Сакура на краю вулкана

Размер шрифта: - +

10.1

- Вооот это жопа! – с чувством произнес Саймон, когда они, наконец, добрались до нужного места.

- Да уж, пахать дня три, не меньше, – согласилась Ринко, приложив ребро ладони ко лбу, чтобы солнце не мешало оценивать фронт работы.

- Зажаримся, – констатировала Элин.

Она с наслаждением потянулась - размяла затекшие конечности. Копчик и пятая точка болели на этот раз не от сидения, а от того, что пришлось трястись и подпрыгивать в стареньком грузовичке. Они добирались до виноградных плантаций всего лишь двадцать минут, но из-за неровной грунтовой дороги успели наставить немало синяков.

Элин глубоко вздохнула и посмотрела вдаль. Чистейшее в своей акварельной голубизне небо раскинулось над длинными грядами виноградных кустов, за которыми разливались зелено-желтые цепи пологих холмов. Тут и там на них виднелись одиночные кипарисы, обжигаемые лучами яркого солнца. Воздух был тяжелый, влажный, пахло приторно сладкой землей. А за спинами возвышалась стена из желтого кирпича.

Эта стена, фазенда и прилегающие виноградники - всё принадлежало мадам Джулии. Во время сбора урожая она нанимала всех желающих заработать. Платила утонченная мадам не хуже других, а виноградники не желала продавать, потому что это была память о муже. Память, которая перерабатывалась в масло отличного качества и пользовалась на рынке косметики большим спросом.

- Наведаемся в дом или сразу за работу? – усмехнулся Саймон, чьими стараниями девушкам выпала возможность добыть немного денег.

Желающих попасть на эти плантации было полно, но смышленый парень знал, что договориться о подработке следует за пару месяцев до созревания винограда.

- Сверхурочно не работаем! – заявила Ринко и развернулась к фазенде. – Вперед!

Следуя за друзьями, Элин мысленно возвращалась к сестре, которая ещё не очнулась. Как она могла оставить Джилин? Но Ринко пригрозила: если Элин не отправиться с ней на плантацию и не отвлечется от всех этих поликлиник, то они с Саймоном притащат подругу сюда насильно.

Ещё одной причинной явилась мать. Едва услышав по телефону, что её младшая дочь снова куда-то «влипла» и чуть не погибла, она наотрез отказалась оплачивать больничные счета. Это было жестоко, но Адалина ничего не могла сделать. Оставалось лишь ждать ответа от Литиции, которая всегда помогала своим сестрам.

Элин решила, что ей нужен небольшой дополнительный заработок. А поскольку их «Мастерская» начинала работу только в октябре, то денежные средства у девушки были практически на нуле. Дошло до того, что в этом месяце весь груз арендной платы за их квартиру лег на плечи рыжеволосой Ринко.  И как бы Элин не было стыдно, но её сестре помочь больше не мог никто. Отец, который буквально пару дней назад покинул стены больницы и сразу приступил к созданию очередного шедевра, так и не узнал, в какой ситуации оказалась Джилин. Адалина просто побоялась рассказывать ему об этом, лишь намекнув, что сестре нездоровиться. В ответ он поведал дочери о новой вдохновенной идее и снова вернулся к своему холсту.

Элин физически чувствовала тяжесть навалившихся проблем, но думать о них уже не было сил. Сейчас девушку беспокоили только палящий небесный диск и легкий платок, который следовало надеть, чтобы не получить солнечный удар. Впереди её ждала пара дней кропотливой работы, разбавленной веселыми вечерами у костра на морском побережье.

- О! Кажется, сама мадам решила навестить свои владения.

Проследив за направлением взгляда Саймона, Адалина увидела белый автомобиль. Отсутствие крыши давало возможность разглядеть алый салон машины, которая, безусловно, принадлежала мадам Джулии. За этим средством передвижения следовало второе, не менее дорогое, но не такое вычурное. Метал другой машины стойко сохранял матово-серый цвет, отчего поверхность не отражала слепящие солнечные лучи.

- Эй, ребята, вы на плантации? – раздался громкий голос. 

Из тени длинной акации вынырнул высокий худой мужчина лет пятидесяти.

- Так точно! – бодро ответила Ринко.

- Тогда вам ко мне, я отвечаю за распределение по рабочим участкам, – мужчина остановился в нескольких шагах от них. – Меня зовут Санхо.

Адалина успела заметить, что он слегка хромает на правую ногу, хотя это никак не отражалось на скорости передвижения. На его худом, словно иссушенном лице выделялись большие глаза с выцветшей карей радужкой и широко растянутый в длину рот, который озаряла улыбка.

- А вы тут местный управитель, да? – полюбопытствовала рыжеволосая девушка, на что получила таинственный ответ: «Вроде того».

- Мадам Джулия сегодня решила посетить фазенду, да и не одна. Так что, ребятки, работаем до четырех, чтобы ближе к вечеру не мозолить глаза гостям.

- А завтра?

- Не расслабляйтесь, завтра как обычно.

- Ладно, - согласился Саймон, - какие участки наши?

- Следуйте за мной, – кивнул смуглый мужчина и направился в сторону виноградников.

Преодолев обратный путь и остановившись у гряд плантации, Элин поняла, что пора надевать платок. Она ловко сняла свой потрепанный рюкзачок из пестрой ткани и с характерным звуком расстегнула молнию переднего кармана. Но к её удивлению светло-зеленого платка там не обнаружилось, как не обнаружилось его и в других отделениях рюкзака.



Тори Лангрейн

Отредактировано: 30.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться