Самоуверенная новенькая

Размер шрифта: - +

Глава 20. Признание

 Значит, Анна попала в беду не из-за денег своего отца, а из-за меня? Господи…. Это усугубляет ситуацию, и теперь я понимаю, насколько тяжело моё положение в этом деле. Лица родителей Анны было таким же, как и моё, особенно я отчетливо представляю лица моих родителей, когда я назову им сумму выкупа.
— Кас, это не твоя вина, — на моё плечо легла рука Кена, но это меня не успокоило, — наверное, это какой-то псих…
— Кен, не забывай, что Анна наедине с этим психом, и неизвестно, что он может с ней сделать! — возразила Роза, — Кастиэль, мы с тобой, не волнуйся. Я уверена, что родители Анны тоже помогут. — слова Розы меня тоже не успокоили. Похититель ясно сказал: Анна похищена из-за меня, получается, по моей вине с Анной могут сделать всё, что угодно, а я ничем не могу ей сейчас помочь. Ко мне подошла мама Анны.
— Ты не виноват в этом, Кастиэль, — нежным голосом сказала мадам Флёр, — мы сделаем всё возможное, чтобы Анна вернулась к нам! — я облокотился на стену и спустился по ней на пол, опустив голову, закрыл лицо коленками. Я понял, о своих чувствах слишком поздно… Анна призналась мне…. И кто знает: смогу ли я услышать её голос ещё раз?
      Прошло несколько часов, но Генрих не смог найти ничего подходящего на этого похитителя, и кто он вообще. Все мои мысли были лишь о том, чтобы спасти Анну, обнять её крепко, поцеловать или защитить, если потребуется. Не дай бог эта скотина, что-то ей сделает, я его из-под земли достану. Мне на руки поставили тарелку с пюре и жареным мясом.
— Возьми, тебе нужно поесть, Кас, — это была Амбер. Даже она принимала участие в поисках, это не было на неё похоже, — если Анна увидит, что ты голодный, по головке нас не погладит! — слова Амбер убедили меня, и я взял тарелку, начиная кушать. По времени это был уже поздний обед, примерно 2 часа дня. Когда я пообедал, то уже собирался отнести тарелку на кухню, чтобы поставить в раковину, как вдруг из глаз неосознанно пошли слёзы. Я ведь… Могу, никогда её не увидеть… Тарелка выскользнула из моих рук, и я рванул к входной двери, однако Кен и Лизандр с Армином опередили меня, перегородив путь.
— Ты никуда не пойдёшь, Кас, — сказал Лизандр, — это слишком опасно.
— Напомни мне, когда я не попадал в опасности?! — возразил я, и попытался оттолкнуть друзей, но сзади подошёл Алекси.
— Разве ты поможешь Анне тем, что намеренно подвергнешь себя опасности? — воскликнул Алекси, обхватив меня руками.
— Пусти, Алекси! — крикнул я, — вы меня всё равно не остановите!
— Мы знаем! — крикнул Кен, — но задержать мы тебя способны. Нас ведь больше!
Мне удалось успокоиться, и Алекси отпустил меня. Кен закрыл дверь на ключ, и отошёл от двери, мы вместе зашли в комнату, где были все остальные.
Конец POV Кастиэль

POV Анна

      Я очнулась, когда из маленького окошечка чуть ли не под самым потолком, я поняла, что уже вечер, примерно половина четвёртого. Вспомнив, что сделал этот негодяй, я прослезилась, пусть ещё хоть раз осмелиться дотронуться до меня, я не только синяк ему под глазом поставлю, но и хозяйство его отобью, без детей оставлю. Мои руки всё ещё были связаны, впрочем, как и ноги, однако рот он мне отклеил, это радовало, хоть передохну от этого скотча. Мои мысли были заполнены лишь родителями и друзьями, в частности Кастиэлем, которому я успела признаться в своих чувствах. Да, знаю, что давно нужно было это сделать, но когда бы я вообще набралась смелости признаться кому-то? Понимая, что теперь Кастиэль и другие даже взглянуть на меня не смогут, и это звучит ужасно.
Конец POV Анна

POV Кастиэль

      Ребята возились на кухне, старались хоть как-то отвлечься от дурных мыслей. Генрих не отходил от компьютера, стараясь найти любую информацию, которая могла бы помочь в поисках Анны и её похитителя. Я уже не знал, чего можно ожидать, и почему похититель не говорит её местоположение?
— ЕСТЬ! — услышал я голос Генриха. Все пулей метнулись в комнату. — Я обнаружил, откуда именно был совершён звонок, хотя до этого не мог этого распознать. Видимо, похититель настолько умён, что после звонка мгновенно отключил телефон, и я не успел зафиксировать вызов, но в этот раз он не рассчитал, что я сделаю вторую попытку!
— То есть… — не успел Кен и сказать что-то, я выхватил у него из рук ключ, по дороге успев захватить телефоны товарищей, и выскочить из квартиры. — КАСТИЭЛЬ! Чтоб тебя… — мой друг не успел перехватить меня, я смог закрыть дверь с внешней стороны. — Дурак, не делай глупостей!
— Нужно было сказать что-то более убедительное, Кен, — сказал я, и мигом направился вниз по лестнице. Слава Богу, я быстро запомнил адрес, откуда был совершён звонок.
— Он даже телефоны наши забрал… — крикнул Кен.
      Добравшись до нужной улицы, я заранее выключил свой телефон, и те, которые забрал у друзей, чтобы не было лишних звонков. Осмотрев заброшенное здание, я удивился, что сразу не сообразил, куда этот негодяй мог спрятать Анну, откуда мне было знать, что он выберет старый офис моего отца? Сгруппировавшись, я залез внутрь, так как всегда знал все тайные ходы этого здания, и мне прекрасно было известно, что куда и могли спрятать Анну, так это в подвал, который находился под офисом на глубине двух этажей. Спустившись вниз, я решил перестраховаться, и залезть также через тайный лифт, который вёл прямо в помещение подвала. Там всегда было сыро, поэтому здесь редко кто бывал, если конечно, есть в этом необходимость. Слава Богу, окно как раз моего размера, и я смог открыть его. Чтобы не шуметь, я залез аккуратно, а спрыгнув вниз, увидел в дальнем углу, что кто-то там лежит. Присмотревшись, я увидел Анну. Господи! Что он с ней сделал?!
      Некогда роскошные каштановые волосы обрублены, уши чуть прикрывают, руки порезаны, связаны и руки и ноги, на правой щеке царапина, губа нижняя разбита. Я убью его, не иначе. Я быстрым шагом подошёл к Анне, и приподнял её голову, она совсем бледная, неудивительно, наверное, похититель её даже не удосужился покормить. Однако поднять полностью мне Анну не удалось, она открыла глаза.
— ОТПУ… — закричать я ей не дал, закрыл рот рукой, и крик скрылся в омуте её горла. Увидев меня, глаза Анны наполнились слезами, сама она была бледная, как поганка. Я поднёс указательный палец к губам, показав, что нужно помолчать.
— Не ори, дура, — прошептал я, — иначе всё коту под хвост! — я убрал свою руку от её рта.
— Как ты здесь оказался? — удивлённо спросила Анна. Я рассказал ей вкратце всё, что знал, и затем освободил её запястья и лодыжки от пут, потом помог подняться. Анна почти не могла идти, так как ноги и руки были связаны проволокой, и остались раны, я закинул её на спину к себе, и собирался направиться к потайному выходу отсюда, который знал только я, как вдруг дверь подвала открывается и заходит похититель. Вот надо было ему зайти именно в этот момент? Мы стояли у стены, поэтому в темноте видно нас не было. Я аккуратно спустил Анну на пол, показав жестами, чтобы она спряталась за большими коробками, которые были недалеко от нас. Анна кивнула, и, облокотившись на стену, поковыляла к ящикам, а я начал думать, что же делать с Анной.
— Девочка моя, я принёс тебе поесть, — и года не прошло, как он собрался покормить её. — Подай голосок, что ты ещё жива! — тишина. Анна молодец, быстро сообразила, что стоит молчать. Похититель прошёл к тому месту, где я обнаружил Анну, и, не увидев её там, поставил медленно миску с едой на пол. Я успел отойти на безопасное расстояние. — Так…. Не заставляй меня подправить тебе прическу ещё больше. Не думаю, что Кастиэлю понравится смотреть на твою рожу, когда ты вовсе лысой станешь. — в его руках сверкнуло лезвие ножа. Так вот, значит, чем он подстриг Анну. Похититель переместил свой взгляд на ящики, за которыми пряталась Анна, и, улыбнувшись, направился туда, я понимал, что если он увидит, что руки и ноги Анны свободны, то догадается, что они здесь не одни. Мало того, он мог причинить Анне вред, ещё больший вред, чем до этого. Допустить такое я никак не мог.
      Когда похититель уже собирался зайти за ящики, чтобы осмотреть их, я быстрым шагом подошёл к нему сзади, и оглушил, ударив по затылку небольшой металлической палкой, которую успел найти в подвале. Похититель отшатнулся, и я быстро вывел Анну из-за ящиков, подхватив параллельно её на руки, но добежать до дверей подвала я не успел, она открылась и перед нами стояли два «шкафа», и настроены они были явно не на «душевный» разговор. Я медленно опустил Анну на пол, она вцепилась в мою куртку, и впервые я почувствовал, как она трясётся, заслоняя её собой, я отошёл на несколько шагов, но Анна ткнула меня пальцем в поясницу, и я понял, что похититель уже пришёл в себя.
— Ты смелый, раз пришёл сюда один, — чёрт, до боли знакомый голос. Обернувшись, я встретился с изумрудными глазами. Мужчина дал другим знак, чтобы они отобрали Анну, те, оттолкнув меня, схватили её, и прижали к стене.
— Не троньте её! — закричал я, но получил удар в бок, и присел на одно колено. Похититель стоял в нескольких шагах от меня.
— Они не тронут её, пока я не отдам приказ, — реально знакомый голос, — а вот на тебя у меня другие планы, Кастиэль. — я поднял глаза на похитителя Анны, и обнаружил, что у него шрам через всё лицо, при свете из окна я увидел его лицо целиком.
— Фредирур? — я сделал попытку узнать его. Мужчина ухмыльнулся. — Ты вышел из тюрьмы?
— Да, представь себе, я уже 10 с половиной лет на свободе, и как никто другой жаждал мести за свой срок, который отсидел впустую из-за тебя! Глупого мальчишки, который не умеет держать язык за зубами!
— Тебя посадили по статье, Фредирур, ты отсидел свой срок заслуженно! — сказал я, и получил хук справа, упал на пол и выплюнул кровь изо рта.
— Из-за тебя моя жена, пока я был в тюрьме, повесилась! — крикнул Фредирур. Да, его крик я запомнил на всю жизнь. — Почему же твоя любимая не знает, что ты натворил несколько лет назад, а, Касси?
— Меня попросили опознать снайпера, я и опознал, — сказал я, попытавшись выкрутиться, но получил очередной удар в область бедра и сразу, же взвыл от боли.
— Ублюдок! Не тронь его! — я услышал крик Анны, и глухой удар. Анна застонала, какой-то из «шкафов» ударил её.
— 10 лет назад меня попросили поработать над делом, в котором участвовал его отец. Я поработал, мне заказали убить его, но откуда я знал, что в толпе меня увидит его 5-летний сын? Если б знал, то и стрелять не стал! — возмутился Фредирур, — а в суде, этого малого выставили как свидетеля, то есть, не по закону, ведь лишь с 12 ребёнок может выступать свидетелем. Когда я сидел третий месяц, мне пришла повестка о смерти моей жены, которая, — ударил меня в бок, — была вдобавок беременна моим ребёнком! — я перекатился на живот и увидел, что верхняя губа Анны разбита, именно туда, значит, её и ударили.
— То, же мне… Мужики… — хриплым голосом сказал я, — 16-летнюю девчонку бьете…. Повысили себя, что ли…
      Моё состояние было не лучше чем у Анны. Я понимал, что совершил ошибку, когда отправился сюда один, кто же знал, что их будет трое? Я попытался подняться, но Фредирур ударил меня ещё раз, и я рухнул обратно, плюнув кровью ещё раз.
— Кастиэль… — услышав жалобный голос Анны, перед глазами всё помутилось. Я будто впал в транс.
Резким движением я подрезаю Фредирура, и сбиваю его с ног, он падает рядом на спину, я со всей силы бью его кулаком по лицу, и из носа его брызнула кровь. Поднявшись, я двумя ловкими движениями обездвижил «шкафов», схватил Анну, и уже открыл дверь, как послышался выстрел, секунда, и я не понял, что случилось, пока не увидел кровь, выступающую из-под куртки Анны. Её ранили в руку? Анна зажала рану рукой, и я услышал, как один из троих перезаряжает пистолет, мгновение, и пуля вновь была выпущена, только в этот раз, она попала не в Анну. Потому что я заслонил её собой, да ещё и таким образом, что если бы пуля на вылет прошла, не задела Анну. Жгучая боль пронзила поясницу, пуля не прошла на вылет, а застряла где-то внутри, я чувствовал это всем телом, особенно в области живота. Чёрт, как же больно.
— Я…. Люблю тебя… — только и успел прошептать я ей на ухо, перед тем как упасть на пол.
— КАСТИЭЛЬ!!!



Лана Стоун

Отредактировано: 06.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться