Сага о Рождённом Землёй

Размер шрифта: - +

Глава 6

Глава 6

ПАДЕНИЕ ТРОИ


Из манускрипта:

«…из всего следовало только одно: наступали последние дни державы хеттов. Хетты, от мала до велика, были перебиты по всей стране. И не кому было хоронить. Мать лежала рядом с детьми своими, сын с отцом, а жена с мужем, убитые. У многих были отняты головы, из которых делались чаши для однодневных пиров каскских. Храмы были стёрты с лица земли до основания своего, а на их местах, там, где раньше славили Пресветлого Трояна - Яяша Громовержца, Асменя Дарующего Жизнь Вечную и Воскрешение из Мертвых, Яву Святого Духа, - теперь оскверняли землю непотребами и кровию человеческой, возливая её на холмах Тейшуба, которые были сложены из камней святых храмов. Жрецы были убиты или бежали. Через Пролив Быка и Ильмару потянулись плоты и лодии с многочисленными женщинами и детьми, да с малочисленными воинами. Хетты покидали свою страну уходя аж за Дану-Реку, за горы стоящие на границах с Вантитом, туда, куда не могла достать рука данайцев, на родину пращуров своих, решив, что сами Боги изгоняют их из земли русоголовых в лоно матери Аратты. Многие пересекли Северное Море и поселились в степях Аратты, обречённые на вечное скитание и дикую жизнь. Живущие же на границах со страной Урарту, бежали берегами Колхиды и пройдя многие стадии, потеряв от голода и болезней многих из людей, в борьбе со степными волками и арисланами, пролив не мало крови, поселились на берегах гнилого моря, которое данайцы зовут Меотида.
Лежали в руинах Кила и Хриса, и Хаттуша, и Канес, и Неса. На месте наших городов, там, где некогда стояли величественные храмы и дворцы, где кипела жизнь и цвели сады, теперь возвышались только обгорелые руины…
Каски были степными кочевниками и горными охотниками. А данайцы - морскими разбойниками и бродячими убийцами. И те, и другие ненавидели всё, что связано с городской жизнью, с хлебопашеством и виноградарством. Они стирали с лица земли даже маленькие рыбацкие посёлки, кидая в воду младенцев, расстреливая из луков жителей, соревнуясь в умении насадить на копьё или на меч, подкинув вверх ребёнка, или разрубив пополам взрослого.
Не щадили даже хеттских девушек, не уводя их в плен, а насилуя и после убивая сразу.

Народ русоголовых исчез из страны русоголовых… Теперь эту страну населяли смуглые и горбоносые, как смоль чёрные потомки диких племён далёких южных пустынь и гор…

О горе на наши головы! Они уже так уничтожили некогда, в эпоху былин сказочную страну Шумер, двенадцать сказочных городов Ура, где жили наши древние предки, придя из страны Аратты, что за Северным Морем, на берегах Рай-Реки. Они загнали высоко в горы гордых сванов, после чего почти тысячу лет урартяне оставались маленьким народом. И повсюду установили порядок каскский. Они жили в стране двух рек, пока их не изгнали оттуда атураи. Тысяча лет они размножались в степях Сирии, пока эти степи не показались им тесными. И вот, они вторглись в нашу страну, в землю, в которой покоится прах наших предков, возделанную нашими трудами и политую нашим потом и кровью, что бы остаться здесь навсегда. Пришла чёрная днина нашего народа, народа русого, не похожего на них, а по сему, по их словам, не достойного жизни под солнцем. Ударила третья молния Господа Яяша по судьбе нашей…»

Прохладные дни сменились ужасной жарой. Солнце так жарило землю, что попросту невозможно было вздохнуть, что бы не ощутить в груди раскалённого воздуха. Даже источники начали иссякать, уходить под землю. В осаждённой Трое, с её раскалёнными камнями зданий, началась нехватка воды. Жажда томила и мучила всех, не взирая на саны и титулы. Цена на воду стала выше цены на мясо…

Данайцы, по видимому решили взять город измором. Они окружили город с трёх сторон, а акваторию порта замкнули своими галерами. И если раньше, рыбаки, единственные кормильцы и спасители, могли хоть как-то спокойно отойти недалеко от берега, что бы выставить сети и прокормить свои семьи, и даже соседей, то теперь рыбацкие лодки встречал дождь из стрел. Долго потом, вдоль берега, без всякой надежды причалить, болтались по волнам эти лодки, с мёртвыми рыбаками. Многие из них уносило в море, как говорили люди - «Варуна забирал к себе своих сыновей…»…


Дни убегали быстро… Начинался голод…

Напрасно Таг приказал открыть все закрома, амбары, и даже велел раздать всю пищу, которую только можно было найти в цитадели, людям. Этого хватило на несколько кварталов, и то не на долго. Маленький царь был в отчаянии. Он часами не выходил из своей комнаты. Ни мама, ни Елена, ни Азнив не могли его успокоить, или хотя бы убедить Тага, почаще показываться на глаза дворцовым сановникам. Вдохновлял мальчика, как всегда, Анхиз.
После его слов хотелось жить дальше, и Таг чувствовал себя, всё же, царём, а не потерянным в безысходности. Но к вечеру снова нападала грусть-тоска… Таг тогда предпочитал помечтать, где ни будь в укромном местечке одиноко и тихо…
Наконец у Золотых Врат показались посланники от данайцев…

Они подошли рано утром, когда солнце ещё не так сильно парило на землю. Их было трое. Один из посланников держал огромный штандарт с белым полотнищем, а двое других, шедших немного позади, едва встав у городских врат, положили на землю щиты.

- Жители Илиона! - прокричал на стены один, выступив вперёд, - мы посланцы архонтов Одиссея и могучего Ахилла! Мы хотим говорить с вашим базилевсом!

Он прокричал это три раза. После каждого призыва данаец молчал, ожидая ответа и вновь начинал кричать, пока ему, наконец, не ответили.



Меир Ландау

Отредактировано: 18.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться