Сага о Золотой Змее

Font size: - +

Глава 21. Молния Тора

У огражденного белым камнем колодца стоял высокий старец с длинной седой бородой, безотрывно глядя в воду. В прозрачной - каждый камушек на дне можно разглядеть, - родниковой воде он не видел своего отражения, зато там являлись образы далеких краев и событий, то четкие и яркие, то расплывчатые, неопределенные, как будто эти события только могли произойти, но еще не осуществились.

Гест взял в руки арфу и тихо коснулся одной из струн. Та тревожно прогудела будто эхо боевого рога, заставляя оглянуться: не случилось ли беды, не встает ли зарево всепожирающего пожара, не рвется ли море на землю... Скальд тихо и грустно усмехнулся в седую бороду. Нет, конечно, в этом месте, самом тихом и светлом под Солнцем, ничего не случится еще очень долго. Но то, что происходит там, где сейчас действительно льется кровь и бушует пламя, разве не имеет своей целью приблизить неизбежное до срока?

- Еще не решен последний спор между Госпожой Отравленного Золота и Покорителем Разделяющих Морей, Врагом Чудовищ. Следующая их встреча станет последней, - задумчиво промолвил он.

И тут же негромкий, но суровый женский голос отозвался:

- Они встретятся снова, и эта встреча решит судьбы обоих; большего даже мы не в силах увидеть.

- Судьбы этих двоих сплетены давно, и оба они слишком сильны, чтобы кто-то другой вмешивался в них. Предоставь их самим себе, Странник, - посоветовала вторая вещая дева.

А третья добавила с надеждой:

- Одно известно точно: Скрывшая Солнце не станет избегать поединка. Она древнего рода, и не хуже нас способна узнать свою судьбу. Кроме того, она разъярена и жаждет мести.

- Если она победит, станет еще сильнее, а все сомнения исчезнут, - вновь вступила в разговор старшая. - Устоят ли люди или откатятся к Первоначальным Временам, когда Асы должны были всему учить их и охранять?

Теперь уже три пары ярких голубых глаз сосредоточились на старом скальде. Тот усмехнулся и снова ударил по струне арфы, всего по одной, как и в прошлый раз. На сей раз звук вышел другим: звонким, раскатистым, как рокотание влекомой козлами колесницы Тора в облаках, как грохот волн, дробящихся о скалы, как удар мечом о щит.

Гест удовлетворенно кивнул.

- Я думаю, теперь они справятся сами. Они не дети, чтобы вечно вести их на поводу или подгонять. Дух многих из них еще борется. Отважные мужчины, уже многих врагов пустившие на корм воронам. Не менее сильные женщины еще надеются вернуться в свои дома, восстановить все сначала. Я пойду к ним, спою пару песен, пока они готовятся к решающему бою, да покажу кое-что...

Странник бережно уложил свою арфу в футляр, который сверху накрыл шкурой черного волка. Провел ладонью по густому меху, блестящему на солнце. Повернулся, чтобы уйти, но был остановлен напряженным голосом одной из женщин в белом.

- Утонувший лис придет, чтобы укусить! Даже морская вода не вымыла из его души прежних желаний, лишь дала новую силу. Пусть люди готовятся к решающему бою: недолго осталось ждать.

- Благодарю вас, вещие сестры, - Гест лишь кивнул, услышав последнее предсказание. И исчез, будто его и не было, лишь белый мох на поляне перед источником медленно выпрямлялся.

 

На "Молоте Тора" в это время вряд ли кто-то стал бы задавать вопросы о своей судьбе, если бы им предложили узнать ее. Все они, увлекаемые дальше к северо-западу штормовым ветром и непреклонной волей Стирбьерна, и без того знали: либо погибнут, либо останутся в живых. Им всегда было это известно, а те, кого такой исход пугал, сидели на берегу. У очень немногих из них остались дома родные, кого могла волновать их судьба. Даже Свен и Кари, казалось, не боялись за свое будущее. А может, не понимали до конца?

Шторм подхватил драккар в первую ночь после нападения морских троллей. Поначалу еще можно было, свернув в сторону, выйти из пока что узкой штормовой полосы, но Стирбьерн упорно вел корабль "попутным" ветром, запретив своей команде и думать о смене курса.

- Это она послала нам ветер, и боги позволили ей, чтобы мы встретились скорей, - уверенно произнес он, и впервые кое-кому из викингов подумалось, что их предводитель бредит. Однако правил кораблем он, ничуть не утратив привычного искусства, а этого было достаточно, чтобы люди продолжали ему доверять.

Теперь "Молот Тора" мчался как необъезженный конь, взлетая на гребень волны и снова падая вниз, так что даже привычным викингам становилось не по себе, когда казалось, что вот-вот перевернутся. Так сильно их не тащило даже течение, что принесло к берегам Земли Закатного Солнца. Самый большой драккар из бороздивших когда-либо Лебединую Дорогу, специально построенный для дальних плаваний, с глубокой осадкой и более высокими бортами, чем обычно, несло как щепку. Викинги не смыкали глаз, прикладывая все усилия своей неполной команды, чтобы продолжать движение. В темноте вокруг них ворочались и сердито ревели водяные горы, и любая из них могла обрушиться на палубу, захлестнуть людей, поглотить гордый корабль, как цапля глотает лягушку. Только опыт кормчего, только сила и слаженность движений гребцов вели его вперед.

Трудно было сказать, как долго продолжалась эта гонка с исполинскими волнами: два или три дня, а может, и больше. По всем расчетам выходило, что Китовую Челюсть они давно миновали, и теперь их несло к Костяным Островам. Стирбьерн лишь недобро усмехался, когда его спрашивали об этом.

- Почему бы и нет! Это место не хуже любого другого, чтобы все закончить.

Даже направление по звездам не было возможности определить, потому что и звезды исчезли с совершенно черного неба, как будто и их сдула безжалостная буря. Хоть бы показалась Звезда Постоянства, лучший друг мореплавателей, более надежный, чем солнце! Тогда бы сразу стало понятно, куда их занесло. Но и она не появлялась с самого начала шторма.

А в небе и вправду творилось что-то неладное. По ставшей уже почти привычной черноте катились еще более черные тучи. Они пухли, клубились, ползли, как тени огромных многоногих чудовищ. Порой сталкивались между собой, и тогда над драккаром густо валил снег. Тяжелые, будто грозовые, тучи закрыли все небо...



Ирена Мамонтова

Edited: 10.06.2017

Add to Library


Complain




Books language: