Самая долгая ночь

Размер шрифта: - +

3

Следующе несколько дней прошли в ужасающей просто невыносимой бездеятельности – никто из жителей деревни не приходил, а мне куда-то идти нужды не было и подавно. Даже подружки-мавки вечерами не появлялись – видимо, наконец-то закутавшись в пушистый снег, улеглись спать до весны.

Сильнее меня страдали только Кот с Вороном, первый, потому что, как оказалось, никакое половое влечение не могло помочь ему преодолеть несколько верст до Муркиного дома сквозь глубокий снег, а, значит, об удовлетворении оного приходилось только мечтать, а второй, потому что выслушивал стенания и стоны первого об ужасной доли мученика-воздержанца. Ворон, конечно, мог бы улететь куда подальше от нас угрюмых и недовольных, но его старые кости требовали тепла и уюта, поэтому он терпел.

- Так-с, - хлопнула я себя по коленям, проворно вставая из-за стола, - вы говорили, что Водяной там со своими хворями обострился. Схожу-ка я к нему.

- Э, мать, - протянул Кот, повторно сворачиваясь в клубок, из которого ему секунду назад пришлось экстренно вывернуться, так как я напугала его своим резким движением, - похоже, что это у тебя что-то обострилось, раз ты в такую холодину в речку собралась. Кукушечка, наверное, докуковалась.

- Что-то ты от воздержания слишком борзый стал, - рыкнула я на питомца, - мне скучно, нужно чем-то себя занять.

- Можешь начать дорожки расчищать от снега – одну к лесу, другую – к реке, третью – к деревне, - подсказал зловредный усатый, - и занятие, и польза. Только ты с дороги в деревню начни, - подумав, добавил он, - это направление самое перспективное.

- Конечно! – фыркнула я, - бегу и падаю, чтоб тебе предоставить возможность поскорее по своим амурным делам удалиться.

- А я и не это вовсе имел ввиду, - гордо поднял нос Кот, - я про то, что запасы продовольствия у нас не резиновые, и пока к нам люди не начнут идти, мы на большее не заработаем.

- Начнем с того, что «к нам» люди не ходят, они ходят «ко мне», и зарабатываем тут не какие-то усато-хвостатые «мы», а самая, что ни на есть «я» - великая и ужасная. То есть прекрасная и ужасная. Тьфу ты, великая и прекрасная. Вобщем, ты понял.

- Понял-понял, великая и ужасная, хе, - хохотнул мой не имеющий никакого пиетета перед хозяйкой котейка, за что был торпедирован тапком.

Начавшуюся было баталию остановил Ворон:

- Ты же в город собиралась, - как бы невзначай ухнул он с печки, на которой до этого громоздился черной недвижимой кучей, нахохлившись и опустив клюв под крыло.

- Я вообще туда в аптеку собиралась, а то все микстуры и сиропы позаканчивались, - неуверенно проговорила я, - и когда заболела пришлось одними народными средствами лечиться, малиновым вареньем, медом…

- И коньячком! – не упустил шанса меня подначить Кот.

Но я не подначилась, а уверено подтвердила:

- И коньячком. Потому что все остальное, даже отдаленно напоминающее лекарственные средства, закончилось.

- Ну вот, - кивнул пернатый, - вот и полети, и купи.

- Но я же уже выздоровела.

- А ты впрок купи, - настоятельно продолжил меня выпроваживать птиц, очевидно и не безосновательно полагая, что если удалить из избы праздно шатающуюся и ноющую от безделья меня, здесь станет поспокойнее.

- Хорошо, - согласилась я, в конце концов, всяко лучше, чем продолжать сидеть в четырех стенах.

- И Кота с собой прихвати, - решил закрепить и усилить успех Ворон.

- А вот это уж увольте, мне такая радость без надобности.

- А что! – оживился Кот, азартно сияя похотливыми глазенками, - может подкинешь меня заодно до деревни?

- Я могу тебя только выкинуть из ступы, когда буду над нее пролетать, потому что садиться и взлетать лишний раз только ради твоих озабоченных дел, я не собираюсь.

- Уж лучше так, чем тут сидеть, - встопорщил усы питомец.

- Ах, тебе изба не нравится. Так я построю тебе конуру под крыльцом, будешь там обитать и вместо дворовой шавки на посторонних гавкать.

- Это вопиющее издевательство над братьями вашими меньшими, - завопил Кот, - произвол!

- Ягайна, - умоляющее прокаркал Ворон с печи, - только не вступай с ним в перепалку, а то он сейчас раскричится, что потом не остановишь. Ты-то улетишь, а он еще два часа мне по мозгам тут ездить будет. Пожалей меня, старого.

- Ладно-ладно, - сжалилась я и пошла собираться к полету, напоследок все же сердито зыркнув на мехового поборника прав животных, обещая этим взглядом ему многочисленные кары, но не сейчас, а попозже.

Нацепив на себя почти все теплые вещи, имевшиеся в распоряжении, я стала похожей на шар. Так обычно выглядит мой прикроватный стул, когда мне лень убирать вещи в шкаф, и я целую неделю все снятое скидываю на него, так что в конце концов из под предметов гардероба не видно ни спинки, ни ножек. На мне были даже одновременно перчатки и варежки, три шарфа и две шапки – одна обычная вязанная, а сверху еще и меховая ушанка, чтоб на высоте можно было завязать «ушки» под подбородком.



Еленка Смитенко

Отредактировано: 27.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться