Сама Тьма

Новый день - новое начало

*Тьма*

- Дастин, или как там тебя! Какой бездны ты подкрадываешься ко мне со спины? Почему ты вообще ко мне подкрался?!

Стараюсь не пускать пробирающую меня злость в голос, но похоже не особо в этом преуспеваю, так как вместо спокойствия излучаю лишь недовольство. От переполняющих эмощий усиливаю хватку на запястье парня.

- Прости, не хотел напугать тебя. Я заметил, что тебя мучали кошмары, и хотел разбудить. Не сердись, хотел как лучше, а получилось как всегда, - ответил он примирительным тоном, но в голосе его проскользнула едва заметная усмешка.

- А о том, что я могу убить тебя без разбору, спросонья, ты подумал? Неважно, какие у тебя намерения: хорошие или плохие,- всегда думай прежде чем что-то делать! И заруби себе на носу: никогда не прикосайся ко мне! Это может быть опасно, - выдержав паузу, всё-таки добавляю, смотря в глаза уже отпущенному парню, - для тебя.

Вот как можно быть таким несерьёзным? На мои слова он примерительно поднял руки  и плутовато улыбнулся. Мальчишка мальчишкой! Тем не менее, злость меня покинула, оставив лишь небольшое негодование.

Хорошо, что последнее время реже снимаю перчатки! Не особо горю желанием взять на душу ещё одну невинную смерть, одной такой в моих кошмарах хватает с лихвой. Для последних людей, которые подкрались ко мне, всё закончилось весьма и весьма плачевно. А что не так? Желая забрать чужую жизнь, нужно быть готовым отдать свою. И когда они все успокоятся наконец? Ладно, перейдём к проблемам насущным.

- Давай осмотрим сумки, которые были на лошадях? Ого, ты вчера и расседлял и стреножил лошадей!

Я вчера совсем позабыла, что на ночь надо позаботиться о конях и о том, чтобы они не убежали. Если забыть расседлать - потом о поездке верхом лучше и не думать. Хорошо, что Дастин оказался ответственнее и предусмотрительнее меня, по крайней мере в этот раз.

В сумках обнаружилась пара фляг, походный котелок, батон хлеба и даже немного овса. Я пошла набрать воды и умыться к реке, а Дастин остался готовить. Около реки пахло свежестью, как хорошо, что я знала где она находится, иначе её надёжно скрывали заросли кустарников. Каково же было моё удивление, когда я поняла - это дикая малина. 

Скинув ненавистные перчатки наземь, я ополоснола руки и умыла лицо кристально чистой водой. Затем напонила фляги. На противоположной стророне речки мелькнул размытый силуэт и скрылся в кустах. Я поднялась на ноги, выставила вперёд ладонь, на которой по моему желанию послушно заклубился мрак.

- Кто ты? Выходи и покажись немедленно вместо того, чтобы прятаться.

Заросли кустов зашевелились и из них показалась сначала вихрастая тёмная макушка, а потом и вовсе во весь рост чумазый мальчуган. Он так же подозрительно и недоверчиво смотрел на меня. Подняла с земли перчатки и надела, небольшой участок травы, невольно задетой мной почернел. Вдалеке послышался приглушённый цокот копыт, мальчик поёжился и огляделся по сторонам, а затем, недолго думая, по стволу поваленного дерева стремительно перебежал на мой берег реки и затаился неподалёку в кустах.

- Скажите, что меня здесь не было, что никого не видели... Не выдавайте меня им! - шопотом сбивчиво попросил меня ребнок. 

- Всё будет хорошо. я никому не скажу, где ты, - уверила я его.

Всадники приближались, пока не заметили меня и не остановились. Волосы подали мне на глаза, котрых было невозможно рассмотреть, тем более издалека. Напеваю под нос какую-то песенку, и стрательно собираю ягоды, словно как минимум час только это и делала. Эх, какая актриса во мне погибает!

- Девушка! - один из всадников, разодетый по форме, окликнул меня, привлекая внимание. - Девушка, вы не видели, здесь не пробегал темноволосый мальчишка лет восьми? Окажите содействие в отлове беспризорников!

- Нет, никого не встречала, собираю тут малину, хотите немного? - наклоняю голову на бок в дружелюбном жесте, волосы подают мне на глаза, заправляю их за ушко, не открывая глаз. Протягиваю ладонь в сторону стражников на другом береге.

- Нет, спасибо. - отвечают мне. В сторону других стражников: Поворачивай! Поищем в другой стороне!

Когда цокот затихает вдалеке, а стражники полностью исчезают из виду, чудо-юдо, перепачканное теперь ещё и малиной, выползает из кустов рядом со мной. Встаёт, распрямляясь продожает дожёвывать малину. В близи он кажется совсем щуплым, словно его вообще не кормили. Щюрясь от солнца, смотрит на меня с долей страха. Он ожидает, что, непременно, вот сейчас я свистну и те люди вернутся. Ждёт подвоха, определённо. Насмотревшись и что-то решив для себя, мальчик едва заметно кивнул мне, а может быть и своим мыслям, и зашагал в другую сторону. В самую чащу леса.

Вот смотрю я на ребёнка, который удаляется в сторону непролазных дебрей, и ясно для себя вдруг понимаю, что какой бы я не была, сколько бы смертей наёмников не было бы на моих руках, а сердце у меня всё-таки есть. Ну не могу оставить мальчика в этом лесу совсем одного, отпустить туда, где опасно. Я стараюсь не вмешиваться в дела других, но разве не нарушила за прошедший день уже большинство своих принципов? Что-то мне подсказывает - так будет правильно. Уверенной и быстрой походкой догоняю мальчика.

Приседаю перед ним на корточки, заглядываю в глаза и по-тёплому, искренне улыбаюсь ему:

- Ну кужа же ты пойдёшь в чащобу, ведь даже издалека видно, что света там меньше, а лес гуще. Наверное и в лесу раньше не был? - он кивает в ответ. - Вот видишь! Понимаю, что не знаешь меня и особой причины верить мне тоже нет, но не надо бояться попросить о помощи, если она тебе необходима.

- Да, вы правы. Мне действительно нужа помощь, чтобы выбраться из лесу.

- Когда ты ел в последний раз? - спросила я, зная что на вопрос "голоден ли ты", он упрямо ответит "нет".



Рина Оранж

Отредактировано: 07.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться