Самоуверенная новенькая

Размер шрифта: - +

Глава 11. Новые отношения

POV Кастиэль

      Услышанное повергло меня в шок. Кен рассказал мне, что Анна отказала ему, а теперь она утверждает, что согласиться быть с ним? Что за бред?
      Я обнял Анну за плечи, и почувствовал, как она дрожит.
— Своим решением ты не сделаешь ему лучше, поверь, — сказал я, когда Анна чуть успокоилась, — узнав о том, что ты решила встречаться с ним из жалости…
— Кто сказал, что я буду из жалости с ним встречаться? Из чувства вины? — её ответ меня удивил, — я хочу попробовать, вот и всё. Хочу понять, за что я ему так понравилось, что из-за ссоры он попал в аварию! Разве плохо то, что я хочу сделать Кена счастливым? — встретившись с её голубыми глазами, я буквально утонул в них. Было видно, что Анна пытается сдержать слёзы и ей это удаётся с большим трудом. Мы с Лизандром переглянулись и поняли, что это не правильное решение, однако оспаривать его, или переубеждать Анну, мы не решились, потому что было ясно, что она не согласиться.
      Через два с половиной часа дверь операционной открылась, и оттуда вышел врач. Мы втроём сразу же вскочили на ноги, обеспокоенные тем, что может сказать доктор. Мужчина снял маску со рта и подошёл, к нам, тяжело вздохнув.
— Операция была сложной, но его состояние стабилизировалось, — мы могли вздохнуть спокойно. — Сегодня он будет под нашим наблюдением в операционной, медсестра уже позвонила его отцу и господину Кену окажут лучшие услуги нашей больницы. Завтра во второй половине дня его переведут в отдельную палату и вы сможете навестить его. — врач посмотрел на Анну, — вы его одноклассники? — мы с Лизандром кивнули.
— Я — его девушка, доктор, — я закрыл глаза. Доктор согласно кивнул и попросил Анну оставить свой номер телефона, на случай, если Кен проснётся, что Анна и сделала.
      Находиться сейчас в больнице не было смысла, поэтому мы втроём вышли из здания, а на улице нас уже ждали встревоженные одноклассники. Мы рассказали всё, что нам поведал лечащий врач Кена, и ребята вздохнули с облегчением, Анна не стала упоминать то, что представилась врачу девушкой моего лучшего друга, да и мы с Лизандром не стали заострять на этом внимание. День и настроение было испорчено, а чтобы взбодриться, мы решили пойти в кафе, но Анна сказала, что сегодня приезжают родители к ней домой, нужно их встретить, и на своём мотоцикле уехала.
      Мы сидели в кафе около часа, старались откинуть ужасные мысли в сторону, но тут я не стерпел, и рассказал одноклассникам о решении Анны. Конечно, все удивились, особенно Роза, которая с недавних пор была хорошей подругой Анны, и что та ничего ей не рассказала. Лизандр убедил всех, что Анна ни в чём не виновата, это был её выбор, и корить за это тоже не стоит. День подходил к концу, когда мы с парнями довели Ирис до дома, ведь темно всё-таки. Пожелав спокойной ночи, друг другу, разошлись по домам. Благо мой дом был недалеко. Как оказалось, Генрих привёл мой мотоцикл на парковку к дому, за что я был ему благодарен. Я буквально валился с ног, пытаясь не думать о том, что Анна может встречаться с Кеном из чувства вины за аварию, но постарался мгновенно откинуть мысли, и провалился в сон.
Конец POV Кастиэль

POV Анна

      Прошло несколько дней. Мы сдали остальные экзамены, оставалась лишь математика, которую мы также сдали, получив «отлично». Не было дня, чтобы мы с ребятами не навещали Кена, однако он пока не очнулся. Врач говорит, что его мозг работает, то есть это что-то вроде кратковременной комы, и чем больше мы будем с ним разговаривать, тем быстрее он проснётся.
      Как обычно, после экзамена, я пошла в больницу, купив несколько апельсин и бананов для Кена. Медсестра сразу же меня узнала и запустила в палату. Кена перевели в палату уже через 4 дня после операции, с намёком на то, что состояние стабилизировалось. Я была этому искренне рада, потому что чувствовала себя виновной в том, что произошло.
      Не было дня, чтобы я не навещала Кена, разговаривала с ним часами, рассказывая последние школьные новости, даже старалась шутить, и врач улыбался, говорил, что после моих шуток у Кена появляется реакция, то есть, вскоре он сможет открыть глаза. Это радовало меня ещё больше.
      Я села на табурет рядом с кроватью, где лежал Кен, и взяла его левую руку и сжала двумя руками, нежно поцеловав его пальцы. Мысль о том, что Кен мог, разбиться в этой аварии на смерть заставляло сердце сжиматься от боли, а ведь всё могло быть даже хуже, хорошо, что всё обошлось. Кастиэль тоже навещал Кена, но из-за приезда родителей посещал не часто, говоря мне разговаривать с Кеном и за него тоже, я радовалась тому, что у меня с Касом более и менее нормальные отношения, хотя план мести у меня ещё остался. Прошёл уже час, а состояние Кена было всё таким же. Я собиралась положить его руку на кровать, как вдруг его пальцы сжали мою руку, и я сразу же посмотрела на Кена, его глаза были чуть приоткрыты.
— Кен… — на глаза навернулись слёзы, я начала целовать руку Кена, чтобы понять, что это не сон, и это точно был не сон, — ты, наконец, очнулся! — на лице Кена промелькнула слабая улыбка. — Как ты себя чувствуешь? — Кен задумался.
— К-как слизняк… — улыбнулся Кен. Я рассказала ему, что случилось и почему он здесь, вспомнив, что натворил, Кен сильнее сжал мою руку, — прости меня, Ан, я не хотел причинить тебе боль своим признанием и словами. Я возьму слова обр… — но я закрыла ему рот рукой.
— Я согласна быть твоей девушкой, Кен, — сказала я, и глаза Кена округлились от удивления, — мне хочется попробовать…
      Видимо моё решение обрадовало Кена, потому что он сразу же поцеловал мою руку, и одарил меня улыбкой. Через час в палату зашли ребята, увидев, что Кен очнулся, они сразу же кинулись к нему, однако крики остановил врач, сказав, чтобы все вышли, так как Кену требуется осмотр. Я встала с табурета и нежно поцеловала Кена в щёку, он смутился, и прошептал мне: «приходи чаще», я улыбнулась и вышла из палаты вместе с одноклассниками. В коридоре они завалили меня расспросами о наших с Кеном отношениях, ведь они начались только сейчас. Я успокоила их любопытство тем, что пока Кена не выпишут или хотя бы пока он не сможет сидеть, облокотившись на подушки в палате, об отношениях не может быть и речи. Кастиэль был какой-то хмурый, и на выходе из больницы я решила с ним поговорить.
— Кас, ты какой-то мутный, — сказала я, остановив Кастиэля, положив руку на плечо, — что-то случилось? — Кас убрал мою руку с плеча и повернулся.
— Ты причинишь боль ему, Анна, — сказал Кас, — а я не хочу видеть своего лучшего друга удручённым или хмурым.
— Кто сказал, что я причиню ему боль, Кас? — улыбнулась я, посчитав это за шутку, — наши отношения ведь только нач… — Кас схватил меня за локоть, и притянул к себе.
— Вначале ты целуешься и флиртуешь со мной, затем отвергаешь Кена, затем соглашаешься встречаться с ним. Может быть, тебе ещё и презерватив дать, чтобы с обоими спать? — вначале я подумала, что он ревнует Кена ко мне, как лучшего друга, но теперь я поняла, что он в ярости, а последние слова просто вывели меня за рамки разумного и со всей силы я кулаком даю ему в глаз. Кас отшатнулся назад, схватившись, за глаз и яростно глянул на меня. К нам подскочили все остальные, видимо услышали нашу ссору.
— Что произошло уже?! — возмутилась Роза, подойдя ко мне. Я подошла к Касу на несколько шагов, а затем осмотрела присутствующих.
— Пусть они будут свидетелями, Кастиэль, — сказала я, — пусть план моей мести будет брошен в мусорное ведро, потому что-то, что я скажу сейчас, унизит тебя до такой степени, что ты на свет Божий не захочет вылезти. — спокойно сказала я, глядя Кастиэлю прямо в глаза.
— И что же это? — усмехнулся Кастиэль. Чёрт, как же я хочу убить его. Я ухмыльнулась.
— Не груби мне, Касси, — о да, я добилась своего. Лицо Кастиэля исказилось ненавистью, — что такое, Касси, обмочился? — ох да, видели бы вы лицо одноклассников, которые удивлялись моей пронзительной смелости.
— Закрой пасть, — сказал Кастиэль, но я не успокоилась, — не доводи до греха!
— Касси, — я подошла к нему, — бедный Касси слишком самоуверенный! — и дала ему ещё и пощёчину. Конечно, после такого даже Кас не стал, отвечать мне, видимо ум его осенил, и он промолчал, однако когда я подошла к своему мотоциклу, то услышала фразу, за которую я не прощу Кастиэля никогда в жизни.
— А Касси не общается со шлюхой! — крикнул он на всю площадку больницы. Да, вот это было точно зря. Я пыталась совладать с собой, контролировать эмоции, держать себя в узде, но не выдержала, за несколько секунд подскочив к нему, я врезала ему между ног. Мгновение и Кастиэль взвыл от боли. Я наклонилась к его уху, и прошептала:
— Яйца почини, а уж потом кого-то шлюхой называй! — нагнув Каса за затылок вниз, я ушла, заведя мотор байка, и уехала домой, оставляя Кастиэля и ошалевших одноклассников одних.



Лана Стоун

Отредактировано: 06.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться