Самая плохая команда. Дело "Синего лотоса"

Font size: - +

Глава 17. Возвращение Рэмира

Дерек пришел домой почти утром. Вернее, пришел – это очень сильно сказано, его буквально тащил на себе экспессор, человек, который работает в трактире и доставляет домой в стельку пьяных посетителей, если они, конечно, заплатят ему за это.

Дерек пришел в сознание всего раз и пробормотал странные фразы, вроде: «библиотека, Горн», и окончательно отключился.

Несмотря на его бессвязную речь, Лина поняла, что хотел сказать Дерек, и через кристалл связалась с Федотием Горном, попросив разрешения сходить в библиотеку, ради самообразования. Отговорка была, прямо скажем, слабовата, но к ее удивлению Федотий Горн согласился. Что это было: наивность, глупость или доброта, непонятно. Но Лина решила не мучить себя такими вопросами с утра пораньше, у нее и без того проблем хватало.

В голове был полный сумбур. В памяти всплывали факты, не связанные между собой. Она пыталась выстроить их хоть в какой-то логической последовательности, но ничего не получалось. У Лины было чувство, что она стоит на поле сражения, а вокруг нее с ошеломляющей скоростью передвигаются люди, она пытается разглядеть их лица, понять их поступки, но тщетно.

Дерек вышел из комнаты ближе к вечеру и был в паршивом настроении, что не удивительно. У него и так характер не сахар, а будучи с похмелья он вызывал неконтролируемое желание связать его и отправить в соседнее королевство. Лина пыталась убедить себя в том, что Дерек, наверное, очень страдает и ей нужно проявить понимание, поэтому стоически терпела его нападки и язвительные замечания, но когда он раскритиковал ее ужин и швырнул тарелку на пол, терпению пришел конец.

– Вообще-то ты должен заниматься готовкой, – резко сказала Лина. – У нас был уговор.

– Какая ты жестокая, – ответил Дерек с горькой улыбкой. – Заставляешь человека с разбитым сердцем заниматься тяжелыми бытовыми делами. В тебе нет ни капли сострадания.

– Я на твои актерские уловки снова не попадусь, – возмутилась Лина. – Да и вообще было бы что разбивать. У тебя на месте сердца уже давно камень образовался.

– С этим тяжело поспорить, – вздохнул Дерек. – Сейчас я не способен проводить такие сложные операции, извини.

– Ты никогда не думал о том, чтобы перестать зацикливаться на прошлом и начать жизнь с чистого листа?

– Никогда, – просто ответил Дерек.

– Мне не хочется это признавать, – Лина вздохнула, а потом, собравшись с силами, сказала, немного покраснев. – Но ты хорошо выглядишь, занимаешь достаточно высокий пост, многие девушки были бы рады с тобой встречаться и создать семью.

– При любых других обстоятельствах, я был бы польщен, но сейчас мне хочется сказать только одно – заткнись.

Лина покраснела от гнева, но сжала руки в кулаки, и продолжила:

– Если ты думаешь, что я буду смотреть на то, как ты жалеешь себя и спиваешься – ты сильно заблуждаешься, – ее глаза светились от уверенности.

Дерек вздохнул, а потом сказал:

– Не знаю, откуда у тебя это гипертрофированное желание спасать всех и каждого, но это реально напрягает. Смотришь на людей своими большими наивными глазами, говоришь всякую чепуху, вроде: «Можешь на меня положиться», «Все будет хорошо», и этот взгляд будто бы внутрь тебя проникает. Мне, если честно, хочется в это поверить. Но тебе знакомо чувство ответственности?

Лина удивилась. Вот от кого она не ожидала услышать об ответственности, так это от Дерека.

– Что ты будешь делать, если я тебе поверю, а ты не сможешь сдержать свое обещание?

Лина молчала.

– Скажешь, упс, не вышло, я так надеялась, но уже ничего не поделаешь, так!? – продолжил Дерек.

Лина смотрела в пол, боясь взглянуть на него.

– Похоже, ты начала кое-что понимать, – с горькой улыбкой сказал Дерек. – Поэтому не лезь в мои дела, ты не способна ничего изменить.

Лина так и стояла посреди комнаты, глядя в пол, чувство собственного бессилия накатило на нее с новой силой. Она понимала, что все сказанное Дереком – правда, и от этого становилось еще обидней. Впервые за долгое время ей захотелось расплакаться, как маленькой.

Тут дверь распахнулась и в комнату зашла Сью, она посмотрела на открывшуюся перед ее взглядом безмолвную сцену, а потом перевела взгляд на котелок с едой и сказала, улыбнувшись:

– О, ужин. Здорово!

Взаимоотношения между другими людьми ее интересовали мало.

Пока она поглощала ужин, Лина рассказала ей о том, как завершилось слушание дела Якоба Телле, а потом, будто бы движимая какой-то неведомой силой, именуемой «обидой» или «излишней эмоциональностью», поведала историю Дерека.

– Давайте украдем репутацию этого, как там его, Роберта, – предложила Сью, широко улыбаясь.

– Репутация – это не то, что можно украсть, – сказала Лина.

– Ну, ладно, – нехотя согласилась Сью. – Тогда испортим. Я уже столько времени была пай-девочкой, скукотища смертная. Чувствую, если не украду что-то в ближайшую неделю, свихнусь.

– А кто украл у соседей рис? – спросила ее Лина.

– Да это же мелочи, чтобы сноровку не потерять. – Сью махнула рукой. – Я хочу повеселиться по крупному, – заявила она тоном ребенка, у которого забрали ее любимую игрушку.

Впервые за день на лице Дерека появилась улыбка.

– Нет! – сразу сказала Лина. – Ты не будешь ей потакать.

– А о чем Роберт думал, когда меня подставил, а?! – сказал Дерек.

– Ты же не хочешь опуститься до его уровня, – возмутилась Лина.

– Конечно, нет, – ответил Дерек и после паузы добавил. – Я буду действовать умнее, так, чтобы меня никто не заподозрил.



Диана Шафран

Edited: 12.04.2016

Add to Library


Complain




Books language: