительно темнело.

По воде плыли результаты ракетных ударов: пенопласт, деревянные куски сараев, ветки и различный техногенный мусор. Все было готово, да и время самое то — пора отправляться в плавание.

Змей достал из ножен «Аристократ».

— Извини, старый друг, не хотел, но и тебе придется меняться, таков уж этот мир.

Положил на бревно нож, отрешился от всего, расфокусировал взгляд и уже привычно скользнул в состояние «Оружейки». Взял оружие тонкими призрачными руками. Михаил уже знал, каким он будет: крепким, упругим, с клеймом Злых клоунов на пяте клинка и очень острой режущей кромкой.

— Будешь теперь «Темным Аристократом».

Оружейник полюбовался клинком, привычно разместив его не предплечье. Осмотрел себя — нож на месте, «Черный Свет» в кобуре за спиной, там же фляга с живчиком. Можно выдвигаться.

— Умоетесь кровью, нелюди, — с ненавистью процедил Войнов и, не без труда столкнув в воду массивное бревно, скользнул в течение сразу за ним, догнал, перевернул как следует и поднырнул под сеть. Вцепившись в сучки, присоединился к плывущему по реке хламу.

Какое-то время Миха объезжал непослушного речного зверя, несущегося к устью. Получалось не очень, болвана прибивало то к одному, то к другому берегу, сучки касались песка, и скорость сразу падала.

Пришлось перебраться еще чуть дальше к задней части болвана, послушность заметно возросла. Теперь мужчина уверенно держался на середине течения, готовясь к быстрым решениям и действиям на повороте. На выходе воды реки бьются в рукотворную дамбу, поворачивая на девяносто градусов, и нужно вписаться.

Пользуясь набранной скоростью и массой плавсредства, офицер срезал угол и почти без снижения скорости вошел в Финский залив. Теперь, на фоне багрового заката, он отлично видел три судна, уже включившие огни.

От пришедших посудин отделились две резинки под моторами и устремились к берегу, вскорости пройдя совсем рядом с Михой.

«За добычей пошли, суки», — подумал он, посмотрев вслед, — резинки входили в устье Коваша. В том, что это последовательно осуществляемый план, Оружейник уже не сомневался.



Валерий Старский

Отредактировано: 05.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться