Sabbatum. Начало

Размер шрифта: - +

Мы решили развестись

— Стой!
Я кинула легкий, сбивающий с ног заряд в парня.
Но он легко его отбил.
— Бьянка, беги!
Девочка стояла испуганная и смотрела на меня, как на самого опасного зверя. Ее поведение говорило, что она боялась и брата, яростно отбивающегося от меня легкими шаровидными заклинаниями. Первая мысль была кинуть в него силок или сбить его с ног, но Кристоф стоял у края. Это опасно! Кристоф не стал дожидаться моих действий и отчаянно рванул вперед, с разбегу прыгнув на соседнюю крышу. Мое сердце замерло: казалось, парень на секунду завис над пропастью. Но через мгновение он уже был на другой стороне и обернулся на нас.
— Кристоф! — Закричала его сестра, осознавая, что брат только что ее бросил.
Она с отчаянием рванула за ним, но я в один прыжок оказалась возле нее и схватила девчонку за руку. Бьянка начала вырываться, подвизгивая, как раненный зверек. Она вертела головой: то посмотрит на меня, то на Кристофа. Но не успела я ничего предпринять, как в меня полетел плохо связанный энергошар. Я еле успела уклониться. Заклинание щелкнуло и ударилось о борт крыши. Затем прошел скрежет с дроботом и звоном, глухой удар и еле слышный то ли вздох, то ли вскрик. Мужской вскрик…
Рэй? Я с ужасом поняла, что его все еще нет на крыше — он так и не поднялся.
— Рэй! — Забыв про девчонку, я кинулась обратно к краю. Лестницы уже не было. Готовясь увидеть самое страшное, с замиранием сердца я заглянула за край. Никого. Рэя не было. Внизу лишь красная стена из кирпича и серый бетон. Черный рюкзак Рэйнольда валялся на земле, как нечто инородное и не естественное. Только где сам Рэй? Зачем скинул рюкзак? Может, побежал на чердак через дом по лестнице? Но мои мысли были прерваны резким оглушающим девчачьим взвизгом. Обернувшись, я заметила, что Бьянка уже на соседней крыше: она поднималась с саднящих от удара при приземлении колен. Кристоф, не церемонясь, почти за шкирку схватил сестру и, не замечая, как больно девочке, потащил к двери чердака.
Твою мать! Я должна их поймать. Я должна! Я — Инквизитор!
Набравшись храбрости, я разогналась и прыгнула, пролетев между домами промежуток в два метра. Приземлилась я так же, как и Бьянка: потеряв равновесие, завалилась вперед, больно отбив ладони и коленки.
Крепко стиснув зубы, я встала и, не обращая на ломоту в суставах, продолжила преследование. Нет! Я так просто не сдамся. Как назло, за спиной мешался мой маленький рюкзачок, набитый силками, фонарем, Вальтерами и прочими мелочами. Дико хотелось его скинуть, как сделал Рэй со своим. Я оглянулась: вдруг, он уже вышел на крышу? Но его все еще не было. Ждать его не стала. Прихрамывая, я добежала до двери чердака, которая от ветра то и дело глухо ударялась о стену. От яркого солнца не было видно, что там дальше порога. Нырнув в темноту, кожа тут же покрылась мурашками — меня облепил холод и влажность помещения. Перед глазами всё ярко зеленело. Поэтому я осторожно, постоянно моргая, почти на ощупь, продвигалась вперед. Сквозь зелень солнечных зайчиков передо мной вырисовывалась светло-серая лестница, на площадке которой, вниз на один пролет, стояла маленькая фигура. Судя по белому комбинезону, это была Бьянка.
— Бьянка? Это ты? Подожди…
Но не успела я договорить, как меня ударили сзади по голове.
Боль была настолько сильной, что все отдалось в глаза яркой алой вспышкой. Нос резко заложило. Затылок начал гореть. Я осторожно дотронулась до больного места и, прежде чем упасть без сознания, увидела свои поблескивавшие влажные пальцы. Кровь…

Дом очень сильно качало на волнах… Гроза с штормовым ветром не прекращалась. В такие минуты, я ненавидела жить на воде. Все предметы на столе начинали ездить, а меня укачивало, как сейчас. С противным звуком стакан съезжал на столе сначала в одну сторону, потом в другую. Если бы жили на море, то все это падало бы на пол. Но озеро медленно раскачивало дом с предметами в нем, будто лодку. От этого меня тошнило и болела голова. Муж плотно прижимал к себе. Но пахло не им. Рэй сменил одеколон? Я попыталась отстраниться, чтобы стало чуть легче, но все снова отдалось болью в голове и почему-то в челюсти. В ответ донесся голос мужчины на итальянском: что-то про Бога и про кого-то, кого снесло куда-то. Слова обрывками значений всплывали в гудящей голове, не складываясь в понятную речь… Итальянский. Хочу побывать в Италии… Я была там всего лишь пару часов.
Темно.
Голова гудит.
Надо приготовить пирог. Рэй просил меня. Только когда просил? Не помню… А гроза уже кончилась? Перестало укачивать.
Я пошевелилась, почувствовав, как сдавлена голова. На ней было что-то плотное, матерчатое. Я вспомнила про кровь на пальцах. Снова коснувшись до места удара, почувствовала резкую боль и не сдержала стона.
— Где она? — Как-то слишком громко прозвучал голос Рэя.
Ему в ответ что-то сказали, но в висках так сильно пульсировало, что я не расслышала.
Мое тело подпрыгнуло, когда кто-то резко сел на кровать.
Теплые руки мужа коснулись моего лица, а затем головы. Их я узнаю всегда. И не нужно никакого зрения.
— Рэй…
— Тс-с-с… Сейчас. Потерпи.
Знакомые волны магии прокатились по моему телу, и голова перестала болеть. Всё утихло, и я наслаждалась безболезненной тишиной. Приятное чувство неги. Давно я такого не испытывала!
Открыв глаза, я увидела серьезные темно-серые с синевой глаза. Всё понятно без слов: Рэй пытается понять — в порядке ли я, чтобы начать обвинять меня, как я халатно отношусь к себе, как глупо веду себя и прочее. Молча сев под его укоризненным взглядом, стала осматриваться. Бред про то, что я была дома, окончательно развеялся — мы находились в комнате, похожей на номер дешевого мотеля. За окном было уже темно, и яркие неоновые вывески переливались и мигали всеми цветами, зазывая окунуться в удовольствия, которые предлагали. Возле двери стоял Стефан, почему-то с влажными волосами, надевающий свежую футболку, а рядом с ним на полу валялся рюкзак Рэя и незнакомая мне сумка.
— Стефан, можно мы поговорим с Мел наедине?
Началось…
Клаусснер кивнул и обеспокоенно кинул на меня взгляд:
— Пойду вниз — в баре посижу.
Как только он вышел, я почувствовала дурноту от того, что сейчас опять будет скандал. Я смотрела на ссутуленную спину мужа и опущенную голову. Пальцы его были сцеплены в замок. Поза, как тогда на суде, когда меня отправили к Химерам. От этого воспоминания по спине прошел неприятный холод. В голове почему-то промелькнуло: «К разлуке». Но я испугалась своих же мыслей и стала ругать себя за них.
Вздох. И выдержав паузу, Рэй тихо и упрямо произнес:
— Где-то через полчаса придет Ева. Пожалуйста, я тебя умоляю, возвращайся с ней в Саббат.
— Я никуда не пойду…
— Мел! Пожалуйста!
— Нет.
— Я тебя прошу.
— И не проси.
Рэй посмотрел мне в глаза. Выглядел он устрашающе: глаза блестели гневом, он нервно, даже больно, закусил нижнюю губу от злости и рот скривился, в подобии оскала — странная попытка справиться с собой и не дать высказать все, что он думает. Рэйнольд держался из последних сил. Но я понимала, что не смогу все бросить и уйти. Я слишком далеко зашла.
Наконец-то, справившись с собой, Рэй продолжил с большими паузами между словами:
— Если не уйдешь по-хорошему, то я…
— То что сделаешь? — Не выдержала я. — Свяжешь и запрешь в Саббате?
— Я тогда обращусь к Светочу.
— Не имеешь права!
— Имею! — Рявкнул он, стукнув кулаком по колену.
Я, прищурив глаза, мысленно перебирала, какие у него были основания. Мы были взбешены. Магия уже гудела в воздухе, делая его разреженным.
— Где твое оружие? — Внезапно спросил Рэй.
Его тон не сулил ничего хорошего.
— В рюкзаке… — Пропищала я, не понимая, к чему он ведет.
— Где рюкзак?
Я рефлекторно повернулась к рюкзаку и сумке возле стенки, но там не было моих вещей. Тогда где они? Я помнила, что рюкзак был на мне, когда я бежала за Кристофом и Бьянком. А дальше?
— Я так понимаю, твой рюкзак, там же, где твое оружие — у этих подростков, которые, к слову тебя чуть не убили! 
Рэйнольд, наконец-то, выкинул свой козырь. И к слову, удачно. Мне нечего было ответить . Поэтому я, не скрывая гнева, начала нападать:
— И что? Ты меня отправишь домой?
Я судорожно начала срывать бинты, выплескивая свою ярость на освобождение своей головы от тугой повязки. На ней ярко была видна запекшаяся кровь. Все-таки, не хило меня приложили! Рэй смотрел на это, чуть побледнев.
— Ты потеряла инквизиционное оружие… Я имею право отстранить тебя от дела.
— Если ты это сделаешь, — Я яростно скомкала и кинула бинты на пол. — Я снова выйду на охоту.
— Не выйдешь. Ты будешь отстранена от дела.
— Будет другое дело.
Он красноречиво взглядом показал, что другого дела не будет. Поэтому, сглотнув, я продолжила:
— Будет другое дело. Будет другой учитель. Будет другая жизнь.
— В смысле?
— Если ты меня отошлешь, я разведусь с тобой.
Рэй издал какой-то странный нервный смешок, широко раскрыв глаза от удивления. Он шокированно смотрел, пытаясь понять — шучу я или нет. Я же не шутила, поэтому, нервно щелкая ногтем, смотрела на него исподлобья.
— Это шантаж?
Я неоднозначно повела плечами в ответ. Тогда он произнес с тем же упорством, что и я:
— Если ты не уйдешь с Евой, я разведусь с тобой.
Теперь была моя очередь испуганно осознавать сказанное. Пару мгновений, и я горько произнесла:
— Похоже, в любом случае развод…
Он кивнул, отводя взгляд и кусая губы. Ему тоже было больно. Но никто не хотел сдавать позиций. В комнате воцарилась тишина.
Вот и всё. Приплыли.
— Тогда ловим детей и подаем на развод. — Сделала я заключение, на что Рэй взорвался!
— Ты посмотри на себя! Тебя по голове ударили! Если бы не Стефан, неизвестно, сколько бы ты провалялась на чердаке! У тебя все волосы в крови! Хорошо, что эти сопляки только вещи украли! А если бы это была бездушная Химера, тебя бы пытали, прежде чем убить! Ты обещала мне себя беречь!
Пока он возмущенно выговаривал, я судорожно вцепилась в голову. И в правду! Кровь слепила мои волосы и затекла за шиворот. Боже! Да, я вся в крови! Если меня нашел Стефан, то он, наверное, весь испачкался… Ну да, поэтому и был в душе.
— Ты меня слышишь? Мел! — Рэй раздраженно уставился на меня, осматривающую себя и свою одежду.
— Да… — В куртке во внутренних карманах остался сотовый и силок, а в носке все еще был спрятан нож. — Между прочим, ты тоже много чего обещал.
— Я?
— Да! — Теперь моя очередь была высказать все, и пускай пощады не ждет. — Ты обещал меня любить, уважать и заботиться до самой моей смерти! А еще ты обещал меня взять на охоту, как ученицу! А ты гадко обманул меня! Мало того, что сбежал, как предатель, воспользовавшись моментом, так еще сделал все, чтобы я не могла найти тебя! Очень заботливо, Рэй! Твоя любовь и уважение ко мне прямо читается в твоих поступках!
Я вскочила с кровати и видела, как мои слова достигали его эгоистичного закостенелого мозга!
— И в том, что я оказалась с проломленным черепом, полностью твоя вина!
— Моя? — Он зло прыснул со смеха, наигранно изображая удивление. — Ты вместо того, чтобы дождаться меня, решила сама поиграться в крутого Инквизитора! Рванула напролом без подкрепления! Я тебе кричал, чтобы ты остановилась! Но нет, ты же у нас бесстрашная! Тебе же надо доказать всем, что ты независимая и крутая! Даже без своего чудо-дара! Плевать на правила безопасности, я сама всех поймаю!
— Откуда я знала о правилах безопасности, когда ты кинул меня! И, кстати, где ты был, когда меня ударили?
Я озадаченно смотрела на Рэя, осознавая свой неожиданный вопрос: и вправду, где? И почему Стефан нашел меня? Что вообще в этой истории делает Стефан?
— Где мы? — Я задала последний вопрос вслух, осматриваясь, будто только что оказалась в этой комнате, а не кричала на Рэя последние десять минут.
— Все еще в Мехико. В номере Стефана.
Он ответил тихо и печально. Я сделала вид, что не заметила.
— Так ты не ответил: ты где был?
Рэй выглядел уязвленным. И молча смотрел на меня исподлобья. Знаю его: решил отмолчаться. Но я продолжила:
— Рэй, почему я тут оказалась?
— Я… Я был далеко.
Странная формулировка. Я сощурила глаза и, не отрываясь, смотрела на него: в смысле «далеко»?
— Я был в другой стране. Меня вышвырнуло через пространство, поэтому я не видел, как на тебя напали.
А такое возможно? Ладно… Допустим!
— А Стефан?
— Он охотился. Вышел на след Архивариуса.
Видно было, что Рэй обладал какой-то информацией, но не хотел рассказывать. Я уж было хотела продолжить допрос, как дверь постучались и, не дожидаясь ответа, в проем заглянула Ева.
Впервые я была не рада ее появлению.
— Привет. Вызывали? — Но, увидев наши лица, тут же улыбка исчезла с ее лица.
Никто не хотел первым объяснять ей, что происходит - мы молчали, она же ждала, чувствуя неловкость ситуации, пока за ее спиной не показался Стефан.
— Эй, Оденкирки! Остыли? А то в баре вся техника сбоила от вашей магии! Кофеварку бармену чуть не сожгли! Пошли пиво пить. Заодно успокоитесь!

Бар был темный с красными лампочками по периметру. Это странное освещение делало наши губы бесцветными. Сначала меня пробрала дрожь, напомнив о том, как включился аварийный свет в Карцере в ночь Расширения. Но музыка и голоса людей быстро развеяли эти жуткие воспоминания. Из динамиков лился чей-то несуразный плей-лист, будто кто-то никак не мог решить, что же ему больше нравится: Майкл Джекссон, MUSE или Эдит Пиаф. Через пару столов от нас, очень громко хохоча и разговаривая, сгруппировались байкеры. Черная кожа их косух блестела и поскрипывала, при любом движении хозяев. Парни были не похожи на бывалых байкеров. Скорее, они из тех, кто хотел стать ими, или чтобы их принимали за таких. Они явно не колесили по странам, живя в диких условиях. Что-то в них было фальшивое: то ли новые куртки, то ли раскаченные тела, то ли холеные бороды и дорогие солнечные очки, лежащие на столах возле бутылок пива. Но переизбыток тестостерона псевдо-байкеров делал свое дело: они привлекали все внимание посетителей, а главное, наша компания была незаметна рядом с ними — скромная и тихая, но куда более опасная. Два колдуна и две ведьмы под пиво обсуждали стратегию поимки детей.
— Я думаю, что завтра мы поймаем этих сопляков. — Безапелляционно произнес Стефан и глотнул пива. — Уверен, что раз Харп здесь, то Гиллиан — тоже.
Все-таки Стефан вышел на след сбежавшего ученика, который примкнул к нашей шайке. А вот Архивариус-Химера Гиллиан, который исчез в ночь Самайна вместе с Харпом, не обнаружился. Рэй рассказал, что перед моим появлением, он выслеживал Кристофа и Бьянку и дети явно ждали кого-то, но тут появилась я и спутала все карты. Какая я плохая! Хоть он и не говорил это, не обвиняя, что сорвала его планы, все равно было мерзко, так как он больше винил меня в том, что я не сдалась и пошла все-таки на охоту. Весь вечер я молчала, слушая беседу Стефа и Рэя, ловя укоризненные, злые взгляды и фразы в свою сторону. Поэтому я постоянно прикладывалась к бутылке с пивом. Напиток был крепкий и неприятный. Но вариантов было немного. Я выбрала — напиться и, будучи пьяной, уснуть.
— Ты будешь с нами ловить? Или попробуешь выследить Архивариуса? — Рэй тоже захмелел.
Он постоянно кидал недовольные взгляды в мою сторону.
— Попробую выследить.
— Ева? — Рэй обратился к затихшей Валльде-Клаусснер.
Ева сидела, расслабленно прислонившись к стенке, и задумчиво пила пиво вместе с нами. Все это время она молчала, наблюдая за мной и сидящим напротив Рэйнольдом.
— А они знакомы?
Мы удивленно посмотрели на Еву, не понимая, кто это «они». Почувствовав, что все смотрят на нее, она подняла взгляд и удивленно пояснила:
— Ученик Стефана и ваши сбежавшие — они знакомы? Ведь школы находятся в разных странах, да и судя по фамилиям, вряд ли они из одной страны? Ваши откуда?
— Бьянка и Кристоф? — Спросил Рэй немного испуганно, как ученик перед учителем, и удивленно посмотрел на меня. Кажется, он не знал ответа.
Я удивилась.
— Бьянка и Кристоф Штадлер… — Пыталась я напомнить Рэю. Но он продолжал смотреть на меня. — Австрия…
Рэй отвел взгляд. Он был раздосадован и задет. Неужели он не запомнил это, когда ему дело выдавали?
— А Эдвард Харп из Британии… — Продолжила подруга.
— Из Америки. Эмигрант. — Поправил Еву Клаусснер и продолжил. — Может, они в Сенате познакомились? Там много детей околачивается на определенных этажах.
— Вполне может быть… — Кивнул Рэй. — Познакомились, сговорились, начали общаться по зову, а Гиллиан помог сбежать.
— Рискнуть карьерой ради подростков? — Засомневалась я. И тут же Рэй посмотрел на меня взглядом: «Пожалуйста, помолчи».
Ева закивала, ничего не заметив:
— Согласна! Кем бы он ни был в прошлом, он теперь Архивариус. А это значит, что должна быть очень веская причина, чтобы помочь этим троим сбежать!
— Вот и узнаем! — Сказал Стефан и игриво подмигнул жене.
— А ты настроен оптимистично! — Засмеялась Ева в ответ.
Они смотрели друг на друга, не отрываясь, что стало не по себе. Я кинула взгляд на Рэя: он тоже посмотрел в мою сторону, но не так влюбленно и страстно, как Клаусснеры — в нем явственно читалась горечь, печаль и обида. Словно специально, чтобы еще мне было больней, кто-то включил песню из «Криминального чтива». Воспоминания полоснули по сердцу, будто ножом: Норвегия, Дрёбак, танец с Эйвиндом — с юным, так мало пожившем парнем, почему-то влюбившимся в меня. Самый молодой Светоч, быстрая яркая комета в моей жизни. Я тогда отчаянно стремилась к Рэйнольду, день за днем вспоминая его образ по крупицам. И вот… Год спустя мы сидим в мексиканском баре «Кито» и не можем уступить друг другу. Интересно, если бы Эйвинд женился на Инквизиторе, (да, это точно была бы Инквизитор или Смертная) он стал бы ее учителем, он взял бы ее в клан, брал бы на охоту, как Рэй? Самый молодой Светоч… Яркие голубые глаза… Интересно, как Ода? Где она? Все еще с Питером Бассом?
Я подняла глаза и увидела, как Рэй печально смотрит куда-то в сторону, а Ева со Стефаном, никого не замечая, пялились друг на друга, чуть-чуть покачиваясь в ритм. На мгновение мне стало страшно, что эти двое сейчас рванут танцевать, как когда-то я с Эйвиндом, и что я останусь наедине с мужем. Было больно видеть чужое счастье и безмятежность, когда внутри все стонало и просило о помощи. Поэтому я эгоистично прервала это молчание, обратив внимание на себя и Рэя.
— А у нас с Рэйнольдом новость для вас! — Произнесла я бодро, отхлебывая пиво из бутылки и чувствуя, что окончательно захмелела.
— Вы успели заделать ребенка? — Удивленно спросил Стефан.
Я даже прыснула со смеха.
— Нет! С чего тебе взбрело такое в голову?
— Обычно так объявляют о расширении семейства… — Стефан только что понял, насколько его догадка была мимо.
— Ну, если бы я была беременна, то не была бы на охоте и не пила бы пиво!
— Это точно… — Пробормотал Рэйнольд. Он нервно заерзал на стуле — кажется, понял, к чему я веду.
Еву раздраженный вид Рэя почему-то развеселил:
— Поверь, женщину от безумств это не останавливает. Посмотри на Варвару, в ней столько сил и нереализованной энергии плещется, что бедный Кевин стонет. Говорит, еще чуть-чуть и она, наверное, решит перестроить Саббат своими руками, если захочет.
— Ева! Мел хотела сказать не это! — Резко прервал ее Рэй. Стало напряженно за столом.
— Мы решили развестись. — Закончила я за него.
Почему-то легко и непринужденно не получилось. Тишина стала настолько ощутима, что звуки окружающие нас внезапно стали очень резкими и громкими. Первым рассмеялся Стефан.
— Вы шутите?
— Нет.
— Подождите, а ваша свадьба? — Ева странно покачнулась и посмотрела на меня в упор, ожидая, что я закричу: «Сюрприз! Это была шутка!»
— Простите… Мне нужно выйти… — Рэй внезапно встал из-за стола, постоянно откашливаясь, будто поперхнулся. Он был бледен, и не смотря куда идет, сильно задел Стефа, что я ощутила удар по Клаусснеровской коленке и как ему отдавили ногу — Рэйнольд практически выпал из-за стола. Его стремительный побег от разговора обидел меня, что захотелось расплакаться. Трус…
Я осталась одна с Клаусснерами: Ева, сидевшая рядом, развернулась ко мне, Стефан выглядел не лучше — он весь подобрался, готовый вскочить и убежать за Оденкирком.
— Мы решили развестись.
— Знаешь, если ты и третий раз это скажешь, нам это мало что разъяснит.
— Просто, мы поняли, что имеем разные приоритеты в жизни… плохо знаем друг друга… мы слишком поспешили… и нам, наверное, лучше побыть врозь…
Господи, что я несла? В голове будто отключили все мыслительные процессы, и я повторяла всё то, чем люди объясняют разрыв.
— Тебя как зовут? — Неожиданно спросил Стефан.
— Мелани.
— Сколько тебе лет?
— Двадцать два.
— Так… Вроде не бредит.
— Мелли, — Неожиданно ласково заговорила со мной Ева. — Я знаю, как вы друг к другу относитесь. Поэтому для нас эта новость звучит неправдоподобно. Может, объяснишь, что произошло?
Я видела их встревоженные лица — они действительно были напуганы. Поэтому я, не зацикливаясь на деталях, пересказала нашу ссору, чем вызвала закатывание глаз и усмешки.
— Я-то думал! Пойду к Оденкирку. — Бодро вскочил Стефан.
— Да, иди! — Поддакнула мужу Ева. — А то, боюсь, он без легких останется со своими нервами.
— Детка! Он теперь неуязвим! Этого теперь раком легких не напугаешь.
Он, одернув майку, пошел не совсем трезвой походкой к выходу. Меня раздражала их несерьезность и легкомыслие. Они явно считали, что мы капризничаем, как дети. Я раздраженно фыркнула.
— Мел… Можно я кое-что посоветую тебе?
— Давай.
— Не горячись. Вы оба себя ведете, как мы когда-то со Стефаном. Мы с ним не раз расходились и сходились, и разлука нам совсем не помогла. И то, что ты сказала насчет, что вы плохо знаете друг друга — это смешно.
Она не удержалась и хихикнула.
— У вас, наоборот, ссоры из-за того, что вы слишком хорошо знаете друг друга.
Алкоголь дал свое. Я начала плакать от жалеющего взгляда Евы и того, что сама себе испортила жизнь.
— Я боюсь, что в этот раз все… Он уйдет от меня…
— Рэй? От тебя? Не смеши!
— Девочки? — Я вздрогнула от неожиданности: я не заметила, как подошел Клаусснер и встал рядом со мной. — Рэй не появлялся?
— Нет.
— Может, поднялся в номер?
— Мы не заметили… Наверное, он поднялся со стороны улицы.
— Тогда я… — Стеф кивнул и дернулся в направлении входа в гостиницу.
— Стеф! Не надо! Я сама его отыщу.
Я чувствовала, что мне необходимо поговорить с мужем. Ева права: мы друг друга знаем, от того и не хотим уступать. У Рэя есть причины беситься и бояться за меня. Когда-то он назвал меня отчаянной и безрассудной. Так и есть. Мы оба вспылили, надо попробовать загладить свою вину. Я пошла через бар в гостиницу, к которой он был пристроен. Странно, что мы не заметили, как Рэй вернулся в номер Стефана. Поднявшись на этаж и подойдя к комнате, поняла, что за дверью никого нет. Бессмысленно открывать.
Решив действовать осторожно, не лезть через зов в кровь, я достала мобильник и набрала номер. Оттуда донеслось, что абонент не доступен. Странно… Рэй никогда не выключал телефон. Может, он ушел к порталу и уже находился в другой стране? Это было бы подло с его стороны, так бросить меня! Нет. Не в его характере! Я отбросила эту мысль, как абсурдную. Рэй где-то тут! Если он, конечно, не на полном серьезе принял мысль о разводе и решил, что всё кончено…
Нет! Непохоже. Рэй так просто не сдается!
— Рэй? — Осторожно позвала я его.
Тишина… Меня чуть покачнуло от хмеля в крови. За окном с подсвеченного билборда на меня смотрел парень с раскаченным торсом. Знакомый лозунг «Just do it» снова дразнил меня. Если Рэй так же пьян, как и я, то он мог не заметить такого тихого зова.
— Рэй! Ответь мне! Пожалуйста… — Громко позвала я, не скрывая своей вины в зове.
Но ответ последовал странный — с каким-то глухим гулом в крови и еле ощутимо.
— Мел…
И тишина…
На короткое мгновение мне показалось, что он недалеко. Где-то здесь. Я стояла в пустом коридоре, из которого доносились разные звуки со стороны лестницы, комнат, а также разная энергетика людей. Я решила выйти на улицу через главный вход, а не через бар. На мгновение вспыхнуло воспоминание, как я шла по коридору Сената в поисках Рэя во время свержения. Здесь тоже был противный красный ковролин на полу и темнота вокруг.
Стало страшно. Словно все на долю секунду вернулось назад. Но, выйдя на деревянную лестницу с двумя девушками, беседующими о чем-то, я успокоилась. И облегчение радостной волной прокатилось по телу. Выйдя на свежий ночной воздух, я вдохнула полной грудью, отгоняя страшные воспоминания. Только что прошел дождь. Все вокруг блестело и искрилось от капель. В воздухе ярко пахло влагой и озоном.
Справа от меня послышался недовольный голос мужчины. А затем четкий крик:
— Эй! А где хозяин этой машины? Он мне проезд загородил! Как мне подъехать?
Постояв и посмотрев по сторонам, он двинулся в бар.
Что-то блеснуло на асфальте, когда он открыл дверь и на улицу вырвался яркий луч света помещения. Что-то знакомое.
Я двинулась к предмету. Чем ближе я подходила, тем сильнее начинало биться мое сердце. На мокром асфальте валялись ключи Рэя с его любимым глупым брелоком в виде силиконового пучеглазого цветка. Я подняла, ощутив в руке холод металла и прилипшие песчинки грязи. Сердце учащенно забилось от нехорошего предчувствия.
— Рэй?
Я стояла, прислушиваясь и осматриваясь. Снова прошло ощущение, что он где-то тут.
В крови прошелся гул, похожий на мычание или как будто-то до вас пытаются докричаться сквозь толщу воды. Я посмотрела на машину, преградившую проезд к черному входу гостиницы и бара. И вот оно! Рэй, кажется, там, внутри. Но почему такие странные сигналы от него, такая робкая глухая энергетика? И почему машина такая странная? Черная, тонированная… и без ручек.
— Мел! Беги! Не надо! — Его голос заорал с такой силой в крови, что я физически ощутила боль свою и его. Всполох красного по глазам, и машина исчезает, на ее месте я вижу Рэя, стоящего на коленях на мокром асфальте, запутанного в энергонити и с кляпом во рту, рядом с ним стоит Кристоф и еще два незнакомых высоких подростка, лет по шестнадцать.
— Что вы делаете? — Вскрикнула я, подбегая к Рэю, но от шока происходящего не заметила кинутый в меня энергошар. Меня отшвырнуло от них, как мячик.
Удар пришелся на мою спину, что все онемело от боли. А дальше последовали черное, глушащее всё, покрывало заклинания Тьмы Египетской и завершающий удар.



Елена Ромашова (TRISTIA)

Отредактировано: 11.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться