Сага о Виделингах. Путешествие к Счастью. Том I

Размер шрифта: - +

Главы 21-25

Глава 21

Утром Ринетта заметила в окне фигуру человека. Он шёл по лесу, но было неясно, мужчина это или женщина. Она внимательно его рассматривала, перед этим предупредив Элизу и Генриха, чтобы они не использовали никаких магических приёмов, так как человек может узнать их тайну.

Когда он подошёл ближе, Ринетте стало ясно, что это мужчина. Он выглядел более чем странно: отёкшие глаза, с огромными мешками под ними, походка была очень приземистой, такой, что человек касался земли, сгорбленная спина и рваная одежда дополняли вид. Он был очень уставшим и готовым упасть в любой момент.

Он уже хотел уйти, но вдруг свернул в сторону Бредстоля и постучал в дверь.

Ринетта вопросительно взглянула на мужа: пускать или нет? Её сердце забилось чаще. Дело обострили крики незнакомца:

− Пустите меня, пожалуйста, я не ел три дня, − и остальное в этом же духе.

Наконец Ринетта не выдержала и открыла. Мужчина постоял на пороге и медленно ввалился в комнату, упав на ближайший стул.

− Кто вы, и откуда к нам прибыли? − спросил Генрих, в то время как Ринетта жарила пришедшему котлеты с макаронами. Её так потряс его измученный вид, что она решила накормить его немедленно.

− Я... − голос незнакомца поник, он замолчал, уткнувшись головой в пол.

− Хотя бы скажите, как вас зовут?

− Но... Ронгиль. Мне тяжело говорить. Мне... − Ронгиль опять замолчал, прикрыв глаза руками.

Пока Ринетта жарила котлеты, Генрих тихо беседовал с ней о незнакомце. Магию применять они не хотели, вдруг это какой-нибудь шпион, и только внимательно рассматривали его. Ронгиль иногда вздыхал и издавал непонятные звуки, похожие на урчание. Элиза сидела в углу и с испугом наблюдала за происходящим.

А незнакомец всё больше сникал и буквально таял на глазах. Ринетта положила перед ним тарелку и тоже села рядом. Она с мужем пыталась понять, кто же всё-таки это такой, но попытки пока оказывались безрезультатными. Устав от наблюдений, женщина отошла к дальнему окну и, отвернувшись от стола, смотрела куда-то вдаль. Генрих подошёл к ней и опять озабоченно заговорил о чём-то.

Сзади продолжались странные звуки, на которые супруги не обращали внимания. А зря... Ронгиль встал и начал что-то бормотать под нос. Его кожа начала комками опадать на пол. Элиза, одна наблюдавшая за этим, громко закричала. Родители обернулись на крик и тоже не удержались от крика. Из оболочки человека вылезало мохнатое существо, с лицом похожим на человеческое. Внешне это был зверь, но с очень малым количеством шерсти и с сильной схожестью с человеком. Дверь в дом раскрылась, громко ударившись о стену, и с улицы в комнату начали заползать такие же существа, лишь немного отличавшиеся друг от друга.

Элиза ещё громче закричала и кинулась в противоположную сторону от монстров, а именно к родителям. Генрих, в отличие от жены не растерялся. Он поднял руки, и шкаф со свистом полетел в них. Потом вновь вскинул руки и направил на них струи пламени. Монстры загорелись, но криков их почему-то не было слышно: они продолжали ползти в сторону айнеров, размахивая руками с острыми когтями и обнажая длинные и острые зубы. Глаза их светились жутким чёрным светом, отражавшим всё, что было поблизости.

Монстры горели, Ринетта пришла в себя и тоже направила на них порцию огня. Всё происходило так необычно и резко, что она чуть не растерялась, что было сейчас совсем неуместно. Она изначально почувствовала исходящую от вошедшего человека плохую энергию, но не обратила внимания. Чтобы на разгорелся пожар, она с Генрихом подняли ураган, который сметал всё на своём пути и заодно выметал монстров наружу вместе с пламенем. Потом она выбежали на улицу и продолжили расправу над неизвестными страшилищами. Монстры сгорали дотла и падали на землю, быстро исчезая. Словно таяли.

Ринетта вызвала из небытия длинный канат и опутала им оставшихся трёх чудищ. Она уничтожила их и оглянулась − вокруг больше никого не было, только Генрих ошарашено смотрел куда-то и медленно опускал руки. Зайдя в дом, он увидел, что часть мебели частично обгорела, а шкаф валялся посередине комнаты, стекло в нём было разбито вдребезги. Стекло в окне справа было выбито, Элиза испуганно смотрела на это, а Нормиль плакал. Ринетта бросилась его успокаивать, а Генрих подошёл к дочке и сказал:

− Всё закончилось, мы их уничтожили. Больше тебе ничего не угрожает.

Всю ночь, после произошедшего, Генрих и Ринетта по очереди дежурили у окна, на случай, если монстры вновь вернутся. Ещё было неясно, кто это был, поэтому приходилось стоять на стороже. Они крепко закрыли дверь, наколдовав ещё один замок, а Ринетта заколотила окна досками − полками из поломанного шкафа. Бредстоль теперь был похож на штаб-квартиру времён войны. Всех обуяла тревога и животный страх.

Энергии ушло намного больше, чем ожидалось, и Виделинги надолго застряли на опушке леса. Положение ухудшилось, чего они никак не ожидали.

 

Вместо ожидаемых трёх дней, Виделинги засели в этой пустоши на добрую неделю. Монстры сильно подорвали план Генриха. Энергии никак не собиралось сколько нужно. Дата отъезда была пока неизвестна.

− Сколько это будет продолжаться? − спросила однажды за обедом Ринетта. − Уже десять дней мы летим, точнее сказать летели, на этом Бредстоле. Я устала от скуки и отсутствия условий. Надо срочно отправляться.



Борис Воскресенский

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться