Sabbatum. Начало

Размер шрифта: - +

Реджина

Мы снова были в одной из этих белых комнат, которые уже не пугали и не раздражали своей пустотой и чистотой. Скорее наоборот, позволяли сосредоточиться.
После уроков в сопровождении Архивариуса мы вошли в Сенат. Мне уже нравилось тут находиться, так как чувствовал себя важным и крутым среди этих деловых мужчин и женщин. Мне все больше нравилось их молчание и сосредоточенность.
— Итак, я рад, что ваши знаки проявились почти одновременно. Полгода на Начале почти незаметно пролетели. Да, Рэй?
Маккормик подмигнул мне, намекая на конфликт между мной преподом Химерой — Жозе Лефёром, который читал нам основы темной магии о демонах и прочей нечисти. Я считал, что он влиял на наш класс, особенно на недотеп-близняшек Лилу и Розу, которые теперь больше склонялись, что Бога нет, так как ангелов невозможно вызвать, в отличие от демонов. Если честно, мне плевать было, во что они хотят верить, но мне не нравилось, что у них появлялись черты Жозе: любая цель оправдывает любые средства. Они уже начинали подставлять друг друга и всё это из-за того, что эти две дуры влюбились в одного парня. В меня.
По началу это было забавно, потом стали раздражать, в итоге я начал их бояться, что попросил Инквизитора найти мне что-то от защиты на всякие любовные привороты. Поэтому проявившийся знак был вовремя и стал моим спасением — путевкой сбежать с Начала, пока эти чокнутые еще чего не придумали.
— Только у нас знаки не одновременно проявились…
— Подумаешь, разница в неделю! У некоторых братьев и сестер годами растягивается. Один уж школу закончил, в Клане или Школе работает, а второй все еще на Начале числится.Итак, вы ознакомились с приглашениями в школу?
Мириам выложила из сумки папки. Ей пришло шесть приглашений, мне на одно меньше. Выбор был хороший. Особенно мне понравились Охотники и Быки. У этих двух крутая была физподготовка. Я даже спрашивал у Инквизитора с Начала, какую бы выбрать. Тот указал на эти две. Мириам же была категорически не согласна. Ее заинтересовала одна из самых скучных папок. По этому поводу у нас были даже разногласия. Но, не смотря на все ссоры, я всегда знал, она права, ей можно довериться. Никогда Мирра не промахивалась. Она была мой поводырь.
— Да. Посмотрели все. — Она вытащила тонкую папку из кучи отложила в сторону.
— И вы определились?
— Да. Мы с Рэем хотим встретиться со Светочем школы Саббат.
— Саббат? — Маккормик удивленно взял папку в руки и начал листать, пытаясь понять наш интерес. — Мириам, вы можете мне обосновать ваш выбор?
— Нам понравилась форма обучения. Она самая подходящая для нас.
Он странно замялся с вежливой улыбкой на губах. Выдержал паузу и начал говорить с нами, как разговаривают с маленькими глупыми детишками. Что была ошибка с его стороны. Мы с Мириам терпеть этого не могли. Главное жизненное правило: когда люди начинают с вами так общаться, значит вы правы.
— Могу ли я вам посоветовать?
— Да.
— Выбирайте Охотников. Они лучшие. У них очень сильные инквизиторы!
— Они самая многочисленная Инквизиционная школа. Естественно, среди них будет много талантливых колдунов. — Возразила стальным голосом Мириам, что я даже почувствовал гордость за нее.
— А что вас привлекло в школе Саббат?
— Индивидуальный подход к каждому ученику.
— Но этим может похвастаться каждая школа, мисс.
— Нет, не каждая! — Мириам начинала злиться. Я же все больше вставал на ее сторону. — Эти три школы, — Она отбросила три папки к Маккормику, — Вообще не обращают внимание на особенности способностей колдунов. Они лишь позволяют разрабатывать дары в рамках программы. Делают уклон на оккультные науки и знание заклинаний.
— Но знание заклинаний важно!
— Тогда на фига нам даются способности? — Буркнул я, соглашаясь с Мириам.
Но Маккормик все-таки услышал.
— У Охотников тоже есть ставка на способности.
— Да. Если ты обладаешь боевым даром! А дальше смотрят на твою физподготовку. Если ты не вытягиваешь, то тебя запихивают в теоретики.
— Не хочу вас отговаривать, но Саббат только недавно открылся после пятнадцатилетнего перерыва. Он не особо… — Маккормик замялся, подбирая слово. — Удачен в выпусках. Инквизиторы, закончившие Саббат, либо перешли в другие школы, либо ушли в Смертные, некоторые создали семьи, и больше не работали с Сенатом.
Пока Маккормик говорил, я наблюдал за Мириам: насколько он ее убедил. Но сестра сидела с упрямым взглядом, скрестив руки на груди, и нервно качала ногой.
— По-моему, то, что школа только открылась, это в плюс.
— Вы так считаете, Мириам?
— Поэтому, мы хотим поговорить со Светочем.
— Ну что же… Это разумно. Может, еще с кем хотите встретиться?
— Начнем с Саббата.
— Хорошо. Я организую встречу.

***
Я был одет будто на смотрины. Новое черное пальто, синий джемпер. Как не пыталась Мирра уговорить меня подстричься, я отказывался. Мои отросшие взлохмаченные волосы нравились девчонкам, а длинная челка придавала мне порой гордый и крутой взгляд, потому что она мешала смотреть на человека прямо, поэтому приходилось задирать подбородок. Иногда это помогало при разговорах с потенциальными Химерами, для которых понты были превыше всего. Они порой вели себя, как коты: выигрывает тот, кто дольше выдержит презрительно-гордый взгляд. И я выигрывал. Спасибо челке.
— Не пыхти! Когда ты это делаешь, я сразу вспоминаю про батарею в кабинете у Роберта.
Мириам сидела напротив и скучающе листала меню. Одета она была не хуже: кофейного цвета новый плащ, красный кашемировый свитер, над которым она тряслась, как над драгоценностью. Я ее понимал: стоил он жутко дорого. На одну только эту тряпку мы могли бы два месяца питаться дома, оплачивать счета и ни в чем себе не отказывать. Но у нас был новый статус и новый дом. И все это требовало держать марку.
— Может, Маккормик прав? Что ты зациклилась на этой школе?
— Рэй! Ты опять?
— Мириам, чем тебе не понравился Светоч Быков?
— А тебе понравился? — Сестра посмотрела своим фирменным упрямым взглядом, поджав губы.
Я снова тяжело вздохнул.
— Зато он не заливал нам, какой он крутой и какие у школы заслуги.
— Да. Он молодец. Уложился в отведенное время встречи: не больше и не меньше. — Пробурчала Мирра и тоже тяжело вздохнула. Затем с громким хлопком закрыла меню и уставилась в одну точку.
Я тоже начал рассматривать посетителей в кафе. Обычные люди, жующие жаренную картошку или салат. Закусочная была мила: недорогая, чистая, с небольшим выбором еды в меню, но зато большими порциями и вкусной. Странно это… Мисс Хелмак, Светоч Саббата, даже тут умудрилась выделиться среди других Главных: вместо того, чтобы встречаться в кабинете Сената, она выбрала эту закусочную в Ванкувере. Мириам восприняла это предложение странно — отрицательно, ничего мне не разъяснив. Я лишь ждал и слушался ее, осознавая, что мне не хватает мозгов, чтобы понять, что же такого необычного она видит в школе Саббат? Почему среди всех папок именно эта?
— Вы будете еще что-нибудь заказывать? — Прощебетала официантка, забирая у меня пустую тарелку.
— Нет. Только кофе. — Буркнула Мирра.
Как только девушка отошла от нашего столика, я не выдержал:
— Ты же ничего не ела с утра!
— Я не буду есть, пока мы не поговорим с мисс Хелмак.
Я удивленно уставился на нее.
Мирра никогда не пропускала завтрак, обед и ужин. После того как мы уехали из дома и нам стала доступна вкусная и здоровая еда, мы очень редко пропускали прием пищи. Мирра так вообще чокнулась на здоровом питании, прекратив употреблять чипсы, шоколадные батончики и газировку.
— Почему?
— Да потому что, это психологический прием!
— Какой еще прием?
— Я читала, что так проще расположить человека. Почему многие крутые бизнесмены любят обсуждать дела за едой? Потому что так легче расположить человека к себе. Пока говоришь, человек есть и добреет. А это значит, что ему легче запудрить мозги, чем просто беседуя в кабинете!
Я даже опешил. Обалдеть, какая Мирра умная! Мне со своими книжками и всей библиотекой мистера Скотта никогда не достичь ее уровня.
— Думаешь, мисс Хелмак нас хочет обмануть?
Мириам пожала плечами и поправила свои часы на руки — подарок миссис Скотт ей на день рождения. Мой подарок был намного проще и дешевле. Не имея доступа к своей полной стипендии, я из ежемесячных купил в простом магазине с бижутерией цепочку с ажурным колечком на ней, а затем сдал ювелиру чтобы позолотил. Получилось дешево и красиво. Мириам понравилось. Она носила, не снимая. И все же меня подзуживала мысль, что она достойна большего: настоящего золота, а не медяшки, купленной за несколько центов…
— Не знаю. Меня это настораживает. Почему она, как все, не назначила встречу в Сенате?
— Хочет задобрить…
Аппетит пропал начисто. Теперь я смотрел на откусанный сэндвич, как на ловушку, в которую отчасти уже попался.
Мисс Хелмак должна была появится через… три минуты, если судить по настенными круглым часам с чашками кофе вместо цифр. Интересно сколько нам придется ждать? Но она появилась ровно в двенадцать часов, будто ждала, когда большая стрелка сделает свой рывок наверх. Главная вошла, заставив обратить посетителей на себя: черный плащ и несоответствующие погоде за окном солнечные очки. Мы с Мириам переглянулись и, затаив дыхание, проследили, как она прошла по узкому проходу между столами и остановилась возле нас. Сняв очки со звяканьем тяжелых браслетов на запястьях, мягко произнесла: «Здравствуйте, Мириам и Рэйнольд. Рада встрече с вами».
Мирра что-то промямлила в ответ, я же не смог хоть что-то произнести, лишь смотрел открыв рот.
Впервые я видел столь красивую леди. Именно, леди! Такую не встретишь на улице. И я впервые видел женщину, у которой была седина и молодое лицо, сбивающее с толку о ее возрасте. «Наверное, крашенная.» — Сделал я вывод, хотя ощущение было, что цвет настоящий, слишком неоднородный, как у крашенных. Ее голубые глаза были столь пронзительны и светлы, что казалось на тебя смотрит не человек, а какое-то существо.
«Может, инопланетянка? Или бездушная?» — Пронеслось в голове, хотя бездушных я ни разу не видел, но много слышал о них.
Хелмак хмыкнула чему-то и присела на стул, не дожидаясь приглашения.
— Простите… Вы будете что-нибудь заказывать? — Голос Мириам вернул меня на землю и я смущенно начал рассматривать свои руки, кидая взгляды то на сестру, сидящую напротив, то на Хелмак.
— Нет. Спасибо. Только лишь кофе. А вы почему не едите? Время обеденное.
Светоч обращалась только к Мириам, словно меня не было за столом.
— Спасибо, но мы уже поели. — Мириам нагло соврала ей.
Я показательно откинулся на спинку и сложил руки на груди, придав себе деловой вид. Но реакции Хелмак не последовала, я все еще был «невидим» для нее.
— Итак. Давайте к делу? — Светоч кинула на меня мимолетный взгляд и снова обратилась к Мириам. — У вас скорее всего есть вопросы, на которые я с удовольствием отвечу.
Мириам, кивнув, вытащила из сумки папку об Инквизиционной школе Саббат. Я заметил, что в ней появились маленькие цветные лепестки закладок — она часто так делала с учебниками, когда появлялся вопрос по заданному материалу.
— Да. Мы с Рэем хотели уточнить кое-что. Но…- Мириам замялась, подбирая слова. — Разве вы не хотите рассказать о школе?
— Зачем? — Светоч искренне удивилась, немного нервно всплеснув руками и звякнув массивными браслетами, закрывающие ее знак. — Вы читали пригласительную папку?
— Да…
Я заметил, что сестра немного напугана Светочем. Я ее такой видел лишь пару раз.
— Тогда зачем мне рассказывать о своей школе? Раз вы захотели встречи со мной, значит читали внимательно!
Мириам смущенно улыбнулась. Меня же отвлекла официантка возле соседнего стола. Девушка стояла рядом с нами и ее рука неровно держала поднос, что того гляди мороженица соскользнет и разобьется об пол. Я напрягся и внимательно следил за движениями официантки, будто хотел подстраховать ее. И даже если мороженица действительно начнет падать, я попробую ее поймать.
Пока я не отрываясь следил за официанткой, до меня донесся легкий смешок Мириам и продолжение беседы:
— Да… Мы с Рэем заинтересовались школой Саббат. Потому что ее описание очень необычное. Например, про подход к ученикам. Вы пишите, что «к каждому Инквизитору индивидуальный подход».
— Да. Всё правильно, Мириам. Можно вас называть по имени?
— Конечно!
— Тогда зовите меня Реджиной. Итак, вы всё правильно поняли. Каждому Инквизитору я обеспечиваю индивидуальную программу обучения.
— Не получится ли накладно? Это требует много внимания и больших… ресурсов.
— Хм… Согласна с тобой. Поэтому мой новый набор будет состоять до десяти человек.
— Десять человек? Новый набор?
Официантка наконец-то ушла, убрав посуду и не уронив мороженицу. Я теперь мог спокойно вздохнуть и вернуться к разговору. Мириам сидела с удивленным выражением лица, так и не открыв папку, лишь рефлекторно бегала кончиками пальцев по выступающим закладкам.
Светоч поставила локти на стол и соединила свои бледные тонкие руки в подобие молитвенного жеста. Под этим своеобразным куполом рук дымилась свежая чашечка кофе. И когда только принесли?
— Да. Школа Саббат была закрыта некоторое время. Сейчас я решила возобновить работу и изменить подход в обучении.
— Некоторое время? — Не удержался я и влез бесцеремонно в разговор. Мириам в ответ чуть нахмурила брови. — Нам сказали, что вы пятнадцать лет не работали!
— Да, молодой человек, вы правы. Жизненные обстоятельства потребовали, что бы я закрыла школу.
Мы с сестрой переглянулись.
— Ой! Не подумайте ничего такого! — Засмеялась Хелмак. — Просто пятнадцать лет назад у меня появились дети, да и проблемы навалились.
— Понятно… — Протянула смущенно Мириам.
Я же посмотрел на Светоча с новой точки зрения: неужели у этой леди есть дети? Сколько ей лет?
— А что вас заставило пересмотреть программу обучения? Ведь выгодно взять больше учеников.
— Я не люблю, когда много людей. — Светоч сказала это так уверено и решительно, что не захотелось допытываться: отговорка или действительно не любит.
— И сколько у вас сейчас учеников? — Снова влез я в беседу.
Поймав взгляд Мирры, я понял, что задал правильный вопрос.
— Четыре.
— А сколько планируете взять? — Поддержала беседу Мириам.
— Не больше десяти. Я считаю, что чем больше Инквизиторов в одном месте, тем больше они становятся похожими на Химер…
Последнее было сказано как-то зло и между делом. Светоч отпила свой кофе, а мы снова насторожились.Между нами повисла напряженная пауза, пока Мирра не набралась духа и снова не вступила в диалог. Навязчиво в воздухе плыл аромат кофе, смешанный с тяжелыми сладкими духами Светочами.
— А как вы планируете строить обучение? Ну вот, к примеру, Рэйнольда? Он у нас…
— Эмпат. Физическое проецирование боли. — Закончила за сестру Светоч, уставившись на меня. В этот момент я понял, что мне больше нравилось, когда она не замечала моего присутствия за столом.
— Я читала ваши досье и наблюдала за вами. Поэтому и выслала приглашение.
— Наблюдали? — Я и Мириам уже открыто кидали недоверчивые взгляды на Светоча.
— Конечно! На позапрошлой неделе, как только вы сделали заявку о знаках. Час в вашей школе мне сказал достаточно. Я же должна выбрать лучших учеников.
— Лучших учеников? — Я засомневался в ее словах. Интересно, что по ее мнению входит в это понятие?
Ведь только Мириам учеба давалась легко, мне же приходилось зубрить и терпеть недоверие учителей. Почему-то преподы не верили, что я сам дохожу до всего своими мозгами, а не списываю у соседа и мне не решает домашку Мириам. И всё же, с ними было легче, чем дома. Все эти учителя не знали меня и моего происхождения. Для них мы были приемными детьми Скоттов.
— Конечно! По-другому нельзя! Иначе вся моя затея со школой провалится! Я делаю теперь ставку на качество учеников, а не на их количество.
— И как же вы выбираете это качество?
— По многим пунктам. В первую очередь, ставлю на мышление ученика. Попросту говоря, есть ли у него мозги и как они работают. Затем, смотрю на его дары…
— Наши дары бесполезны! — Снова встрял я, не выдержав окончания фразы, так как она затронула больную для меня тему.
— Ох, Рэй! Не скажи! Вы с Мириам талантливы! Вы вполне можете оправдать мои надежды.
— Простите, Реджина, но вот Охотники не считают эмпатию отличным разрядом для Инквизиторов.
— Охотники берут только физическими данными! Если ты не способен вытягивать их программу, то тебя вышвыривают в Смертные, либо в Сенат на низшие должности Архивариусов. Вам это надо? Я же знаю, что нет! Иначе я бы тут не сидела! — Светоч аж пылала гневом. На мгновение я почувствовал, как прокатилась волна магии от нее. — Я же предлагаю смотреть на самого человека! На его уникальность! А не на то, что можно из него выжать!
— Тогда как мы можем быть полезны вам? — Мириам выпалила с той же горячностью и тут же замолкла, зардевшись румянцем, будто сболтнула что-то лишнее.
За ней было интересно наблюдать: почему ей неловко, а мне — нет? Может, я что-то упустил в разговоре? А как же ее теория о том, что Светоч может обмануть нас?
— Можете! — Ответила ей Реджина, нервно проведя рукой по карману.
Явно, что она машинально потянулась за пачкой сигарет, которые выглядывали из кармана, но вовремя себя одернула.
— Твой дар необычен. В бою может быть бесполезен, но не для команды. Ты хорошая, прилежная, ответственная девочка. Тебе можно доверять. Я вижу в тебе лидерские качества. Для меня это ценно.
Щеки Мириам вовсе стали пунцовые. Мне пришла мысль, что она за раз никогда не получала столько комплиментов. Внутри же меня расцвела гордость и радость, что хоть кто-то отметил, какой она человек.
— Рэй больше боец, чем ты. — Реджина неожиданно назвала меня по имени и мое сердце дернулось в страхе. — Он и его дар — отличное сочетание для Инквизитора.
Я скептически хмыкнул. Если она была права насчет сестры, то со мной она промахнулась.
Светоч неожиданно повернулась ко мне и посмотрела своими светло-серыми глазами, что на мгновение стало жутко: будто меня рассекретили.
— Ты чувствуешь боль — это твоим преимущество. Калечить в бою врага каждый умеет, а вот знать его больные места — другое дело.
— Вы предлагаете ему пытать людей? — Мириам фыркнула, у меня же появилась кривая улыбка идиота.
— Нет, Мириам! Он чувствует чужую боль! Я думаю, что эмпатия боли, по сути дела, как сигналы, как маяк при поиске. Некоторые талантливые охотники слышат чужое сердцебиение, видят следы энергии, слышат эмоции или мысли. Их дары становятся маяком на охоте.
Я напряженно слушал, поддавшись вперед к Светочу. Я никогда не рассматривал свой дар с этой точки зрения.
— А я смогу?
— Почему нет? Ты собранный и внимательный.
Но снова заметив мой скепсис, она, звякнув браслетом, указала своим глянцевым ногтем на официантку.
— Ты несколько минут следил за ней, чтобы она не уронила с подноса мороженицу, готовый подстраховать ее в любой момент. Ты это делал интуитивно, как игрок: смогу ли я поймать стакан или нет? Как я заметила, у тебя хорошие задатки охотника.
Я кинул взгляд на официантку, беззаботно разговаривающую с баристой. Слышать уверенный тон Главной о том, какой я замечательный, было лестно, но, черт возьми, как она заметила про официантку? Она же беседовала в этот момент с Мириам и сидела спиной к девушке! Меня почему-то это больше напугало, чем придало уверенности. Но уважение к Светочу возросло в разы. Я уже не сомневался, что передо мной сильная ведьма и все серьезней некуда.
За столом возникла пауза. Реджина, смакуя, допивала кофе, задумчиво глядя в окно, будто нас не было рядом с ней. Мириам кусала губы, глядя на папку Саббата. Ее лоб перечеркивали две складки, говорящие о глубоких раздумьях. Я же ощущал себя не в своей тарелке. С этой женщиной, которая была потрясающе красива, уже не чувствовал себя в безопасности, осознавая, что она всё видит и подмечает.
— Хорошо. — Внезапно прервала молчанье Мириам. — Что еще помимо программы?
— Первоначально около шести тысяч футов в месяц. С каждым годом стипендия будет увеличиваться.
Ничего себе! Я прикусил язык. Вот это деньги! И она еще говорит, что это мало и будет больше! Интересно, сколько же платят Быки или Охотники? Но судя по Мириам, она ожидала услышать такую цифру. Странно, почему она мне не сказала об этом? Боялась, что соблазнюсь большими деньгами?
— Проживание, как было в сказано в приглашении, будет в замке. Саббат — старый замок, в котором одна из лучших сетей порталов, поэтому вы будете иметь большой доступ к разным точкам мира. Сейчас в нем появилось стрельбище, новый тренажерный зал, переделаны классы и комната поиска. Замок восстановлен и перестроен. Так же сейчас пополняется боевой арсенал. Я могу сделать запрос на любой вид оружия.
— Так уж на любой? — С ухмылкой спросил я.
— Что пожелает молодой человек! — Соблазнительно проговорила Светоч.
— Личную винтовку. Снайперскую!
— Рэй! — Прошипела на меня Мириам.
Но Реджина лишь рассмеялась:
— Будет тебе винтовка!
В ней не было фальши! Ее тон и поведение говорило, что она на полном серьезе может достать мне винтовку, если захочу.
— Я согласен! — Выпалил я. — Я согласен учиться в вашей школе!
Но Мириам побледнела и закачала головой с улыбкой:
— Мы еще не решили. Дайте нам подумать… Нам нужно время…
— Конечно, Мириам! Я понимаю.
Но я, в отличие Реджины, не понимал сестру! Не она ли с самого начала выбрала Саббат из всех приглашений?
— Когда мне ждать ответ?
— Завтра! Завтра мы скажем нашему Архивариусу о решении.
— Хорошо! Надеюсь, ответ будет положительным.
Она это спросила вежливо, обыденно, но с некой хитрецой. Мириам же улыбнулась чуть теплее, чем следовало. И в этот момент я понял, что ответ будет положительный. Уж не знаю, зачем Мириам думать до завтра, но по этим двум женщинам сразу было видно — спелись.
А это значит, что у меня будет своя снайперская винтовка, замок и шесть тысяч футов дохода в месяц.



Елена Ромашова (TRISTIA)

Отредактировано: 11.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться