Сага об Убийце в Маске: Вокруг драконьего озера

Размер шрифта: - +

Глава Четвёртая - 3

Как и хотел Корсут, они ехали целые сутки практически без остановок. Измотанные и засыпающие на гривах лошадей путники на заре добрались до врат Коддена.

Кодден – самый старый город Ривендона и самый большой город Запада. Старый Феогус основал его в самом начале своего правления. Дракон нашёл свое пристанище в устье реки Сприт, втекающей в море, названное впоследствии Драконьем озером. Началу города послужил личный форт Феогуса для набегов. Вскоре под властью дракона объединилось достаточно племен, чтобы основать Ривендон.

Кодден состоит из трех основных районов: Старый город – основанный основателем, где хранилось награбленное и выстраивался лагерь.  Сайндженменс – начатый в конце существования Империи и окончательно отстроенный уже при Овантропе III. Очень затянутое естественное расширение города. И Новый город – глобальный проект Овантропа IV. Перед смертью он желал превратить Кодден в экономический центр Запада. Был выход к морю, центральное расположение, но не было развитой инфраструктуры и большого порта.

За правление последнего монарха Ривендона Кодден превратился в сильный торговый город с самоуправлением, академией, двумя портами и множеством рынков и ярмарок. Академия была и до его правления, но он расширил её и официально включил в состав Коддена. Её и так уже подпирал Сайндженменс. Экономическая либерализация Овантропа IV превратила Кодден в экономическую столицу западного мира, но очень сильно расшатала унитарное устройство королевства.

– Добро пожаловать в столицу! – произнесла Настенсисс – Удивительный город, тебе понравится!

Они въезжали по левую сторону Сприта, сразу в Сайндженменс. Река стремительно проносилась мимо, обгоняя их, но упираясь в решетку городской стены.

«Город и правда удивительный!» – отметил про себя Корсут.

Сразу за воротами их встретила огромная статуя дракона, преклоняющего голову перед мужественным рыцарем с серебряным мечом, поднятым к небу. Обе фигуры целеустремленно смотрели по своим сторонам.

– Эта статуя – метафора на то, что Феогус как дракон пал перед своей человеческой сущностью. Акт поражения высшего существа перед человеком. – пояснила чародейка.

Корсут приметил меч в руке человека, такой же, как на гербе Ривендона и дипломатической брошке чародейки. Серебряный.

– Легендарный меч Феогусов. Легенда, не более. Нет не единого доказательства его существования. Но по легенде он обладает поистине могущественной силой.

Они проехали вглубь города, через пролив, оставляя за собой стены Кодденской Академии по правую руку и нагроможденные друг на друга комнаты по левую. Жилищные помещения на левой стороне располагались в каком-то необъяснимом хаосе, будто огромный ребенок разбросал здесь свои кубики. Но поражало другое. Квартиры так плотно располагались друг к другу, что казалось, что не одно существо больше кошки размером не просочиться за эту стену. Невольно возникало ощущение, что за стеной что-то тщательно скрывается.

Пейзаж сменился. Огромная площадь формы неправильного овала с разбросанными по ней бродячими артистами, циркачами, бардами и менестрелями. Смердело людским потом и человечьей кровью. Но народу на площади было достаточно для столицы.

– Народная площадь, – прокомментировала Настенсисс, – чуть дальше Дворец Народа. Овантроп IV всерьез задумывался об ограниченной монархии. Он иногда размышлял о демократии, хоть и не знал, что это вообще такое. Возможно в этом мире, он мог бы стать её основоположником. Правда, если бы прожил чуть дольше.

– Не рановато ли для демократии? – Корсут скучно указал на гильотину, лезвие которой окрашено в багровый, и окрашено далеко не краской, и виселицы, окруженные упитанными воронами. – Чутье мне подсказывает, что вешали по приказу народа.

– Народного собрания. – уточнила чародейка.

– По-моему, король поторопился, поделив свою власть с народом.

Девушка пожала плечами:

– Возможно, поэтому больше нигде этого нет, только здесь. Надо подождать, – она посмотрела на поклеванные трупы, её пробрала дрожь, – Время придёт, люди поймут, что власть – это не только сила и публичные казни.

Сразу за дворцом, под стеной старого города нашла свое место народная тюрьма. Это заведение официально считалось самым беспристрастным и справедливым учреждением суда в Ривендоне. Но для людей это было гиблое место. Место, где под пытками признавались во всех преступлениях местного закона и ждали очереди на казнь как осужденные народным собранием.

Старый город казался более приветливым. Небольшая аккуратная площадь без виселиц и трупов. Театр в готическом стиле. Он будто восставал из камня и пиками устремлялся ввысь. На пиках сидели статуи драконов. А под опекой театра множество других небольших, но роскошных особняков, домов и квартир. Старый город был невелик, проехать по нему не занимало много времени.

Они быстро его пересекли и въехали в королевские сады. Стражники без вопросов пропустили Настенсисс и его компаньона.

– Мы на месте! – Настенсисс слезла с лошади перед широкой лестницей, ведущей к замку.

Корсут еще в Старом городе заметил, что они ехали вверх по небольшому наклону, и чем ближе к замку, тем круче становился наклон. Склон заканчивался огромной скалой с резким обрывом вместо морского побережья. Но обрыва не было видать, он спрятался за стеной королевских покоев.



Малес

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться