Сайхала

Глава 21. Заложники.

Мы завтракали нежными ягодами каами, любуясь друг другом в большом и просторном зале с длинным столом. Сегодня я облачилась в кожаные одежды для тренировки, собираясь выпустить пар в саду с водопадом. Я сама настояла на том, чтобы наши тренировки возобновились, потому что было больно видеть, как мучается вожак. Он чего-то явно недоговаривал, и меня это очень беспокоило. Мы каждую ночь отправляли разведчиков к стене Саримы, чтобы они добыли нам каких-нибудь вестей. Но все было тщетно, эти вылазки не приносили результатов.

Мы уже покончили с ягодами, которые оставили приятное сладкое послевкусие, и я, заметив снова угрюмую маску на лице вожака, нахмурилась. Поднеся руку к его щеке, ласково погладила своего мужчину, от чего он опустил глаза, и слегка улыбнулся.

- Ласир… расскажи, что на твоем сердце. Я знаю, ты что-то скрываешь. – от моих слов на лице моего вожака проскользнула едва уловимая боль, и он нахмурился.

Внимательно взглянув на меня, он глубоко вздохнул, и только убрала руку с его щеки, тут же поймал мои пальцы. Нежные поцелуи покрыли их, и тяжелый вздох снова сорвался с его губ.

- Разведчики доложили, что с площади доносились крики заложников. Среди них был и женский голос. Скорее всего, это моя сестра…Салиша. – вожак опустил голову. – Саи могут быть жестокими со своим врагом. Они не знают пощады, если уверены в своей правоте. А раз сейчас власть берет в свои руки упрямый Ранадар, то надежда на мир разрушиться в тот же миг, когда он сядет на трон. Именно по его воле устроены пытки заложников. Я не могу это пережить. И не могу сидеть вот так, не предпринимая ничего!

Он с силой ударил кулаками об стол, от чего посуда жалобно зазвенела. Лицо вожака было мрачным и больше похоже на восковую маску, сотканную из отчаяния и боли. Он закрыл свое лицо одной рукой и тихо добавил:

- Если мы выступим сейчас с войной, все будет кончено. И последние саи, верившие в несправедливость изгнания кан, забудут о том, что среди нас – их родные. – вожак резко вздернул голову, услышав приближающиеся шаги.

Ласир медленно поднялся со своего места, покосившись на меня. Взгляд вожака уже прожигал лицо молодого разведчика, который, запыхавшись, остановился посреди просторной залы.

- Вожак… - кан поставил свои ладони на колени, пытаясь отдышаться. – Я был в разведке вместе с Денором и Сэтом. На нас напал отряд саи. Сэт и Денор с двумя манедами оказались в плену. – вожак резко дернул голову и сдвинул свои черные брови. - Моя роль была скрываться в зарослях и наблюдать, чтобы подать знак, если что увижу подозрительное. Но случилось так, что саи спрыгнули на них со стены, перед этим выстрелив из лука. Денор приказал манедам атаковать, но это не помогло… Я бежал! Саи тут же завели за ворота двух следопытов и скрылись за ними!

- Остальные разведчики… ты их видел? – сухо произнес Ласир.

- Нет. Мы отправились за ними, ведь от них не было вестей. И потом на нас напали.- молодой кан растрепал свои короткие волосы. – Кажется, они ждали, пока Сэт и Денор подойдут к стене и сразу же напали. Они заранее это спланировали.

- Похоже, теперь не только Сэт и Денор попал сегодня к ним в плен. – вожак медленно перевел взгляд на меня. – Хорошо, ты можешь идти. Спасибо за побег. Ты принес ценные вести…

Молодой разведчик нервно кивнул головой и тут же скрылся из виду. Ласир долго смотрел ему в след. Лицо вожака было суровым, а кулаки его крепко сжаты. Я медленно подошла к Ласиру, и погладила его по спине. Вожак будто не заметил этого, погрузившись в свои невеселые мысли. Я встала перед ним, и взяла ладонями его лицо. Ласир вздохнул и перевел взгляд на меня. Еле сдерживаемая ярость словно сочилась из его светящихся красных глаз.

- Я не могу оставлять своих людей в плену у этого жестокого ничтожества Ранадара. Он провоцирует меня на нападение. – вожак нахмурился, и освободившись из моих рук, направился прочь.

Я поспешила за ним, и увидела, как Ласир замер на балконе, где была моя первая официальная встреча с народом. Молча сравнявшись с ним, встала рядом, грустно наблюдая за любимым лицом. Невероятная его черта – скрывать истинные эмоции где-то в глубине своей души снова поразила меня. Он не показывал своих страданий перед народом, и сейчас Ласир явно пытался настроиться на что-то очень важное. Мы стояли так некоторое время, наблюдая, как внизу мирные каны возятся в каждодневных заботах. Торговцы зазывают проходящих зевак купить свежие кишны, каами, взамен на осколки кристаллов Сайхалы, в которых энергии хватит только на одну халу. Я наблюдала за тем, как в саду кристаллов каны трудятся, меняя потухшие кристаллы на новые. Только что установленные кристаллы Сайхалы тут же ярко освещали сад, словно упавшие с неба звезды. Их светлое свечение озаряло лица молодых кан, словно воплощение некой надежды в будущее, которое точно должно случиться.

Что же будет, если каны объявят войну саи? Как после этого на них посмотрят предки, во что они превратились, раз объявили своим сородичам войну? Именно этого добивается Ранадар, чтобы показать своему народу: каны – воплощение зла. Гнилой корень, который непременно нужно вырвать. Кажется, так сказал нам той ночью стражник-саи, Энир. Обычный народ не сможет понять, что настоящее зло таится в том, кто хочет взойти на трон. Наследник жаждет крови своих сородичей-изгнанников, когда истинные каны желают только мира. Что будет, если война будет развернута? Как теперь жить нам, канам… и сможем ли мы выжить без кристаллов, когда магия посланницы во мне спит. Магия посланницы! Мне могут помочь дарны!

- Дарны! – неожиданно вслух воскликнула я, наблюдая удивленное лицо Ласира. – Они помогут мне пробудить магию посланницы, Ласир. Нужно найти их… И тогда не нужна будет никакая война! Война уничтожит всех нас!



Consuello Rudolshtadt

Отредактировано: 18.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться