Sabbatum. Начало

Размер шрифта: - +

Лабиринт Минотавра

— Где мы?
— Я точно не уверен… Просто слышал, но ни разу не видел. Кажется, это лабиринт. Лабиринт Минотавра…

Я не услышала, а прочувствовала его настороженность своей кожей. Будто зов превратился в передатчик эмоций.
— Лабиринт Минотавра? — В голове вспыхнула картинка: книжка из Саббатской библиотеки по греческой мифологии с темно-синей обложкой и дарственной загадочной подписью «От Нормана с любовью». — Минотавр… Это там, где бык ел девушек?
Я с опаской глянула в темноту.
— Нет. Это не тот лабиринт. Но в нашем тоже ничего хорошего нет.
И резко замолчал.
— Рэй! Говори! — Не выдержала я.
Через секунду донесся встревоженный зов в крови:
— Мел! Любой свод, любой проем в здании, любой поворот — это порталы! И эти портал они не закреплены между собой. Поэтому нас и выкинуло в разные точки. Только создатель знает, как выйти из этого здания. Мы сейчас заперты в здании, как в ящике!
Затаив дыхание, я посмотрела в коридор: теперь меня пугала не окружающая темнота с неизвестностью. Опасность была не в этом! Дверные проемы — их здесь пять, и каждая куда-то ведет. Спокойно, Мелани! Спокойно… Может, все не так страшно?
— Рэй, ведь рано или поздно, мы сможем вычислить выход? Да и нас ждут Стеф с Евой. Они заметят наше отсутствие…
— Мел, ты ведь знаешь, для чего ставят ловушки! Возможно, у нас не так много времени. И здание может быть подсоединено к другому: мы же ушли из дома мексиканца.
— Тогда как нам выбраться?
— Не знаю, родная… Я думаю.

Тяжелый вздох прокатился в его крови. Я ощущала его горечь и метания всем своим существом.
Я снова посмотрела в темноту коридора. Вот было бы здорово обмануть все эти порталы! Просто осторожно дойти до конца, пройтись по этажам и выйти. Но… Разве я это не сделала только что? Обернувшись, я внимательно посмотрела на зловещий вход в комнату, из которой только что вышла. Интересно! Неужели там нет больше портала?
Я осторожно подошла к проему двери и стала подносить руку. Чем ближе была моя кисть, тем я больше чувствовала энергию портала. А шепот в стене усиливался и все больше напоминал шуршание листьев. Под моей ладонью клубилась вязкая энергия, а от проема шел гул — портал снова заработал.
— Рэй…
— Что?
— Портал, из которого я только что вышла, он заработал. Снова…

Рэй тут же неправильно меня понял и со злостью закричал на меня:
— Мел, не вздумай в него входить! Слышишь? Сиди на месте! Я придумаю что-нибудь!
— Я и не собиралась! Успокойся! Не кричи на меня!

На том конце напряженно засопели. Твою мать! Я прям отчетливо могла представить недовольную мину мужа.
— Я хотела сказать, что когда кинулась за тобой обратно, попала в комнату, а из нее вышла сюда — в коридор. То есть прошла через порог, как обычная смертная. А сейчас портал снова запустился.
— То есть он не работал некоторое время?
— Да
!
Бинго! Наконец-то понял, а не молчал из вежливости, лишь бы я выговорилась.
— Интересно… Дай подумать.
Пока он думал, я посмотрела под ноги. Рядом со мной лежала дощечка паркета. Подняв ее, я на секунду задумалась: не будет ли хуже? Но попытаться стоило. Для верности, я подожгла его заклинанием, чтобы на дощечке был свежий отпечаток магии, и кинула в портал. На мгновение я подумала, что портал ее не поглотит, но внезапно воздух будто исказился, а дощечка исчезла, будто упала в воду. Гул от прокола вместе с шепотом прошелся по стенам. Портал потух. Я осторожно протянула руку и ничего не почувствовала. Всё! Я свободно могу пройти в комнату.
— Да!
— Получилось! — Заорала я в унисон с Рэем.
- Мел? — Удивился любимый.
— Дощечка! Я кинула в портал дощечку! И портал схватил ее и потух. Я теперь могу пройти сквозь дверь.
— Я тоже кинул осколок и смог выйти из комнаты. — Но тут же в крови зазвучал его суровый рык. — Мел, не вздумай ни куда ходить! Стой на месте! Я тебя сам найду! Слышишь?
— Да.
— Обещаешь ждать?

Я оглянулась на свой темный коридор и с тоской поняла, что придется послушаться.
— Да… Обещаю. Я буду ждать тебя.
Я отошла чуть ближе к окну, откинулась к стенке, которая тут же зашипела меня, и сползла по ней на пол. Сидя на полу, я стала смотреть на круглую яркую луну, как на единственный источник света, подставляя себя под ее лучи. Интересно сколько прошло времени? Когда наступит рассвет?
— Рэй, как ты думаешь, который час?
— Я не знаю, Мелли. У меня часы сломались еще с дома мексиканца. Возможно, это из-за лабиринта: механика не выдержала магии…

— Думаешь, здесь время остановили? — Решила я пошутить.
Но Рэй внезапно ответил:
— Возможно… Я не знаю… Может быть иллюзия.
— Дай угадаю, у тебя и телефон не работает.

Рэй хмыкнул:
— Это было одно из первых, за что я схватился. Здесь нет сигнала.
Я вспомнила, что мой телефон остался в куртке, которая так и осталась лежать в доме мексиканца на полу, и грустно вздохнула.
— Мел, у тебя есть оружие?
— Нет. Все положила в сумку к Еве… А у тебя?
— Фонарь и ругер.
— Оу! Да ты крут!

И мы замолчали.

***
Держа Ругер на взводе, я двигался по коридору, освещая себе путь силковым фонарем. Судя по трубам, тянущимся под потолком, я был где-то в подвалах. Я уже три раза попадал в ловушку из порталов. Поэтому шел крайне осторожно, прислушиваясь к своим ощущениям.
Через пару шагов я ощутил вязкую энергетику и гул среди шороха, который оказался шепотом, когда Мел сказала о стенах. Осмотревшись по сторонам, я не нашел ничего подходящего, кроме куска какой-то старой пластмассы и винт. М да… Если так и дальше пойдет, то скоро мне нечем будет проходить ловушки. Подняв пластмассу, я послал энергошар и следом с помощью заклинания левитации запустил в портал найденный мусор.
Внезапно в моей крови услышал визг и испуг любимой. Мое сердце дернулось от ужаса.
— Мел! Мелли! Что случилось? Ты в порядке?
— Ничего! Все в порядке! Я… я кажется, только что видела, как что-то мелкое вылетело из соседнего портала…
Я не знал то ли засмеяться, то ли огорчиться.
— Это был я. Я только что, кинул в портал снаряд, чтобы пройти дальше.
— Класс! Ты только, что с помощью портала мог оказаться рядом со мной. — Озвучила мою мысль Мелли. Я прочувствовал ее жесткое разочарование в своей крови. Удивительно, как в лабиринте усиливается восприятие друг друга. Наверное, я это обратный эффект. Но мне нравится. По крайней мере, так я могу следить за Мелани.
— Да, но из семи мной пройденных порталов, только один вел к тебе. 
Я продолжил медленно продвигаться вперед. Силковый фонарь выхватывал длинный и узкий коридор, но я был уверен, что на правильном пути: слишком чисто тут, было ощущение, что этим путем кто-то пользуется.
Я где-то рядом с «подвалом». Скорее всего, вся шайка тут и Бьянка тоже. Поэтому надо быть начеку! Но найти Мел — первостепенная задача.
Она сказала, что сидит в коридоре и через окно видит луну, значит надо пробраться в здание и на этажи. Я подошел к резкому повороту направо. По коже прошелся гул, энергия снова стала плотней. Я стал искать, что кинуть. Но ничего не было. Твою мать! Не входить же в портал?! Я такой путь проделал!
Я начал искать, что могу кинуть от себя. В карманах не было даже мелочи, сигареты остались в сумке. Может, кинуть носки? Ими можно пожертвовать. Быстро взвесив «за» и «против», решил, что это будет небольшая потеря. Разувшись, я стащил с себя влажные от жары, пропахшие моими ногами носки, и свернул их в подобие мячика
— Ure…- Комок сразу же вспыхнул.
Надеюсь, я не попаду в Мелани. Вот ей подарочек будет! Сильно размахнулся и кинул. Портал с каким-то всхлипом проглотил горящий комок. Хм… Где-то теперь валяются мои тлеющие носки. Насчет пожара, я почему-то не беспокоился. Кругом один бетон и полное запустение.
— Я только что поджег свои носки и кинул в портал. — Решил я чуть позабавить Мел.
Я почувствовал, как она засмеялась, а у меня на душе стало чуть легче от ее смеха.
— Как вам не стыдно, Рэйнольд Оденкирк, а с виду такой серьезный молодой человек!
Я рассмеялся. В кроссовках на босу ногу было неприятно, но легче. Затем я услышал, как Мел сильнее засмеялась.
— Ты чего смеешься?
— Я тут подумала, что надо теперь принюхиваться. Так я могу узнать, куда ты послал свои носки!
— Надеюсь, они попали в дом мексиканца. Прямо в Стефана.
— Было бы здорово!

Мы шутили и смеялись. Мне нравилось это: мы в ловушке, но не сдаемся.
Я свернул направо в узкий в коридор, фонарь выхватил ведущие ступеньки к двери. Очередной портал… А у меня ничего под рукой нет. Я остановился и начал фонариком высвечивать ступеньки, пока не заметил, что плотность энергофона не изменилась. Странно… Я подошел еще ближе. Снова ничего. Наконец, осмелев, я почти вплотную начал рассматривать старую дверь, как что-то опасное. Дверь — не была порталом, а значит, она могла таить за собой что-то серьезное. Осторожно коснувшись шершавой, но такой хрупкой деревянной поверхности, я начал сканировать энергию. Ничего. Ровно. За ней никого. Понимая, что топтаться — не выход, я принял решение открыть ее. Засунув ругер за пояс, сплел заклинание небес и резко толкнул ногой дверь. Дерево глухо отозвалось. Дверь раскрылась, громыхнув от удара о стену и выбив кусок штукатурки. В луче фонаря, среди клубов поднявшейся пыли, моему взору предстал зал, в который мы с Мел попали из дома мексиканца. Все тот же непрекращающийся гул от порталов и шепота теперь был слышен еще отчетливей.
Сначала я расслабился, но потом понял — что-то было не то: здесь было намного темнее, чем до нашего прихода. И в воздухе пахло нечистотами. Я начал осматриваться. В темноте прошло шевеление. Шепот от стен усилился, будто зашипел кто-то. Теперь можно было отчетливо разобрать слова на мертвых языках. Я потянулся к ругеру.
— Рэй… Слушай, у меня появилась идея!
— Не сейчас, Мел, не сейчас. — Взмолился я.
В темноте снова прошло движение. Там явно кто-то был. Луч фонаря светил тускло и не справлялся с густой темнотой. Я вытащил оружие и приготовился стрелять.
— Выходи! — Приказал я.
Шепот каким-то подобием эха отозвался на мой приказ.
— Ты действительно думаешь пристрелить меня? — Донеслось из темноты, и у меня внутри все похолодело от ужаса.
Этот голос я узнаю всегда, но как такое может быть? Я же убил его.
— Ты всегда был тупой, Оденкирк.
— Рэй? — Донесся испуганный голос в крови.
— Ну давай. Ответь ей! Скажи нашей жене, с кем ты говоришь. Пусть порадуется.
С каждым словом он подходил все ближе ко мне. Все больше темнота вырисовывала его: высокий рост, широкие плечи, знакомая расслабленная походка. И вот в паре футов от меня в луче силкового фонаря стоял Виктор Савов. Всё такой же, как в тот вечер, когда я прирезал его.
От ярости и испуга я выстрелил. Но пуля прошла насквозь и даже не задела его. Он тут же засмеялся!
— Я же говорил, что ты туп. Как ты собираешься убить того, кто уже мертв? Видишь? — Он словно актер на сцене воздел руки вверх. — Я могу двигаться! Силковый фонарь для меня безвреден.
Опустив пистолет и тяжело дыша, я смотрел на него. Что это? Иллюзия? Галлюцинация? Колдовство? Наверное, я запустил какую-то ловушку, пройдя через дверь. А Савов все смеялся.
Если его пуля и фонарь не берут, то он явно не существует. Значит, не опасен.
— Sana animam meam… Fac, ut invisibilia praestigiis detineantur…- Я начал читать заклинание, выуживая из памяти древний заговор. Но этот ублюдок стоял уже в паре шагов от меня и противно хихикал. Виктор был не иллюзия. Слишком реальный: я слышал, как шуршит его подкладка пиджака, как звякнула цепь браслета часов, от него пахло туалетной водой и серой; и меня осенило.
— Ты страж.
— Твой демон. — Хищно протянул Савов и набросился на меня.
Его лицо внезапно исказилось и превратилось в подобие змеиного: исчез нос, глаза - две зияющие бездушные пустоты, зубы с клыками. Я отклонился, подставив плечо, и перебросил его через себя. Вместе с ударом тела о пол, я выронил силковый фонарь и разбил его. Горячей вспышкой возник энергошар на пальцах. Я развернулся, чтобы кинуть в лежачего и добить Савова, но вместо него на меня смотрела Мириам: она лежала и плакала, а по шее струилась кровь из перерезанного горла. Ее аромат духов едко ударил в нос, заменив собой весь воздух в помещении. Я в ужасе отшатнулся. Глядя в сверкающие от слез сестринские глаза, в голове пронеслась лишь одна мысль: «Я забыл, какая Мириам была в жизни».
— Рэй! Я иду к тебе!
Голос Мелани резко прошелся в крови, выводя меня из ступора. Я моргнул, и Мириам исчезла, будто ее и не было.
«А ее и не было,» — одернул я себя. И только вспомнил об опасности, как сзади мне на горло накинули веревку и плотно прижали к себе. Она больно впилась в кожу, перекрывая кислород. Я начал задыхаться. В нос ударил усиленный во стократ запах крови. Судорожно вцепившись, я попытался скинуть грубую веревку, но под моими пальцами она становилась гладкой и холодной, обрастая новыми витками вокруг моего горла, пока до меня не дошло, что это уже чьи-то пальцы. Перед глазами все пылало красным, в голове пульсировало. Я пытался вдохнуть, но боль все больше охватывала меня; становилось невыносимо. Перед глазами заплясали черные точки. Дар регенерации запустился на полную мощь, но я уже начал терять сознание. 
Всё. Это конец... Не могу...
— Читай! — Грозно прокатился рык Варлака.
И я даже не вспомнил, а будто перед глазами возникла старая замызганная бумажка. Как сейчас помню, сложенная вчетверо, потому что он таскал ее в заднем кармане. На ней кривым почерком было написано «Отче наш» с молитвой о защитнике.
Как только я вспомнил это, хватка чуть ослабла, дав на мгновение приток воздуха, а затем снова удушье. Я стал вспоминать слова…
 — Pater Noster… — зашевелил я губами, не в силах говорить вслух. Пальцы на шее снова стали слабее. — Qui es in caelis, sanctificetur nomen tuum…
Слова, которые мы лениво выслушивали всегда по окончании проповеди, когда попадали на Инквизиционную обязаловку — посещение воскресной службы раз в месяц, сами начали без труда всплывать в памяти. Пальцы на горле прекратили сжиматься и превратились в жесткий ошейник, который начал тянуть назад. Отвратительный запах крови начал слабеть, вместо него послышался лязг железа. В какой-то момент я, наконец, смог обернуться и увидел, как от меня тянулась цепь, уходящая в темноту и тащившая назад, как непокорного пса. Если сдамся, меня утянет в темноту и точно убьет. Поэтому из последних сил, я прохрипел:
— Молю защиты у Небес против Бесов! Не оставь, Господь!
Цепь со звоном порвалась, а я упал на колени. Ошейник исчез, оставляя жжение на коже. Цепь вместе со мной рухнула на землю, будто мертвая змея, а затем темнота ее втянула, будто язык. Я начал оглядываться, но никого не было. Кожу на шее саднило, горло болело.
Шепот от стен был теперь еле уловимый, что казалось я в обычном зале. Запах крови сменился на запах гари. Я еще долго прислушивался, готовый к атаке. Но воздух уже так сильно не вибрировал от магии, порталов и нечисти. Я дрожал от пережитого страха: ведь только что победил стража. На полу валялись ругер и разбитый фонарь. Я разочарованно осмотрел силковый: демоны хитры — не могут сломать фонарь, но так сделают, чтобы он неудачно ударился. Сейчас в нем разбилось стекло от церковного витража. Я включил его, чтобы использовать как обычный, но лампочка зажглась, моргнула пару раз и потухла. Минус одно оружие. Открыв обойму в ругере, насчитал две пули. А дальше надеяться только на самого себя.
— Твою мать…- Прошептал я.
— Две пули тоже много. — Прозвучал довольный голос Варлака.
Я замер. Неужели снова? Я стал сканировать помещение, но к моему удивлению, фон все также был пустой и спокойный — опасности не исходило, будто прошел шторм. Тогда либо показалось, либо…
— Где ты? Выходи…- Снова потребовал я, готовясь к очередному бою.
— Тебя услышали, Рэй. Я не могу показаться тебе. Но я рядом. — Затем донесся знакомый добрый смех. — Я всегда говорил, что на Небесах странный юмор. Кажется, мне дали второй шанс.
— В смысле?
Я продолжал оглядываться, но ничего не происходило.
— Твою молитву услышали. Я твой Защитник в этом лабиринте. Не очень-то я для роли твоего Ангела Хранителя, но выбор у тебя не велик, парень.
Я нервно рассмеялся. Серьезно? Варлак — Ангел Хранитель? Хотя он был верным другом, отличным учителем и настоящим Инквизитором.
— Хорошо. Так куда мне идти?
— Эй! Я тебе не компас и не карта!
— Понял… — Я замялся, понимая, что нужно идти дальше, продолжать прокладывать путь. Бог его знает, что там впереди.
Но, несмотря на это, я чувствовал грустную радость, потому что неведомым образом получил шанс снова поработать своим товарищем. Когда-то слышал, что Инквизиторы получали Хранителей, но никогда не звал себе. Сегодня многое, что впервые у меня.
— Варлак?
Но ответа не последовало, но я прочувствовал кожей невидимое напряжение, будто он стоял рядом. На мгновение в воздухе запахло табаком, что тут же захотелось выкурить сигарету.
— Я хотел тебе сказать спасибо. Спасибо за все. И я…
— Ты хочешь признаться мне в любви? — Донесся до боли знакомый сарказм; ком подступил к горлу, а в глазах защипало.
— Да, твою мать! Хочу. Я скучаю… Стефан тоже… Мы не говорим о тебе, но часто вспоминаем…
В ответ донеслось знакомое хихиканье, но слова прозвучали грустно:
— Я знаю, Рэй. Я всё знаю. Ты, Стефан, Анна — вы продолжение меня. Ты ведь знаешь: учитель продолжается в своих учениках…
Я кивнул, не в силах отвечать. Да и смысла не было. Он понимал меня, как не доступно людям. Эта фраза про учителя была сказана мне Реджиной в утешение после известия, что Варлак погиб в ночь переворота. Собрав остатки мужества, я посмотрел на выход из зала. Если я выйду через эту дверь, то выйду в коридор, а там найду лестницу и отыщу Мел где-то на этажах. Взяв сломанный силковый фонарь, я решил его использовать на портал. Хоть так он будет полезен! Я поджег его заклинанием и бросил. Портал всхлипнул и втянул фонарь. Внезапно он огненным метеоритом вылетел из портала сзади меня и упал, потухнув. Класс! Круговое движение. Но нужный мне портал уже потух, пропуская меня дальше. Крадучись, я вышел в длинный темный коридор, в котором пробивался свет луны, отражаясь в выбитых стеклах, усеявших пол. Кто-то позаботился о дверях, которых вовсе не было, лишь петли напоминали о них. На стенах с потрескавшейся краской можно было рассмотреть незамысловатые рисунки зверят с буквами. Сомнений не было — когда-то это здание было школой. И где я только что был, наверное, служило актовым залом. Я услышал какой-то странный звук. Сначала приглушенный, потом все более и более четкий. Это были чьи-то шаги — кто-то спешил, бежал ко мне по ступеням. Звук доносился справа из зияющей темной дыры в дверном проеме, в котором, судя по всему, была лестница наверх. Звук разносился все громче и звонче, усиленный эхом. Кто-то спускался почти бегом, сбивая камни, и дощечки со ступеней.
Я достал ругер. Только две пули, Рэй. Но мне хватит. Я нацелился и приготовился.
Раз.
Звук почти рядом.
Два.
Дощечка отлетела в мой коридор, подняв облако пыли в свете луны.
Три!
Из темноты вылетел Нортон, замахивающийся на меня. И я нажал на курок. Моя рука дернулась, сбитая четким движением возникшего передо мной Варлака. Девичий взвизг разошелся по пустому зданию и резанул уши. Варлак исчез, а я шокировано уставился на пустоту, где он только что был, пытаясь понять произошедшее. Но переведя взгляд и сфокусировавшись снова дверном проеме, почувствовал, как волосы зашевелились на затылке от ужаса. Я только что чуть не пристрелил свою жену.
— Мелани!
Я кинулся к боязливо согнувшейся, прикрывающей голову, любимой. Она посмотрела на меня, будто не узнала.
— Это я! Мелли! Я ранил тебя?
— Ты чуть в меня не попал! — Закричала он, ударив меня кулачком по руке, а я выдохнул — она была невредима.
— Прости меня! Прости!
Перехватив ее руки, я обнял ее, ощущая теплоту хрупкого тела и родной запах мягких волос, отдающих ее дурацким розовым шампунем с клубникой. Если бы не Варлак, я бы убил ее… Спасибо! 
— Подумаешь! Нет еще ни одного нормального мужа, который не хотел бы пристрелить свою жену. — Донесся в ответ на мою благодарность знакомый сарказм.
Я бесшумно засмеялся. Ко мне потихоньку возвращалось самообладание, в то время как Мелли, судорожно впившись ногтями мне в спину, дрожа всем телом, пыталась привести дыхание в норму.
— Как ты оказалась здесь? — Я с удивлением всматривался в испуганные большие глаза любимой на бледном фарфором лице.
— Я вспомнила славянское заклинание… То самое, которое использовала на тренировке. А дальше я почувствовала твой испуг и как… как что-то страшное произошло с тобой! И не думая…
— Кинулась мне на помощь. — Закончил я, не сдерживая улыбку.
— Угу… — Пропищала она в ответ.
Мел продолжала дрожать, сцепив пальцы в кулаки. Она выглядела испуганным зверьком — зайчиком, который дал стрекоча сквозь темный лес с хищниками и ловушками. Невозможная девчонка! И она еще сомневалась в себе!
— Что у тебя произошло? — Сурово произнесла она, внезапно изменив тональность. В ее взгляде теперь читались серьезность и упорство, будто скажи, что здесь страж в виде Савова, она тут же пойдет его отчитывать.
— Ничего…
Ох! Ну и взгляд: дырку прожжет на мне!
— Просто я попал в ловушку, но выпутался. Спасибо Небесам! — Как бы невзначай я обратился к своему Хранителю.
Ее брови еще больше сошлись на переносице, а взгляд переместился на мое горло. Милые личико тут же исказила гримаса ужаса и брезгливости. Мелани осторожно поднесла пальцы к тому месту, где была веревка, но не коснулась. Я понял, что она увидела, потому что шею продолжало саднить.
— Наверное, в Лабиринте не только глушится зов, но и замедляются дары. — Попытался я ее успокоить, не вдаваясь в детали происшедшего. — Это не страшно. Эй! Все будет хорошо!
Мелани выглядела странно: смесь страха, беспомощности и беспокойства за меня — видно, что она боролась с собой и со своими страхами.
Я же сейчас ощущал только вялотекущую регенерацию, которая залечивала мои синяки и порезы. Вспомнил, как однажды пытался научить Мел контролю эмпатии: что отключить ее достаточно просто.
— «Неужели, даже ради интереса, ты никогда не пыталась отключить регенерацию?»
— «Нет. А зачем?»
Я тогда почувствовал себя дураком. Ведь регенерации контроль не нужен, в отличие от эмпатии или дара Варвары. Сейчас, будучи с двумя дарами, еле ощутимо работала только регенерация: верно и медленно, как старый скрипящий велосипед.
— Надо выбираться отсюда.
Я отошел от Мел, поднимая с пола камень, чтобы снова убрать портал и вернуться в зал. Но внезапно снова послышался шум шагов. Резким движением я схватил Мел, завел за спину и стал напряженно ждать, взяв на прицел поворот, готовясь к магической атаке. Пара секунд. Мы с Мел затаили дыхание. Но из угла показался всполох белого сарафана, а затем я различил Бьянку. Она убегала от кого-то, озираясь на темноту позади себя. Ее одежда была вся перепачканная и порванная местами. Увидев нас, она резко затормозила, но сообразив, кто перед ней, открыла рот и с плачем кинулась к нам.
— Помогите мне! — Бьянка схватила меня за руку и неожиданно потащила обратно — туда, откуда выбежала. — Помогите!
— Что случилось? — Почти одновременно спросил я с Мелани.
— Там пожар! Нам срочно нужно туда! Там остальные! Там брат!
Ее пальцы по сравнению с моей рукой казались совсем детскими. Она, пыхтя, пыталась сдвинуть меня с места, но я не поддавался.
— Бьянка, ты объяснишь?
Я не хотел уходить от портала в зал. Но к моему удивлению, за ней доверчиво пошла Мелани.
— Мел! — Я окрикнул ее.
— Ты разве не слышишь? Ей нужна помощь!
— Да, но мы тогда потеряем выход!
— Я знаю, где выход! Я вас верну сюда! Только помогите! — Снова заверещала девочка, все больше оттаскивая Мелани от меня.
Любимая беспомощно шла за ней. Мы почти дошли до резкого поворота в неизвестную темноту.
— Стой! — Зарычал я, схватив за руку жену. — Ты ей доверяешь?
— Рэй! — Удивленно и пораженно воскликнула Мелани.
— Это может быть ловушка! — Зашипел, крепко вцепившись в плечо Мелани, пока Бьянка скуля и умоляя, начала тянуть ее за другую руку.
— Пойдемте! Пожалуйста, пойдемте!
Но не успел я и слова вставить, как Мел снова подалась вперед и зашла за угол.
— Утащи ее оттуда! — Зарычал Варлак. И я кинулся.
Завернув за угол, Мел почти стояла на пороге комнаты без двери, готовая шагнуть за плачущей Бьянкой в портал.
Почти в один прыжок я успел настигнуть их и резко дернуть Мелани на себя. Любимая вскрикнула от боли. Бьянка потеряла ее руку и испуганно посмотрела на меня.
— Помогите, там брат! Там все! Их надо вытащить!
— Заткнись! — Заорал я на девочку.
Мелани непонимающе смотрела на меня с некой толикой ужаса. Мы стояли в каком-то узком коридорчике, ведущему в темноту. За моей спиной была лишь стена, впереди вход в комнату без двери, гудящий от портала. Шепот снова усилился. Опять слова почти были различимы в этом шелесте. Началось. Пора спасаться!
— Посмотри на нее! Это не Бьянка! — Крича от паники, крепко держа Мелани, я пытался вразумить любимую.
— А кто же это?
— Это не она!
— Да что вы такое говорите! Почему? — Девочка обиженно захныкала.
— Что с тобой случилось? Почему у тебя одежда порванная? — Зарычал я на Бьянку.
— Рэй, ты на нас посмотри… — Мелли попыталась заступиться за девочку.
Но я грубо ее прервал:
— Посмотри на нее внимательно, Мел! Одежда грязная, порванная, а лицо чистое! Даже косичка не растрепалась! Ни царапины, ни синяка! И она сказала, что знает, где выход! Настоящая Бьянка не знает, как отсюда выбраться!
Пока я говорил девчонка перестала хныкать и плакать и теперь внимательно смотрела на меня. Мелани настороженно посмотрела на нее: кажется, до нее дошло.
— Кто ты? — Голос любимой от страха прозвучал сипло и надломлено.
— Либо демон, либо… — Начал я отвечать, одной рукой заводя за себя Мелани, а другой целясь из пистолета в ребенка.
Внезапно черты девочки стали ломаться, словно я смотрел через искаженное стекло: шея вытянулась, Бьянка резко прибавила в росте, глаза превратились в два горящих уголька - и в следующую секунду перед нами стоял ее брат Кристоф. Гримаса ненависти исказила его лицо. Глаза были пугающие: нечеловеческие, демонические на белом лице.
— Прости меня, я не смог. — Прошипел Кристоф кому-то. Стены внезапно издали какой-то странный хрипящий звук, что Мелли от испуга прижалась к моей спине.
— С кем-ты разговариваешь? — Я храбрился, но было чертовски страшно. Я рефлекторно схватился за Мелани.
— С хозяином. — Ощерился Кристоф.
— Уходи! — Прозвенел голос Варлака, и я резко толкнул в грудь Кристофа. Он, не ожидая удара, откинулся спиной в портал. Пытаясь удержаться от падения, уцепился за дверной косяк, но портал с гулом затащил его в себя.
— Бежим! — Ухватив Мел за руку, мы рванули обратно к входу в зал. Но как только завернули за угол, то с ужасом остановились: нам дорогу преграждало нечто. Что-то длинное, высокое, похожее на человека. Волосы его топорщились и извивались, будто он был в воде, но самое страшное в этой долговязой тонкой фигуре были глаза, которые горели как две лампочки. Его движения были пугающе быстрые и резкие, будто кто-то перематывал пленку. Монстр преграждал путь к залу. И я бездумно в защитном рефлексе потратил последнюю пулю на него! Выстрел прозвучал непривычно громко. Мелани вскрикнула за моей спиной.
Монстр дернулся к нам. Я остолбенел, понимая с какой быстротой он движется. Один его шаг, и глаза яркой вспышкой лампочки полоснули по глазному дну. Я зажмурился, готовый к смерти, как ничего не случилось. Лишь только легкий вздох Мелани в мое плечо: она от страха, вцепилась до онемения мне в руку, уткнувшись носом, будто ребенок. Монстра уже не было. Он исчез. Вместо него впереди нас на полу лежал Кристоф. Он то ли кряхтел, то ли стонал, пытаясь сдернуть что-то с себя, а затем затих.
— Ты его убил… — С ужасом прошептала Мелани.
Я же онемел. Резко выдохнув и призвав всю свою мужественность, я осторожно убрал руку Мелани со своего плеча и направился к убитому.
Подойдя, я увидел этого наглого пацаненка — Кристофа Штадлера, залитого кровью. Мел со страхом и виной отвернулась от мальчишки. Глаза его все еще были открыты, как и рот. Знак Химеры горел на его руке флуоресцентным зеленым огнем, подсвечивая сквозь кожу другие некромантические знаки. Всё ясно… Я опустился и закрыл ему веки рукой. Моя пуля стала исполнением его судьбы: парень заложил душу, и только что отдал ее окончательно. Теплая кожа под моей рукой, уже не живой взгляд в потолок. Кристоф ушел в ад. Долг оплачен. Только ушел ли? Или мы в аду?
Я почувствовал своей кровью, как содрогнулась Мелани. Ей было ужасно страшно — на грани истерики.
— Откуда он появился тут? — Задался я вопросом. Я оглянулся, на вход в зал с гудящим порталом. Это единственный портал рядом с трупом. И вспомнил, как в зале я кинул сломанный фонарь в портал, а он вылетел за моей спиной через другой. Круговое движение?.. Возможно! Только так можно объяснить появление Кристофа тут.
— Портал за углом ведет сюда… — Пробормотал я. В голове роились какие-то догадки, несформировавшиеся мысли, я чувствовал, что напал на нужное.
— Нам надо уходить… — Умоляюще прошептала Мелани.
Она была мертвецки-бледная, ее била дрожь. Мел в ужасе держала трясущиеся руки у губ.
— Зачем заманивать в круговой портал?
— Какая разница, Рэй?
— Вспоминай! — Пророкотал голос Варлака. — Ты знаешь ответ!
— Какой? — Спросил я вслух. В голове крутились вереницей мысли. Разгадка, словно птица, билась в клетке.
Порталы… Круговое движение… Лабиринт Минотавра… Круговое движение… Круговое…
— Сколько кругов ада?
— Семь. — Робко ответила Мелани.
— Нет, девять. Первый круг — невоздержанность, второй круг — насилие, третий — обман, четвертый… Или второй — это обман… Не помню! Седьмой круг — насильники, восьмой — лукавые, и девятый — нижний круг Каина — предатели.
С каждой фразой я все ближе подходил к порталу в зал.
— Только на каком мы круге?
— Ты хочешь сказать, мы в… — Прошелестела Мелани.
— Нет! Мы еще на земле. Просто кто-то любит Данте.
Я стал внимательно осматривать портал. Должен быть номер. Портал должен срабатывать на что-то элементарное, на заклинание не требующее сложности. Быстро сплетя заклинание, я кинул в него:
— Patefacio? — Произнес, сомневаясь, будто спрашивал у дверного косяка. Внезапно портал вспыхнул зелеными знаками, и тут же среди них выделилась римская двойка.
— Я всегда гордился тобой! — Довольно прошелестел голос Варлака. — Молодец! Я бы дольше соображал.
— Мы на втором круге? — Мел коснулась моей руки.
Я посмотрел на нее с высоты своего роста: в ее лице что-то незримо поменялось. Все тот же серый бледный цвет лица, дрожащие губы, но глаза! С таким взглядом люди идут в атаку, притом в свою последнюю, не надеясь выжить. Меня это сильно напугало, но в тоже время чуть успокоило — значит, она осознает, что дела наши плохи, хуже, чем я предполагал.
— Знаешь, как выйти из самого обычного лабиринта? — Спросил, осторожно преподнося горькую пилюлю в виде ответа. — Чтобы пройти весь лабиринт, тебе нужно держаться только одной стены. Ты пройдешь весь лабиринт, все его ловушки и тупики, но рано или поздно стена закончится выходом.
— И за какую же нам стену надо держаться?
Я указал пальцем на портал.
— Не стену. Нам нужно пройти еще семь. До конца. Там нас ждет выход.



Елена Ромашова (TRISTIA)

Отредактировано: 11.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться