С тобой

Глава 8

Кристина долго мылась под горячими струями, рыдая в голос,  вовсе не заботясь, что подумает Александр. Никогда раньше она не чувствовала себя такой несчастной. Не было никаких препятствий для их соединения, и он умудрился их выдумать. Она проклинала себя за то, что утром решила побегать. Может быть, если бы осталась, разбудила бы его поцелуем, его бы не охватила эта чудовищная ревность.

 

Кристина вышла, завёрнутая в полотенце, скосила  глаза на Александра, надеясь, что услышав её рыдания, он передумает. Жалость, несовместимая с её характером, сегодня устроила бы. Но Александр  укладывал вещи.

 

И тогда забытая гордость вернулась к ней. Ладно, если он так хочет, она его отпустит и позже, оставшись одна, решит, что  делать. Кристина подошла к шкафу и, достав бельё, надела его, не заботясь, смотрит он на неё или нет, машинально отметив, что взяла комплект, подходящий под кремовое платье, которое, она ещё не надевала. Это было самое красивое платье, которое бралось на выход, чтобы Александр любовался её красотой, и все ему завидовали. Как глупо. Её красота и погубила их отношения.

 

Кристина с трудом застегнула молнию на спине, ощущая его взгляд и, надеясь, что он поможет. Но он не захотел к ней прикоснуться.  Кристина взяла свою косметичку, зеркало и вышла на балкон, где среди горшков с цветущей геранью, стояли два кресла и столик, за которыми они так и не успели  посидеть, как она мечтала. Она  накрасилась более ярко, чем обычно, подведя глаза чёрной подводкой. К такому макияжу слёзы не допустимы, а ей нужен был барьер, который бы сдерживал, когда они будут прощаться.

 

Кристина чувствовала себя опустошённой: вся жизнь, которая вернулась к ней сегодня, вышла, словно спустили шарик. Александр смотрел на неё так, словно хотел броситься к ней и стереть всю эту нелепую краску на лице.

- Готова?

- Да.

- Сколько ты ещё хочешь  остаться, я оплачу номер?

- Не знаю, - Кристина и представить не могла, как вернётся сюда одна.

- Хорошо, - он положил на тумбочку стопочку денег.

Она слегка качнула головой, словно хотела что-то сказать, но его голос зазвучал непрекословно.

- Это я тебя сюда привез и  обязан доставить обратно. Здесь деньги на проживание и обратный билет.

Зазвонил телефон, она услышала голос красавчика.

- Никита, мы уже идём, - бодро ответил Александр.

 

Александр первым вышел из номера, выкатывая  за собой чемодан на колёсиках. Кристина чувствовала такую ненависть к этому  клетчатому серому чемодану, что чуть его не пнула. Ей хотелось остановить Александра, упасть на колени, рыдать, что-то обещать, но только  не дать совершиться чудовищной ошибке.

 

Но вместо этого она шла за ним по коридору, цокая каблучками и молчала. Пусть мне будет хуже, пусть будет так, как он хочет.

 

Никита ждал у гостиницы. Увидев Кристину, улыбнулся, но её помертвевшее лицо, погасило улыбку.

- Что-то случилось? - спросил он, перебегая взглядом от одного к другому. - Вы уезжаете?

- Меня вызвали на работу, а Кристина ещё останется. Мы так ничего и не успели здесь посмотреть. Может, ты покажешь ей достопримечательности?

Кристина нервно усмехнулась:

-  Сначала я бы хотела полетать на параплане.

Оба мужчины посмотрели на неё с тревогой, но она только пожала плечами.

 

 Никита помог Кристине сесть на заднее сидение, убрал чемодан  в багажник. Александр сел вперёд. Кристина впилась ногтями в ладони от обиды и отвернулась к окну. По главной улочке Хосты неутомимые отдыхающие с матрасами и повизгивающими от предвкушения удовольствия детьми шагали в сторону пляжа.

Праздник, который больше не будет со мной, подумала девушка.

Они сели в кафе, которое выбрал Никита. Строчки меню прыгали перед глазами Кристины, и она чувствовала, что её вырвет, если съест хоть кусочек. 

- Здесь очень вкусные шашлыки, - сказал Никита.

- Я не ем мясо.

- Возьмите форель, - предложил официант. - Свежайшая. 

Кристина упёрлась взглядом в Александра. Сейчас она заметила, что хоть он и не накладывал грима, его настоящее лицо тоже скрыла маска. Загар старил его, под глазами залегли тени, нос заострился и казался слишком большим. Две большие складки, подпиравшие щеки, натянули  возраст до шестидесяти. Как же я люблю тебя, подумала она. Мне всё равно как ты выглядишь. Их взгляды встретились, в его голубых глазах с покрасневшими белками застыла мука человека, с которой он не мог справиться.

- Поешь, пожалуйста, - мягко, как в прежние времена, сказал он.

- Я не могу.

Он кивнул и спросил у официанта, может ли тот заказать такси через полчаса.



Лисицына Татьяна

Отредактировано: 30.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться