Sabbatum. Сенат

Размер шрифта: - +

Салон «Судьба»

Я издаю стон. Облегчение благостно разносится по всему телу, голова проясняется, боль уходит, а в глазах все принимает четкость. На меня воздействуют мощными волнами магии, которые проносятся по мне, будто мягкие валики, разминающие мои стонущие от боли мышцы. Не очень приятное ощущение, зато становится легче.
- Всё. 
- Спасибо. – Неизвестный мне Инквизитор встает с кушетки и уходит. У стенки сидят Варвара и Клаусснер и сверлят меня одним и тем же взглядом: этакий коктейль беспокойства и раздражения. Эти двое просто нереально помогли: они на своих плечах дотащили меня до портала, а там еще ковыляли к одной из Инквизиторских школ Охотников за Головами.
- Ты как?
- Нормально.
- А вы? – По большей части, я спрашиваю Варю.
- Деннард не так сильно ударила меня, как тебя. Похоже, она эту вязь создала заранее, в отличие от твоей.
Судя по ней, она и ребенок в порядке. Я вздыхаю и сажусь, ощущая легкое головокружение от резкой смены положения:
- Мы с тобой прокололись. Деннард ждала нас у портала. У нее в телефоне была Инквизиторская программа порталов.
- Интересно, где она ее достала?
Стефан тут же громко фыркает, невесело смеясь:
- Как где? Ей Реджина сама закачивала, когда была у нас! 
- А нельзя снова закачать? – Варвара явно нацелена достать себе такую же.
- Нельзя. Каждая программа устанавливается под определенный пароль с благословения Святого Сената. Перекинуть с одного телефона на другой, как вашу Химерскую, нельзя.
- Вот же невезуха! 
Я ухмыляюсь на разочарование девушки. Представляю, что было бы, если карта была бы в общественном доступе. Химеры явно не брезговали бы пользоваться порталам Инквизиции и многие бы школы подверглись бы опасности. Например, Саббат, в котором порталов за сотню.
- Стеф, а много было свидетелей? – Я встаю, поправляя на себе одежду.
- Магазин и пара прохожих. Слышны были твои выстрелы.
- Твою мать!
- Вот и я про то же… Так что, сиди - сейчас придет твой Архивариус.
Я не сдерживаю стон. Внезапно подает голос Варвара: 
- Может, не всё так плохо? 
- Детка, он с тобой из психушки сбежал. За ним Сенат бдит, как за чокнутым. Шаг в сторону и его сожгут.
Стеф прав, и я чувствую, как на меня накатывает безнадежность. Возможно, это приключение изначально было обречено на провал. Только Варвару подставил.
- Так теперь у нас есть алиби! – Внезапно восклицает девушка и смотрит то на меня, то на Стефана: у нас с ним сейчас одно ничего не понимающее выражение лица. – Ну как до вас не доходит? Сейчас придет Архивариус, ты ему скажешь, что сбежал, потому что эта Деннард охотится на тебя, недолюбливает. Хотите правду говорите, что она шпионкой была, хотите – нет. Придумай что-нибудь, Оденкирк! Скажи, что эта чокнутая за тобой до самого Лос-Анджелеса гналась. Что ты знаешь, что тут есть портал в школу, что тебе помог Стефан с оружием!
- Да, отлично складывается, только он спросит, почему сразу с Сенатом не связался?
Варя замолкает. Но вместо нее эстафету принимает Стефан:
- Скажи, что испугался Кристен. У тебя и так мозги набекрень, не зря ты на лечении: просто не подумал об этом!
- Хорошо! Но Деннард же числится в Инквизиторах!
- А ты уверен в этом? 
Я изумлённо оборачиваюсь на Клаусснера.
- Она договор при Архивариусе подписывала. Конечно, там думают, что она Инквизитор!
- Но она не показала знак в Сенате. 
Я хочу ответить на это, но лишь в бессилии открываю рот – мне нечем крыть. Ведь и вправду, когда искали Романову, Деннард отказалась показывать Янусам знак, потому что тогда бы она себя рассекретила перед нами, а еще возможно, что у нее есть грешки и она числится в документах Сената. Так что, да. Скорее всего, Деннард определят, как Химеру и не найдут тот злосчастный договор с Саббатом.
- Добрый день, - мы оборачиваемся, не услышав, как к нам вошел в комнату мужчина. – Как вы себя чувствуете?
- Спасибо, хорошо. – Я с удивлением смотрю на вошедшего и никак не пойму, что с ним: похож на дурачка с глупой улыбкой.
- Вот, вас просят к телефону. – Он протягивает трубку от стационарного телефона, и тут я замечаю бледный знак Луны под яркими линиями Солнца. Всё ясно – перевертыш. Я впервые в жизни видел обращенного. Варвара тоже замирает и смотрит зачарованно на его руку. Я забираю трубку и прикладываю к уху, не отрывая взгляда от идиотской доброй улыбки Химеры-Инквизитора.
- Да?
- Рэйнольд? Ну, надо же! Вот удача! Я уж думала, его Высочество не удостоит объясниться со своей Главной. – Реджина бесится, злится. Будь она в комнате, то предметы летали бы от ее негодования.
- Реджина, дай мне объясниться…
- Оденкирк, мне надоело прикрывать тебя! Это невозможно! Я не смогу тебя спасти, если будет суд!
- Реджина…
- Рэй! Ты думал о том, что ты причиняешь мне боль и страдания? Ты вообще о других думаешь? Ты мне, как сын! Вы все, как мои дети! И видеть, как вы бездарно тупеете от своих чувств, это просто выводит меня! – Ее голос уже истерит в трубке. Я такой Хелмак никогда не слышал.
- Реджина, я тоже люблю тебя и отношусь с почтением, но выслушай, ради Бога! Я могу оживить Мелани! Ты понимаешь? - Она молчит. Ощущение, что будто никого нет на той стороне. – Алло? Реджина?
- Рэй… ты такой дурак! - Голос Хелмак глух и печален. В нем слышится ее возраст и скорбь.
- Реджина, ты знаешь, что Морган воскресил трех Древних колдунов? Их тела восстановили из праха.
- Знаю…
- Мелани знала того человека, который восстанавливал тела! Ты понимаешь? Она оставила записку сестре с координатами этого колдуна. И, кстати, Варвара видела ее призрак! Я не сумасшедший, как ты меня уверяла. Я действительно видел ее! – Внезапно гнев накрывает меня. Господи, кому я объясняю? Реджине! Той, которая всё знает обо всем и вечно молчит! – Значит так, я воскрешу Мелани. Я найду этого проклятого Дэррила, и никто меня не остановит! Слышишь? Никто!
В трубке слышится тяжелый вздох отчаяния.
- Рэй… Прости меня.
Не этого я ждал в ответ от Реджины. Внутри все замирает от страха.
- Что?
- Я знала, что есть этот колдун и что Мелани оставляла координаты сестре, чтобы ее оживили. Мы с ней говорили об этом накануне, как она сдалась Сенату. Даже больше, я помогла ей в этом. – Жар ненависти к ней ударяет в голову. Я не вижу ничего, кровь кипит от злости и ненависти. Она всё знала! Реджина была в курсе, что есть шанс воскресить мою Мелани… Она сама толкнула ее к самоубийственному решению! Её счастье, что Светоча тут нет: иначе я бы придушил Хелмак. – Только ты понимаешь, кто этот колдун? Это же человек Моргана. Это самая сердцевина змеиного гнезда, и ты туда рвешься: воскресший, живой и с другим знаком.
- Ты меня не отговоришь.
- Я знаю. Уже давно не пытаюсь! Только умоляю: не тяни за собой остальных, когда пути другого не будет...
- Ты не веришь в мои силы? 
- Рэй, я верю в тебя, в твою любовь, но я, черт возьми, слишком стара и пуглива! Я всегда буду отсиживаться в замке и защищать свое превыше остального! Так что, мы твою энергетику прикроем, но на большее не надейся.
- Спасибо… - Киваю. Ненависть стихает. Вместе нее приходит боль, будто предали, и в то же время я осознаю, что и это много со стороны Реджины. Другой бы Светоч так долго не смог бы терпеть меня. Впервые я слышал живую, настоящую Реджину: она действительно в первую очередь женщина и ей свойственно бояться, и своим материнским инстинктом защищать своих «детей». Что она всегда и делала. Но как Хелмак могла? Как допустила смерть Мел? Я еле сдерживаюсь, сглатывая слезы и комок в горле.
- Стефан с тобой?
- Да… 
- Дай мне его.
Я передаю Стефану трубку, и тот тут же встает и выходит из комнаты.
- Что будем делать дальше? – Варвара смотрит на меня своими зеленоватыми глазами. А я отмечаю в тысячный раз, что нереально похожа на любимую внешне и такая чужая по характеру. Господи, я так скучаю, так тоскую! Еще чуть-чуть и это станет физической болью, которую можно будет «транслировать» всем остальным, чтобы поняли, наконец, что чувствую без Мел.
- Думаю, двинем на поиски Патриций. Мы уже в Калифорнии. Значит, они где-то здесь…
Я замечаю, что, пока говорил с Реджиной, перевертыш исчез. Но дверь в комнату снова открывается, и я изумленно таращусь на вошедшую. Чейз выглядит чопорно в строгом костюме с портфелем Архивариуса. 
- Сара?
- Здравствуйте, я представляю Сенат, поэтому вы можете обращаться ко мне, как к самим Старейшинам.
- Привет. – Я шокировано смотрю на Сару: у них люди закончились, что решили Чейз прислать? Варя холодно рассматривает Архивариуса; даже не здоровается.
- Меня прислали разобраться с тем, что произошло у портала. А также уточнить причины вашего побега из больницы.
- А где мой Архивариус Хон До? Ведь он ко мне прикреплен Сенатом?
- Увы, он не может. Занят. 
- Как это?
- Не смог прийти.
Я вижу, как Сара пытается скрыть раздражение, девушка даже покраснела, что ужасно смотрится с ее рыжиной волос, но мне плевать. 
- Шутите? Архивариус и не смог прийти. Что происходит, черт возьми? Тебя прислала Реджина? 
- Нет. Реджина не присылала! – Чейз явно не справляется со своим гневом и теперь все отчетливей читается на ее лице, все мысли по поводу меня и моих действий. – Я пришла официально от Сената! Произошло дело, которое потребовало всех Архивариусов второго и первого типа. Поэтому прислали свободных на замену.
Я молчу и анализирую сказанное: Чейз находится в отделе бытовых расследований, дали ей третий тип. По сути, это равносильно, что охранника тюрьмы прислать в качестве детектива. Здорово! Это что же такое произошло, что так повернулось всё? А может, даже хорошо, что Чейз явилась? Надо выжать из этой ситуации максимум. 
- Познакомься, Сара, сестра Мелани – Варвара Шувалова. – Сара смотрит на девушку прохладно и неэмоционально. Она не знала Мел так долго, как мы все в Саббате, поэтому, увидев Варвару, она не изумилась их схожести. Ведь у Чейз тоже есть сестра-близнец. Кстати, милее, чем она сама.
- Варвара, это Сара Луиза Чейз. Бывший Инквизитор из Саббата. Итак, Сара. – Я оборачиваюсь к Чейз с вежливой улыбкой.- Ты хотела узнать, почему я сбежал? Тогда слушай.

- На самом деле, круто, что это была Чейз, потому что она знала Деннард и то, что она натворила. 
Стефан сладко жевал хот-дог, купленный по пути. Мы шли с автобуса к тому дому, где когда-то происходила вечеринка у Альфа, на которой я патрулировал и спас Мел от изнасилования. День уже клонился к вечеру, мы были уставшие и счастливые.
На допросе с Чейз, я ее подставил как Архивариуса, вынуждая обратиться за помощью к Реджине или солгать в документах. Я хладнокровно сочинял ей о том, что ко мне приехала Варвара Шувалова, что Деннард, будучи безумно влюбленной в меня, приревновала так, что ринулась в психбольницу, намереваясь убить и меня, и девушку. Что нам пришлось убегать от этой ненормальной («Вот уж кого в психушке надо держать»! – восклицала Варвара), я уж было хотел вернуться в больницу, как Деннард вычислила Шувалову по пуговице и мы были вынуждены снова прятаться от нее. Что на помощь подключился Стефан, и всё это привело к потасовке возле портала с кучей свидетелей смертных, где один мужчина стрелял по колесам машины, в которой лежала отключенная беременная девушка. Изрядно мы запудрили Чейз мозги! Стефан сокрушался на итальянском о том, какая безумная Деннард, Варвара проклинала ее на русском и говорила, что не уйдет от Оденкирка, так как она беременна и боится остаться теперь одна, когда чокнутая бегает в поисках нас. А в глазах Чейз читались беспомощность и растерянность:
- Да, но я не знаю, как писать протокол! Деннард не проходила, как шпионка в Саббате! Еще я не могу написать об этом из-за Реджины! 
О, да, я помню, как Хелмак подмазалась к ней, устроив ей место в Сенате. Чейз была слишком благородна и честна, поэтому не могла подставить Светоча.
- А я не могу вернуться в лечебницу, пока Деннард угрожает беременной девушке! Ведь вина Варвары лишь в том, что она похожа на Мелани! – Сокрушался я, изображая скорбь и отчаяние.
- Сенат может предоставить тебе убежище и охрану… - Но тут Чейз поняла, если Хон До не пришел за мной, то из-за недостатка людей вряд ли предоставят кого-то следить за моей безопасностью. – Может, кого-нибудь официально назначить вашим охранником?
- Я не знаю. Кто согласится? - Я наигранно пожал плечами. Стеф тут же понял намек:
- Может, я? Все равно, дел у меня нет. 
На лице Чейз читалось облегчение. Мы же делали вид гениальности ее решения. Так Стефан Клаусснер официально назначался охранником Рэйнольда Оденкирка и Варвары Шуваловой на неопределенный срок, пока не решится дело с Деннард и обстоятельствами.
После ее ухода мы долго спорили куда идти и что делать. В итоге сошлись на мнении, что нужно ехать в Редондо Бич, туда, где познакомилась Мелани с Дэррилом. Безумие! Так как Редондо кишел людьми из Альфа.
- Вон, в том доме была эта вечеринка. – Я киваю на дом, стоящий в стороне. Мы стоим на углу улицы, держа в своих руках, снятые от жары, куртки и пиджаки. Дешевые солнечные очки, купленные возле автобусной остановки, не дают солнцу ослепить нас. Мои нервы на пределе. Я постоянно оглядываюсь и осматриваюсь, боясь, что кто-то увидит нас и заметит. В свете дня воспоминания кажутся еще более чужими и ненастоящими: вон, лужайка, на которой ублюдок пытался изнасиловать Мел, но газон так сочно светится зеленым, что даже не верится, что то жуткое прошлое происходило именно на нем. 
- Ладно, я пойду. – Изрекает Варвара. Она жует жвачку, на глазах темные ультрамодные очки, накрашенные губы – сейчас девушка напоминает Химеру, как никогда: дерзкая, самоуверенная, бесстрашная. Она делает шаг в сторону дома, но я хватаю её за руку, Варвара оборачивается, но за чернотой стекол не могу разглядеть взгляда.
- Нет. Ты пойдешь со мной.
- Что? С ума сошел? Ты посмотри на себя. Ты же не вызываешь доверия!
- А ты вызываешь?
- Эй! Я - Химера! Я знаю, как общаться со своими.
- Это опасно, Варвара. 
- Он прав. – Поддакивает Стефан, комкая в руке бумажку от съеденного хот-дога. - Ты похожа на сестру, кто знает, чего у них в башке сработает на твое появление? 
- Так может это и хорошо! Я вызову доверие.
- Реджина сказала, что Дэррил - сердцевина змеиного гнезда Альфа. И вот представь, ты сейчас пойдешь узнавать, где он. Это вызовет подозрение.
- О да! Не то, что если пойдут два здоровенных мужика спрашивать его. Вы-то, вообще, феи, вызывающие только улыбку и доброжелательность!
- Тогда пошлите все трое! Чего теряем-то? Если что - будем все трое отстреливаться.
Изрекает Стефан, и Варвара согласно кивает. Я же недоволен ситуацией. Но сделать ничего не могу: двое против одного. Будь моя воля, я бы девушку близко не подпустил к этому дому.
- Ладно. Пошли.

***
Я смотрю на своих спутников: Стефан намного больше похож на Химеру, чем Оденкирк, от которого просто разит Инквизицией. Равносильно, что пса прятать в волчьей стае. Я оборачиваюсь и смотрю на дом. Рана под бинтами нервно зачесалась: от жары там все взмокло, и вызывало неимоверное желание сорвать повязку. Может, все-таки хорошо, что я похожа на Аню? Возможно, это сыграет на руку. Я достаю бумажный платок и стираю помаду, затем развязываю хвост и распускаю волосы, снимаю очки и смотрюсь в стекло, как в зеркало.
- Пошли? – Я вижу, как внимательно за мной наблюдают парни. Выплюнув по дороге жвачку, решительно направляюсь к дому, скорее чувствуя спиной, чем слыша, как за мной двинулись мои «телохранители». Крыльцо было в светлых постельных тонах с цветочками в горшках и красивыми перилами: милый, симпатичный домик, от которого разило темной магией. Даже я, ставшая нечувствительной к энергии, ощутила темноту от жилища. Но выбирать не приходилось, поэтому смело нажала на звонок.
Внутри послышались голоса и звук приближающихся шагов. И вот дверь мне открыла блондинка, щурясь из сумрака дома на солнечный двор с нами. В ее поведении было что-то странное: то ли она пьяная, то ли под наркотой.
- Вы кто? – Она скользит взглядом мимо меня, уставившись на парней сзади. Я решаю рискнуть, поэтому делаю голос чуть тише и мелодичнее, подражая сестре:
- Привет. Узнаешь? 
И снова она медленно переводит взгляд, будто пытается найти источник звука.
- Эээ… Ты же эта, из Альфа… Так?
- Узнаешь. Отлично! Это мои охранники. – Я киваю на Оденкирка и Клаусснера, которые стоят и ведут себя так, словно сейчас придется драться. - У меня к тебе дело.
- Эээ… Ко мне?
Точно, она под наркотиками! Блондинка заторможено приваливается к косяку и, судя по ее стеклянному взгляду, пытается заставить себя думать.
- Роуз, кто там? – Доносится мужской голос из глубины дома.
- Эта… как её… Невеста Савова… 
- Анна?
- Ага…
- Так ее же сожгли!
Роуз поворачивается ко мне и начинает истерически смеяться:
- Слышала? Тебя сожгли. Так что, ты не можешь ко мне иметь дела…
Я начинаю сама подхихикивать, глядя на блондинку.
- Ты Дэррила из Патриций знаешь?
- Какого Дэррила?
Черт! Только бы поняла, только бы знала!
- Essentia omnium. Дэррил! У него еще татуировка на шее!
- А! Этот Дэррил… Знаю. 
- Как его найти? – Я почти готова схватить ее за грудки и встряхнуть, как следует, чтобы быстрее соображала.
- Не знаю… Я давно его не видела… Сейчас. Подожди… Дэвид! – Она поворачивается ко мне спиной и кричит парню из глубины дома.
- Чего?
- Как найти Дэррила?
- Какого?
- Ну, того, придурочного! Ну, который ещё сказал, что ты скоро сдохнешь и что Лидия тебе не пара!
И снова ее начинает разбирать смех.
- Ааа… А зачем тебе?
- Ну, тут спрашивают про него. Как его найти?
- Не знаю… Старуха знает… Роуз, куда ты положила таблетки?
- На столике возле пульта!
Блондинка поворачивается ко мне и говорит с придыханием, будто рассказывает страшную тайну:
- Он не найдет таблетки. Они у меня в кармане лежат. Этот придурок и так проглотил уже три! А я знаю, что такое наркомания!
- Что за старуха знает? - Я продолжаю выпытывать у Роуз информацию. Руки так и чешутся врезать ей, чтобы не отвлекалась от темы.
- Какая старуха?
- Тебе только что сказали, что старуха знает, где Дэррил. Что за старуха? 
- Ааа… Есть одна. Промышляет картами таро и прочим… 
- Как ее найти?
- Как? Легко? Вон туда шагайте. Три перекрестка и будет написано «Салон «Судьба». 
- Ясно. – Я разворачиваюсь и встречаюсь взглядом с парнями. Те легко кивают: мол, пошли. Но только собираюсь уйти, как мне вдогонку кричит Роуз:
- Ты, это… надеюсь, получила удовольствие тогда? 
- Когда? 
- Ну, когда тебя Майкл хотел трахнуть. Надеюсь, он успел тебе вставить до прихода Инквизов?
Я вижу, как Рэйнольд судорожно дергается, а Стеф успевает поймать его за руку. Но блондинка продолжает, ничего не замечая, улыбаясь и глядя мне в глаза. В этот момент она напомнила Киру, когда с таким же выражением сообщала о смерти Кевина.
- Я, надеюсь, ты хоть кайф словила. Честно: я колола тебе, как самой себе! 
Я улыбаюсь, жалея, что не обладаю даром сейчас. Шею этой обкуренной точно бы свернула. 
- Словила.
Разворачиваюсь и хватаю за руку Оденкирка, который, похоже, тоже хочет придушить эту блондинку.
Мы достаточно отходим от дома, когда я решаюсь первой заговорить с Рэйнольдом. Парень выглядит так, будто дай ему повод и он устроит тут светопреставление. 
- Ты понял, о чем она говорила? 
- Да.
- Это было что-то… плохое? 
- Да.
- Ясно. – Я отворачиваюсь, давая понять, что не хочу влезать в прошлое сестры. Стефан идет рядом по другую сторону. Я замечаю, как красиво: серый асфальт с зелеными лужайками в свете заходящего солнца и аккуратные двухэтажные домики. Рыжина лучей, медные оттенки, медовые усталые ароматы цветов от уходящего дня. 
Оттенки Кевина... 
Где-то мой любимый с карими глазами даже и не знает, что творится в моей жизни, не знает, что у него теперь две девчонки: я и наша дочка.
- Вот. Смотрите. – Стефан останавливается возле дома с белой сдержанной вывеской: «Салон Магических услуг «Судьба» Эльзы Паквелден». И никаких других обозначений. Только раздражающая табличка «Закрыто». 
- Там кто-то есть внутри. – Рэй сканирует на энергию и взбегает по ступенькам, после чего начинает настойчиво стучаться в дверь, что стекла в окошке начинают дребезжать. Через минуту, под хихиканье и реплики Стефана: «Чего церемониться? Давай прямо с ноги!» - к нам выходит заплаканная девушка.
- Простите? – Она изумленно смотрит на нас, громко сморкаясь в носовой платок. Явно Смертная - пустота магической энергии и экстрасенсорных способностей с ее стороны. Неужели она хозяйка магического салона? 
- Нам нужно увидеть мисс, - Рэй неуклюже оборачивается на вывеску. – Мисс Паквелден.
- Ее нет. Кто вы?
- А где она? Нам она нужна.
Но губы девушки начинают дрожать, и сквозь накатывающие рыдания выдавливает:
- Она умерла сегодня утром.
Твою мать! Мы все трое стоим и пялимся на плачущую девушку, которая задыхается в собственной истерике. Наконец, я первой прихожу в себя.
- Эй! А ты знаешь Дэррила?
- Дэррила? 
- Да. Такой парень с татуировкой на шее. Он из Патриций.
Я вижу, как Смертная напрягается и теперь со страхом смотрит на меня.
- Я его видела пару дней назад. 
- Ты знаешь, как его найти?
- Нет. Не знаю. А вы кто? 
Она смотрит на нас с испугом. Такое ощущение, что к ней пришла мафия: еще чуть-чуть - и мы начнем пытать ее.
- Мы? Его друзья… 
Рэйнольд разочарованно спускается со ступенек и встает спиной ко всем. Наверное, не хочет, чтобы мы видели его боль разочарования на лице.
- А он еще придет? - Я не отступаю. Сдавшийся Оденкирк начинает меня раздражать и бесить. Если я не узнаю что-то от этой девушки, то вернусь и вытрясу информацию из той блондинки и ее парня. 
- Нет. С чего вдруг? Он общался не со мной, а с мисс Паквелден.
По лицу девушки ясно, что она больше ничего не скажет. И я задаю последний вопрос:
- Что значит Essentia omnium? 
Девушка внезапно выпрямляется и все так же осторожно спрашивает:
- Откуда вы взяли это?
Я ничего не придумываю в ответ, как достаю записку Ани. 
- Моя сестра просила найти его. Вот, у меня только это. – Я протягиваю бумажку. Девушка аккуратно берет ее и смотрит в нее, не понимая, что там написано. – Это по-русски. «Дэррил. Essentia omnium. Клан Патриций».
- Подождите здесь… - Шелестит девушка и уходит за дверь. Я оборачиваюсь к парням: Клаусснер с любопытством поддается чуть вперед, а Оденкирк приободряется, с интересом смотря то на меня, то на друга, то на дверь, за которой скрылась девушка.
- Вот. Держите. Я честно не верила, когда он сказал о вас. – Она протягивает мне маленького солдатика – детская игрушка. Симпатичный. Судя по всему из набора, от которого осталась лишь эта фигурка. 
- Кто сказал о нас?
- Дэррил. Он, когда в прошлый раз был здесь, сказал, что скоро придут парень с девушкой спрашивать о нем. Когда они покажут листок, на котором будет написано «Essentia omnium», тогда отдать им солдатика. Он часто так делал с мисс Эльзой. Я все никак не могла привыкнуть к этому. Но каждый раз всё случалось именно так, как они говорили. Потрясающие люди! Истинное волшебство!
И она снова начинает плакать. У меня это вызывает порыв обнять ее и утешить. Обычно я так не реагирую на рыдающих людей. До беременности они меня бесили своей слабостью.
- Спасибо. – Я зажимаю солдатика в руке и скупо обнимаю ее. – Успокойтесь. Я уверена, что мисс Эльза была отличным человеком.
- Она была истинной волшебницей!

Мы стоим в предзакатных лучах, и я гляжу на Оденкирка, который улыбается мне. Рядом с нами стоит довольный Стефан.
- Ну, господа Инквизиторы, мы заполучили личную вещь Дэррила. Вы понимаете, что все именно так, как говорила Аня? Ой! То есть Мелани! Вы понимаете, что это значит?
- Ну, скажи нам! – Если бы я не знала, что Оденкирк любит мою сестру, то подумала, что он очарован мной. Плевать! И начинаю беззастенчиво кокетничать с обоими мужчинами.
- Это означает, что мы ее вернем! Я же говорю, если Мелани сказала, что оживет, так оно и будет!
- Хорошо. А как мы вычислим теперь по солдатику? Карты-то у нас нет! – Клаусснер смотрит на Оденкирка. На что тот хитро улыбается в ответ:
- У нас нет. А у Охотников есть. 
- Охотники? Это школа Инквизиторов? Ты их имеешь в виду? – Ох, как меня бесит и пугает, что приходится общаться с этим народом. Не дай Бог, у кого перемкнет, что я Химера, и начнет копаться, выискивать, а там и сожжет ненароком. Оденкирк кивает, продолжая хитро улыбаться. Затем подходит ко мне и обнимает за плечи.
- Как насчет переночевать в логове Инквизиторов?
- Господи! Оденкирк! Всю жизнь мечтала поспать либо на углях, либо в школе Инквизиторов! В принципе, это одно и то же. От такого предложения прямо невозможно отказаться!
Он смеется, глядя на мое возмущение. Я же грустно продолжаю, вспоминая старые строки стишка:
- За каждой дверью, у каждых врат, нас ждет всемогущий святой Сенат…
- Отдаться готова в любой позиции ему святая Инквизиция. – Заканчивает за мной Оденкирк. Я поднимаю глаза - он открыто потешается надо мной. Я всегда думала, что эти слуги Высшего Судебного органа бесятся от этого стишка или не знают, что о них говорят Химеры. Но Рэй, можно сказать, нежно смотрит на меня и разъясняет как маленькой:
- Просто у Охотников есть комната для поиска, и мы с легкостью выясним, где этот Дэррил сейчас находится. Ведь, судя по его расчётам, так мы и должны его найти. 
- Мне нравится этот план. – Соглашается Стефан. - Да и Ева не будет выносить мне мозг подготовкой к свадьбе сегодня вечером.
- Что, Ромео? Так невыносимо?
- Почему? Нет. Если честно, мне все равно, как будет проходить свадьба. Лишь бы она сказала «да». – Он хлопает в ладони и улыбается нам обворожительной улыбкой. – Ну, так что? Мне делать официальный запрос об укрытии Оденкирка и Шуваловой? Я же ваш теперь охранник.
- Делай. – Мы даем отмашку, и Стефан достает мобильный.



Елена Ромашова (TRISTIA)

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться