Сага о викинге

Размер шрифта: - +

Сага о викинге

Под фальшивые знамёна древних норманнов Борис Торопов собрал не меньше трёх сотен молодых, спортивных и весьма агрессивных единомышленников. Каждому бритому наголо парню, вступившему в братство «варяг», присваивалось новое скандинавское имя и кололось тату на левой лопатке. Татуировка в виде пёсьей головы с телом змеи скручивалось, казалось бы, бессмысленной вязью узлов, но только не для Бориса. Он когда-то подглядел рисунок в интернете, скопировал его, добавил пару незамысловатых штрихов и создал свой личный знак — свой герб.

Сам же тридцатилетний Боря, зовущийся в братстве громким именем — Тор, был нещадно испещрён рисунками с ног до самой макушки. Ни одного свободного места, ни одного квадратного сантиметра не осталось не тронутым на его гигантском теле. Мясистые мышцы дарили художникам невероятное поле для творчества. Татуировки и идея норманнского превосходства стали для Торопова целью его бунтарской жизни. Он настолько вошёл в роль спасителя белой расы, как вскорости поверил и сам, что является посланцем древних и очень воинственных богов.

Но планы по захвату разума подрастающего поколения в северо-западном округе города Москвы прервал нежданный конкурент. Около месяца назад появилась организация, которая в точности воспроизводила лозунги «варяга». Эта шайка шарлатанов повторяла мистические цели бригады Бориса. Организация «бурый медведь» уводила вероятных сторонников и доставляла немало душевных терзаний Тору.

Вести идеологическую борьбу в столь скоротечном мире Борис не видел смысла. Он предпочёл разобраться с «обуревшими мишками» в прямом и бескомпромиссном столкновении тезисов. Выехав на электричке в подмосковный лес, более сотни крепких парней решали, кто станет светочем идеи белого превосходства, а кто разбежится по домам делать школьные уроки.

Главарь группировки медведей Вася Косолапов и Боря Торопов сошлись в поединке. Василий обладал невероятной силой. Рост за два метра, вес сто пятьдесят кило. Безжалостный русич Косолапов, стальными мышцами, словно гусеничными треками танка, крепко обвил расписное тело вождя «варягов». Василий не проводил время в тату салонах, он вообще не любил рисовать и терпеть не мог творческих бездырей. Боксёрская груша и борцовский ковёр для него намного привлекательней росписей на конечностях и пустых речей. И потому схватка оказалась мгновенной. Буквально десять секунд и всё было решено. Огромным тупым бревном Боря рухнул наземь, воткнувшись головой в землю могучих и преданных им пращуров. Трагическое падение остановило бессмысленную бойню и привело Торопова в реанимацию.

***

Борю привезли в московскую больницу. Врачи осмотрели тело поверженного бойца и зафиксировали на его голове жуткие раны.

— Открытая черепно-мозговая. Будем трепанировать, — сказал нейрохирург и распорядился готовить палату.

Несколько часов доктора боролись за жизнь Бориса. Произведена сложнейшая операция. В крайне тяжёлом состоянии он находился в реанимационном отделении под постоянным контролем. Короткий консилиум врачей постановил — шансы на выживание остаются, но что получится на деле, решат ближайшие дни и, конечно, желание богов жить Борису на Земле или отправляться к праотцам.

***

Гигантский, бездонный зал, увешанный золотыми щитами и копьями, встречал неярким светом закопчённых факелов воскресшего Борю. И если бы не костёр, горящий прямо посредине этого зала, то Борис вряд ли бы разглядел тех, кто был совсем рядом с ним.

Справа и слева его сопровождали две девушки в доспехах. Зачёсанные назад волосы валькирий скручены в толстые косы, переплетённые чёрными жемчужинами и бусинами ядовито-красного цвета. Хмуря отточенные брови, воительницы настойчиво предлагали Борису идти вперёд. Блеск глаз боевитых красавиц отпугивал парня, и в его израненном мозгу стучал один лишь вопрос: «Чёрт возьми! Откуда взялись эти тёлки?».

Валькирии подвели Бориса к огромному трону. Массивные подлокотники и впечатляющая мощь спинки гигантского престола ни в коей мере не могли затмить того, кто сидел на нём. Одноглазый исполин под три метра ростом, облачённый в сверкающие латы, восседал на том троне. Его шлем, увенчанный крыльями хищной птицы, излучал сияние, а между крылами ежесекундно сверкали молнии.

— Подойди ко мне, воин! — громогласно взывал сидящий на троне.

Смущаясь на дрожащих ногах, Борис сделал всего только шаг.

— Ближе! – скомандовал глас ещё громче.

Облачённый в доспехи седобородый старец, непроницаемым взглядом впился во вновь прибывшего в зал Валгаллы. Глаз Одина жаром самой преисподней пронзил парня и словно рентгеновский луч исследовал его. Глаз сверлил, изучал и оценивал человека. Перед Борисом находился хозяин этого зала — бог войны и покровитель воинов севера.

— Ты превозносишь Одина, воин? — спросил божественный голос.

Последнее, что помнил Боря из своей земной жизни, как ему в лицо летит здоровенный кулак — затем кувырок, темнота и забвение. Словно таран этот кулак смял оборону и отправил Бориса в глубокий и очень беспокойный сон. Ему снился Один. Бог, которому поклонялся Боря. И потому его ответ был логичен, лаконичен, правдив!

— Бог норманнов, мой господин! — гордо вскинул подбородок Торопов.

Один презрительно посмотрел на Борю.

— Этот славный боец останется со мной пировать. Пировать вечно! — торжественно произнёс бог войны и ударил о каменный пол тупым концом своего волшебного копья.

Гром от удара копья Гунгнир отозвался мистическим рокотом, образовав трещину в узком побережье холодного моря, и в туже секунду на один фьорд близ Шпицбергена стало больше. Затем глядя за спину Бориса, Один приказал удалиться верным помощницам. Валькирии в низком поклоне склонились перед хозяином и, не поднимая глаз, вышли из зала Валгаллы. Борис остался один на один с богом воины.



Максим Волжский

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться