Сага о Виделингах. Путешествие к Счастью. Том I

Размер шрифта: - +

Главы 31-35

Глава 31

Первой из комнаты выбежала Ринетта, но тут же остановилась – она не знала, куда идти. Но Лайфтинк, мгновенно отреагировав, вскочил и повёл её в кабинет, где был минутой раньше. Не зря он чувствовал, что не надо было оставлять её одну. Он ведь чутьём видел буквально, что это обернётся чем-то нехорошим.

Остальные Геттельберфы бежали позади.

Дверь в кабинет отворилась и все увидели Элизу. Она были напугана, в её глазах стоял ужас. Она сидела на полу, держась одной рукой за ножку стула, а другой махала в неизвестном направлении. Свет в комнате был очень тусклым, зелёного оттенка. Окно было настежь открыто, холодный воздух дул ужасным сквозняком по всей комнате. Вивьен немедленно бросилась закрывать его.

− Он, это он! – повторяла Элиза, безотчётно вглядываясь в пустоту. У неё был совершенно невменяемый вид.

− Кто? − спрашивали все, но она повторяла одно и то же. Очень редко можно было увидеть её в таком состоянии, в таком панически-испуганном.

Айнеры начали спрашивать её, но это было бесполезным занятием.

− Я попробую решить эту проблему, − вызвалась Доинара.

Она подошла к девочке и усадила её на диван. Рядом присела Ринетта и Генрих, девочка понемногу успокаивалась.

− Элиза, вспомни всё, что ты видела, я попытаюсь в этом разобраться, − сказала Миссис Геттельберф и поднесла руки к голове Элизы. Они окрасились в белый свет очень слабого оттенка. − Вспоминай, без этого ничего не получится!

Она вспомнила. К девочке в голову постепенно пришли все виденные картины − тёмная фигура, отворившаяся дверь... Свет гаснет, а окно распахивается полностью, и холодный ветер вихрем врывается в комнату, окропляя всё своими брызгами. Тёмная фигура мужчины с красными глазами приближается... Его контуры нечёткие, он протягивает руки к Элизе...

− Нет! Отстань! − закричала девочка, вновь погрузившись в тягостное воспоминание. Доинара больше не могла удерживать связь с её мысленным образом − паника создавала очень серьёзную преграду, а к этому ещё и девочка отодвинулась от рук женщины, окончательно разрушив связь.

− Я увидела совсем немного, − будто оправдываясь произнесла Доинара. − И то, что я увидела − самое страшное, что могло случиться сегодня.

 

− Я говорила тебе, не оставляй её одну! − укоризненно поучала Вивьен своего сына. − После того, что ты видел, твой поступок стал самым глупым из всех других! Лайфтинк, сейчас мы все должны быть собранными и внимательными ко всем мелочам, как никогда раньше. Обстоятельства этого требуют!

− Я забыл, − оправдывался Геттельберф. −Засмотрелся на дождь и... И из головы просто вылетело.

− А если бы что-то случилось? Если бы он...

Её не дала договорить Ринетта:

− О чём вы говорите? Что могло произойти? − спросила она. Генрих тоже напрягся.

Геттельберфы переглянулись, на время настала пауза. Наконец Доинара одобрительно махнула головой и Вивьен сказала:

− Дело в том, что в день объединения Нерлоса, вы знаете, о чём я, мы увидели огромное количество видений, многие из них нас просто потрясли. Они затрагивали и вас − перед вашим приходом я вспомнила одно из них и предупредила Лайфтинка. Всё случилось, как он и предвидел.

− Что? − спросила Ринетта.

− Он видел нападение на Элизу неизвестного человека, может даже не человека, а чего-либо другого, но особых повреждений не доставивших ей. Чёрная сущность нападала на Элизу, это было непосредственно связано с ним, а именно с его оплошностью. Если бы он не ушёл, всё обернулось бы по-иному.

− Хорошо, что ничего не случилось, − участливо сказала Цамантера, подходя к Виделингам. Она держала на руках Нормиля, которого взяла на руки, пока все бежали на крик девочки. Его такая компания вполне устраивала − он тихо дремал на руках девушки. − Вы проверили, нет ли каких-нибудь повреждений?

Их не было. Но на двери в кабинет была отметина, будто к ней приложили что-то железное и очень горячее. Полдвери было в копоти. Занавески сорвало с карниза, пол утопал в воде, но больше ничего серьёзного.

− Ну как, ты в порядке? − спросила Ринетта у дочки.

− Вроде бы, да.

Они ещё немного посидели в тишине. Дождь, наконец, стал утихать, ветер уменьшился.

− Доинара, что тебя так напугало? − спросил, наконец, Генрих.

− Даже не напугало − потрясло, − ответила она. Женщина подвинула к себе кресло и присела. − Наш дом, включая двор, окружён мощным щитом от негативных лиц. Никто не проникнет внутрь без нашего ведома, это исключено. Ни одно существо не может проникнуть сквозь эту защиту − Дортовель даже не в силах, при всех его возможностях, этот щит поддерживает энергия всех членов нашей семьи. И до сегодняшнего случая никто не мог такого сотворить. Это меня и потрясло −  в доме, в котором я живу, произошло нападение, можно это и так назвать, которое грозило неизвестно какими последствиями для девочки.



Борис Воскресенский

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться