Самая плохая команда. Дело "Синего лотоса"

Font size: - +

Глава 3. Дело "Синего лотоса"

Дариус Вайрон сидел в своем кабинете и молча смотрел впереди себя, не двигаясь, казалось, даже не дыша. В отделении творился настоящий хаос: следователи бегали с документами в руках, передавали сплетни, собирали информацию.

Дариус Вайрон создал полог тишины и ничего об этом не знал.

Когда он получил сообщение от этих раздражающих новичков, первая мысль была – проигнорировать. Он поехал в лес только по двум причинам. Первая – он находился недалеко. Вторая – показать, что бывает с новичками, которые по пустякам отвлекают его от работы. Одного урока всегда хватало для того, чтобы сотрудники обращались к нему только в самых критических случаях.

Когда Дариус Вайрон увидел труп, то готов был продать десять лет своей жизни, лишь бы приехать на пару минут раньше. Его напарник Норман Стодд был таким же, как и тогда, в день исчезновения, даже одет был в точности так, как при их последней встрече. Совсем не изменился, кроме одного веского обстоятельства – он был мертв.

Последним делом, которым они занимались вместе, было дело «Синего лотоса».

Тогда Дариус Вайрон еще не был высшим сыщиком и только начинал свою карьеру. В ужасный дождливый день им с напарником надо было мчаться в Тайрос-парк, где нашли труп какого-то пьяницы. Делать этого категорически не хотелось. Все было ясно с самого начала: выпил, разозлился, впал в безумие и заколол себя ножом. Дариус Вайрон видел десятки подобных случаев, но этот отличался от них. Умерший перед смертью создал синий лотос. Цветок, ярко сияя, висел в воздухе, всего в нескольких сантиметрах над телом. Никаких улик, подтверждающих, что это было убийство, обнаружить не удалось, и дело закрыли.

И все бы ничего, если бы ровно через неделю не был обнаружен еще один человек, умерший при таких же обстоятельствах: ножевое ранение в сердце и синий лотос, зловеще мерцающий над трупом. Списать это на обычное совпадение было бы глупо. Дариус Вайрон и его напарник провели тщательное расследование, но ни улик, ни связи между этими двумя мужчинами обнаружить не удалось. Только показание жены погибшего показались странными. Марика Стрим утверждала, что последнюю неделю ее муж вел себя странно: плохо спал, жаловался на головные боли, мог несколько минут смотреть в одну точку и разговаривать сам с собой. Дариус Вайрон пришел к единственному выводу: либо Питер Стрим сошел с ума, либо его жена очень хотела, чтобы другие люди в это поверили.

Дариус Вайрон хорошо разбирался в людях и сразу понял, что Марика Стрим что-то скрывает.

Пока он пытался разобраться в этом деле и найти улики, произошло третье убийство. В этом деле было много странного. Почему трое незнакомых между собой мужчин умерли при одинаковых обстоятельствах? Зачем было создавать синий лотос перед смертью? Это самоубийство или ловко спланированное убийство? Чтобы ответить хотя бы на один из этих вопросов ему банально не хватало улик. По сути, их вообще не было.

Не теряя времени даром Дариус Вайрон сразу же пошел к жене третьего умершего – Аманде Буффон. Его встретила худая женщина, с бледным, изможденным лицом. На ней была длинная коричневая юбка, вся в заплатках, грязный передник и мешковатый синий свитер, все вещи явно старые и отвратительно сидевшие.

– Я Дариус Вайрон, сыщик, – преставился он ей. – Вам должны были сообщить о моем приходе, а также о том, что случилось с вашим мужем.

Аманда Буффон неловко кивнула и сделала приглашающий жест:

– Идемте на кухню, – на ее бледном лице отразилась неловкость. Она шла по узкому коридору, судорожно ухватившись одной рукой за юбку, и вздрагивала от малейшего шороха.

В кухне царил настоящий беспорядок. На стенах проступили коричневые пятна. На грязном полу кучами громоздился мусор – разбитые тарелки, деревянная чаша с яблоками, перед очагом лежало рваное, мятое зеленое одеяло. На столе находились несколько свечей, догоревших почти до основания.

Аманда вытерла передником один из стульев и пригласила сыщика сесть.

Дариус Вайрон начал задавать ей все необходимые вопросы, думая о том, как быстрее уйти. Ему не нравилась царившая здесь мрачная атмосфера. Хотелось поскорее оказаться в уютной и приятной обстановке собственного дома.

Неожиданно двери отворились, и в кухню заглянул мальчик. Дариус Вайрон думал, что за время службы обрел способность воспринимать последствия людской жестокости отстраненно, как этого требует выбранная им профессия. Но при виде мальчика, все тело которого было в синяках и кровоподтеках, почувствовал, что его невозмутимость рассыпалась вдребезги, и душу заполнило сострадание.

На лице Аманды Буффон возник страх и замешательство:

– Эдвард, иди отсюда, – обратилась она к сыну тихим, ласковым голосом. – Обед будет через час.

Мальчик мельком взглянул на Дариуса Вайрона, что-то испуганно сказал и выбежал из кухни.

– Это ваш сын? – спросил ее Даруис Вайрон.

Амада Буффон кивнула.

– Кто это сделал? – строго спросил он.

– Вы же знаете детей, – ответила Аманда Буффон, пряча взгляд. – Они бегают весь день неизвестно где, падают…

– Да, это я знаю, – резко сказал Дариус Вайрон. – Но так же мне известно, что такие травмы нельзя получить случайно упав, – последние два слова он произнес с нажимом.

Аманда Буффон отвела взгляд. Спокойствие окончательно изменило ей, она стала нервно теребить передник.

– Это делал ваш муж, да? – спросил Дариус Вайрон. – Он избивал вашего сына?

Аманда Буффон стала растерянно смотреть по сторонам, будто ища защиты. Ее глаза застилали слезы. Она явно боялась сказать правду.

Дариус Вайрон быстро встал, подошел к ней и поднял рукав свитера. Вся рука была в синяках и шрамах. Аманда рефлекторно сгорбилась, будто ожидая нападения.



Диана Шафран

Edited: 12.04.2016

Add to Library


Complain




Books language: