Сайхала

Глава 28. Праздник Воссоединения.

Когда мы проснулись, проспав около трех часов, то в небольшой зале, в которой находится раздвоенная лестница, наткнулись на огромную гору, состоящую из различных подарков. Вся эта гора едва помещалась на длинном столе, который неожиданно оказался посреди залы. Мы удивленно переглянулись с Ласиром, внимательно изучая сверкающую и переливающуюся гору, которую приятно оттенял падающий свет от желтых кристаллов.

- Что это? – ошарашенно произнесла я.

- Это дары, госпожа… - на входе оказался служащий двора, уважительно склонив свою голову. – И это только ее часть. Все жители Канары и Саримы принесли свои дары посланнице. Это благодарность от всех за вашу помощь на пути к миру и воссоединению.

Я очень сильно удивилась такому жесту от кан и саи, и даже не могла найти слов, чтобы передать свой шок, вперемежку с восторгом и восхищением. Ласир крепко обнял меня за талию, притянув к себе, и взглянув в мое лицо, тихо произнес:

- Почтение от нашего воссоединенного народа – это наивысшая награда, не так ли?

- Это так… Я не ожидала такого… это невероятно! – тихо проговорила я.

- Гости уже практически собрались, вожак. – произнес служащий, и слегка поклонившись, удалился из залы.

Для такого особого случая я сегодня надела длинное платье, чтобы выглядеть под стать главам Канары и Саримы. Хотя, честно признаться, совсем не люблю платья и чувствую себя в них неловко. По мне лучше надевать кожаную форму следопытов, в ней я ощущаю себя собой. На мне сейчас было красное длинное платье, которое переливающимся каскадом спадало до самого пола, с длинной и узкой красной накидкой на плечах, на которой был изображен герб кан. На моей голове Файли соорудила высокую прическу с ниспадающими прядями, которые нежными волнами обрамляли мое лицо. Ласир настоял, чтобы я надела сегодня корону, как символ Канары, от чего Файли рассерженно цокала языком, когда мы пытались поместить на сие произведение воплощение власти кан.

Ласир выглядел превосходно в свободной серой рубашке и в черных брюках, а на плечах его была так же красная накидка с гербом. Он сегодня убрал свои обычно распущенные волосы сзади и заколол их, это придавало ему очень привлекательный и ухоженный вид. Сегодня должно еще было состояться церемониальное вручение жезлов, состоящих из символики Саи и Канары. Саи примут в дар жезл кан, а каны, соответственно, жезл своих светлых собратьев.

Кстати говоря, Ксамари, мать Ласира, решила поддержать свою дочь и отправилась в Сариму, чтобы вместк с ней прибыть на праздник. Она сообщила, что там и останется, в Сариме, чтобы так же поддерживать младшую сестру Ласира в управлении целой империей. Ксамари в этом ее решении полностью поддержал сын.

Оламир принял решение вернуться в Сариму, чтобы так же помогать Салише. Ведь он занимал до поимки высокую должность секретаря вожака, и его умения непременно могли быть полезны молодой предводительнице.

Черноволосый Энир и его брат, Уринд, решили остаться в Канаре и заняться обучением стражников. Расима, сестра Ранадара, решила так же остаться в столице кан, ведь ей очень понравился устой жизни Канары, в котором все течет спокойно и не в навязанном ключе, и здесь каждый вправе выбирать свое признание, увлечение и план дальнейшего развития. В отличие от сложившихся условий Саримы, где существует строгая дисциплина и навыки передаются по наследству, дабы воспитать первоклассных умельцев с малого возраста. Расима, как мне раньше рассказывал Ласир, никогда не умела и не хотела жить по правилам, навязанным устоями Саримы. Ей было сложно подчиняться и свыкаться с канонами, смысла в которых она не видела. Ласир и раньше предполагал, что своенравная сестра безумного вожака, во что бы то ни стало, будет стремиться остаться в Канаре.

Салиша попросила Денора временно побыть в Сариме, чтобы обучить ее своему мастерству укрощать диких манед. Она видела, как каны легко справляются с этими животными, и ей так же хотелось научиться этому самой и передать обретенные навыки саи. Салиша с детства не была равнодушна к различным животным, поэтому просто не смогла устоять перед навыками огромного Денора.

Когда мы вышли в Сад кристаллов, и миновали широкую площадь, оказавшись между торговых лавок, то увидели, что вся Канара преобразилась: всюду висели тонкие нити, на которых были нанизаны разноцветные переливающиеся кристаллы, создавая праздничную атмосферу. Я улыбалась, видя такую красоту, а взглянув на небо, ахнула, увидев что-то необычное и безумно красивое.

- Что это?! – воскликнула я, указывая на пушистые белые облака, взмывающие в небо.

- Это праздничные мури. Их отпускают в небо в особенные дни. Они состоят из вспененной жидкой паутины, перемешанной с крошкой кристаллов и экстрактом светящихся насекомых. Тебе нравится?

- Очаровательно…- сказала я, устремляясь за ворота города, держа за запястье своего любимого.

Ласир рассмеялся, и последовал за мной. Я замерла сразу же за воротами, разглядывая переливающиеся облака, которые невероятным способом мерцали, будто усеянные разноцветными звездами, и слегка пульсируя, медленно поднимаясь все выше и выше. Ласир притянул меня к себе, крепко обхватывая мою талию, и подарил легкий и нежный поцелуй. Я рассмеялась, вглядываясь в лицо любимого вожака, а его глаза ласкали мое лицо, от чего так не хотелось прекращать этот момент.

- Сабрина! – услышала я знакомый веселый голос и оглянулась.

Перед нами стояла Найа, со слегка растрепанными короткими черными волосами, и в охотничьей одежде, а за ее спиной, по принятому обычаю, торчал верный лук. "Хорошо, что она снимает его, когда ложится спать" - улыбнувшись, подумала я. Ее лицо сияло, и улыбающиеся глаза, то и дело перескакивали с моего лица на Ласира. Девушка сделала своеобразный шутливый поклон и, закатив глаза, произнесла:

- Посланница… будешь ли ты продолжать дружбу со своей корявой подругой и впредь!? О… великолепная… - затем Найа расхохоталась, и бросилась в мои объятья, затем прислонив свой лоб к моему, добавила:



Consuello Rudolshtadt

Отредактировано: 18.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться