Сайхала

Глава 19. Вылазка.

Мне приснилась вчерашняя ночь. Раз за разом, в уме прокручивалось наше маленькое путешествие к огромной статуе, которая горделиво стояла посреди озера, воздев руки к небу. Я отчетливо видела перед глазами образ Ласира, вожака кан, который с болью и тоской смотрел на Сариму. Легкий ветерок играл в его черных волосах, а звезды озаряли лицо тусклым светом, от чего он казался рядом со мной нереальным. Когда мы вернулись в Канару, город кан, я увидела вдоль улиц оставленные пустые тележки, на которых недавно вывозили множество добра из дворца. Я указала на одну из них, вопросительно взглянув на Ласира:

- Что вывозили в них из дворца?

Ласир покосился на тележку, и серьезно взглянул в мое лицо.

- Это пожитки женщин, которые были в моем гареме.

Сглотнув, я ошарашенно уставилась в его глаза. Ласир взял меня за руку и, слегка улыбаясь, сказал:

- Мне не нужны больше они. Я нашел свою халу. – он медленно поднес мою руку к своим губам, а я вздрогнула от теплого прикосновения.

Смущенно опустив глаза, молча проследовала рядом с ним по направлению к дворцу. Сердце бешено клокотало в ушах, когда я то и дело мельком бросала взгляд на лицо вожака. Он же, наоборот, казался спокойным и умиротворенным, будто его ничего больше не волновало.

Мне еще приснилась хала, которая была сегодня ночью. В голове то и дело всплывало разгоряченное лицо Ласира, как он смотрел на меня во время обряда халы. Как губы его нервно дрожали, а наши руки то и дело сжимались в крепком объятье до боли. Я помню его поцелуй, когда он расцепил наши руки, и неожиданно с жаром прижался к моим губам. Горячее дыхание обжигало мою душу, от чего мне было больно отпускать его снова. Мне хотелось, чтобы наш поцелуй не прекращался, чтобы мы могли насладиться друг другом.

Я проснулась тогда, когда еще на небе не заблестела первая звезда. Поморщившись, мне стало стыдно за свои отчаянные мысли и желания. И сейчас, стоя под теплой водой, снова и снова вспоминала поцелуй Ласира. Быстро выйдя из ванной комнаты, на ходу вытирая свои мокрые волосы, зашла в комнату, чтобы переодеться к предстоящему походу. Я замерла от неожиданности, когда увидела вожака, стоящего посреди комнаты.

Он, услышав, как я вошла, тут же оглянулся, и натянуто улыбнулся. Его взгляд нервно забегал по моему влажному телу, прикрытому полупрозрачной сорочкой. Ласир приблизился ко мне, и, протянув руку, зарылся пальцами в моих влажных волосах. Он прикрыл глаза, и принюхивался к аромату влажных прядей.

- Сабрина… - шепотом сказал он. – Я не хочу тебя видеть сегодня в нашем походе.

Дернув ушами, ошарашенно уставилась в его напряженное лицо. Я внимательно смотрела в его полузакрытые глаза, а когда взгляды встретились, осмелилась спросить:

- Почему?

- Я боюсь за тебя.

- Но… мы ведь столько готовились! Что может произойти? Я умею сражаться, ты ведь сам говорил, что из меня вышел хороший следопыт! – эмоции захлестывали меня, и его слова казались нелепыми.

- Я не могу позволить тебе… - я, не совсем отдавая себе отчет, дернулась к нему, и обвила его шею руками.

Тут же встала на цыпочки и прижалась губами к нему, прервав его фразу. Ласир вздохнул, а его сильная рука держала мою голову, прижимая к себе еще крепче. Я не могла оторваться, чувствуя, как от нахлынувшего волнения перестаю дышать. Оторвавшись от него на пару секунд, и с обожанием взглянув на своего вожака, снова прислонилась к его губам. Ласир обнял за талию, и его рука поползла вверх, по направлению к гриве на моей спине. Его пальцы приятно теребили гриву, от чего немного захватывала дух. Наконец, оторвавшись от горячих губ, я снова посмотрела на него. Перед глазами все плыло, а стук сердца отдавался в ушах. Лицо Ласира озарилось приятной улыбкой, и внимательно посмотрев на меня, он произнес:

- Ты убьешь меня, если с тобой что-либо случиться.

- Не случиться. Ведь я буду с тобой! – воскликнула я. – Я всегда буду рядом и не отойду ни на шаг!

Дрожащей рукой Ласир провел по моему лбу, и, вздохнув, прислонился ко мне своим лбом. На лице его была задумчивая улыбка, а когда мы встретились взглядами вновь, он тихо произнес:

- Я не могу не нарушать наши обычаи рядом с тобой, Сабрина… Это очень сложно для меня. Ты – как кристалл, без которого не могу прожить и полночи! Я раньше не верил в сказки старейшин о хале, без которой не сможешь жить. О той единственной, которая для тебя дороже всех звезд. Но теперь и я позже буду всем рассказывать о моей хале, которая превратила вожака в раба.

Я рассмеялась, и, погладив его по щеке, сказала:

- Я тоже буду рассказывать о хале, когда придет время. О том, как одна единственная хала лишила меня воли, сделав покорной перед великим вожаком кан! – лицо Ласира сияло, когда он сейчас смотрел на меня. – Я не оставлю тебя, Ласир. Ведь тоже боюсь потерять. Поэтому я иду с тобой!

Когда все манеды – гигантские кошки были собраны, мы направились к стойлам, чтобы верхом отправиться к Сариме. Я была рада, что с нами сегодня идут в поход Найа и Маки. К нам присоединился еще Сэт, который был так же следопытом, а еще к нам присоединился огромный кан, которому я была гораздо ниже плеча. Его звали Денор, он, как оказалось, мог управлять разумом манед, и, если потребуется, отправит их в бой.

Ласир сказал, что раньше этого делать не приходилось, поэтому он надеялся, что и этой ночью к этому прибегать не придется. Наш отряд, участвующий в вылазке, должен быть незаметным. И в случае чего, мы должны быть мобильными, чтобы вовремя сделать ноги, избегая драки.

Наш путь пролегал практически так же, как и когда мы совершили небольшое путешествие до богини Сайхалы. И вот, мы оказались у озера, где высокая статуя воздела руки к небу, держа два светящихся шара. Постепенно свет, исходящий от далекого города, становился блеском от крыш за огромной стеной. Мы ехали почти всю дорогу молча, я всякий раз ловила на себе осторожный взгляд Маки, который сразу же отворачивал от меня свое лицо. Мы много времени провели в пути и вот, прямо перед нами возвышалась белая стена, с высокими шпилями небольших башен, расположенных в каждом ее углу. Из-за стен виднелись огромные белые башни, которые, словно огромные граненые кристаллы Сайхалы тянулись к черному небу. Эти башни венчались серебристыми крышами, которые отражали сияние звезд. А по центру виднелось высокое квадратное здание, так же с серебристой крышей, которая напоминала по своей форме кристалл.



Consuello Rudolshtadt

Отредактировано: 18.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться