Самоуверенная новенькая

Размер шрифта: - +

Глава 23. Грусть

Дни проходят настолько разнообразно, что не хватает времени, чтобы передохнуть. Когда я начал встречаться с Анной, всё моё время заполонили выходы на природу, выгул собак и т.д. Я заметил, что у меня нет даже времени на обычные вылазки с парнями. Если я хочу погулять с Кеном и Лизандром, сразу же звонит Анна и просит приехать посидеть с ней. Чёрт, словно маленький ребёнок, бесит.
— А ты пробовал разговаривать с ней об этом? — спросил Кен, когда я пришёл к нему, чтобы забрать запчасти для моего нового автомобиля, холодно ведь на мотоцикле ездить, зима всё-таки. Я открыл форточку и закурил.
— Конечно, пробовал, я дурак, по-твоему? — возмутился я, — она восприняла это как повод не идти в кино вместе с ней и Розой с Леем.
— Вы что, групповое свидание устраиваете? — удивился Кен. Он отвлёкся от компьютера и повернулся ко мне.
— Я? Анна предупреждает меня о своих планах за 5 минут до выхода, то есть я даже не успеваю наперекор что-нибудь сказать.
— Чувак, разве ты не любишь её?
— Люблю, конечно, но… — я выбросил окурок на улицу, — порой меня раздражает обращение Анны. Особенно когда это касается гулянок или чего-то ещё, Анна решает всё за меня!
      В последнее время Анна сама не своя. Вечно придирается, нервничает, один раз даже поцеловать себя не дала. Что это за бред? А потом вообще начала контролировать меня, вновь мы начинали ссориться, не так сильно как раньше, но всё же. Для меня это было ужасным открытием. Я неоднократно пытался разговаривать с Розой или остальными девчонками, однако они тоже были в замешательстве и не знали, что происходит с Анной.
      Кен сказал мне поговорить с Анной, только не в школе, а дома, в приятной обстановке. Я, по пути домой, сразу же позвонил Анне, слава Богу — сегодня воскресенье и она точно должна быть у себя на квартире. Анна сказала, что будет дома через полчаса, так как выгуливала Риту, потому что Кэтрин заболела и не смогла с ней погулять. Я сразу же предупредил Анну, что приеду к ней через час, и она согласилась. По истечению времени, я уже стоял у Анны под дверью, в ожидании того, что она откроет дверь. Дверь Анна открыла, и я зашёл внутрь. Рита встретила меня неприветливым рычанием, впрочем, как всегда. Я скинул обувь и потянулся к Анне, чтобы поцеловать, но она отстранилась.
— Ты чего? — удивился я.
— Может быть, поцелуешь ту девчонку, с которой ты был вчера? — слова Анны меня возмутили и я толкнул её в гостиную, сжав кулаки.
— Какая нахер девчонка? Что ты городишь?! — воскликнул я. Анна отвела взгляд, я схватил её за подбородок и заставил посмотреть на меня, — отвечай! Когда ты меня видела с ней?! — вы уже знаете, что в отличие от других девчонок, с которыми я раньше встречался, характер у Анны не подарок, и она единственная, не считая одноклассниц, может дать мне достойный отпор. На мои грубые прикосновения Анна ответила в своей любимой манере: просто оттолкнула меня, и отошла на несколько шагов назад. — Ты ещё не разучилась отталкивать меня? Хотя в последние несколько недель у тебя это прекрасно получается.
— Вчера я видела тебя на Амоур-стрит с какой-то фифой, она даже в щёку тебя поцеловала, — сказала Анна грубо, — я звонила тебе в этот день утром и спрашивала: пойдёшь ли ты в кино, или нет. Ты сказал, что нет, а теперь, я узнаю, что ты променял меня на какую-то гадину… — мгновение, и раздаётся громкий шлепок. Анна схватилась за правую щёку. За свои слова нужно отвечать. Она выставила, меня бабником… Я не ожидал от неё этого.
— За кого ты принимаешь меня, Анна?! — крикнул я, что Анна зажмурилась, — по-твоему, я не могу не пойти на кино, которое мне вовсе не нравится, и… — я вижу, как Анна убирает руку и увидел красный след. Господи, неужели я ударил настолько сильно? Я потянулся, чтобы обнять её, но Анна оттолкнула меня, и я ударился спиной об стену в коридоре.
— Извини, что сомневалась…. В тебе… — я вижу её слёзы. Блин, вновь заставил её плакать. След действительно большой. Анна пытается скрыть слёзы и обиду, но плохо, получается, — уходи, я хочу побыть одна…
— Анна, прости, я… — я хотел подойти, но Анна выставила вперёд руку.
— Я СКАЗАЛА: ПОШЁЛ ВОН! — в глазах Анны я увидел такую же ярость, когда я впервые назвал её проституткой при всём классе. Тогда она была такой же беззащитной, как и сейчас. Я сделал ещё одну попытку помириться, но получил удар в живот, и буквально выставили меня за дверь. Обувшись уже на лестничной площадке, из-за двери, я услышал тихий всхлип, поругав себя за свой поступок, со всей силы врезал кулаком в стену. Боль я почувствовал уже когда ехал в машине по Амоур-стрит. Господи, вот нужно было сорваться мне, знаю ведь, к чему это приведёт. Да, она тоже хороша, бабником меня назвала…. Засомневалась во мне. Тем более, после того, что я сделал ради неё.
Конец POV Кастиэль

POV Анна

      Надо же было с ним поссориться? Да ещё и перед Днём Святого Валентина? А ведь завтра наш праздник, мы ведь влюблённые…. Как так можно? Он ещё и осмелился ударить меня. Не прощу его, если в колени не бросится, чтобы извиниться передо мной. Он не имел права этого делать и позволять себе руки распускать.
      На следующий день краснота прошла, но остался небольшой синяк. Скажу девчонкам, что ударилась, но блин, как так можно удариться, чтобы синяк такой оставить? Я постаралась успокоиться и на своём мотоцикле поехала в школу. Обычно меня забирает Кас на машине, холодно ведь, но сегодня он не приехал. Обиделся? Вот пусть и обижается. То же мне, обидчивый. Уже на парковке я встретилась с Розой, Ирис и Ким, которые бурно рассказывали мне последние утренние новости. Первой была новость о том, что Кастиэль приехал в школу без меня, и это удивило Розу, она подошла к нему, ещё до моего приезда, и спросила об этом, однако Кастиэль, мягко сказать: послал её. Я была возмущена таким поведением в адрес своей подруги, и быстрым шагом, поставив мотоцикл на сигнализацию, помчалась в школу. Встретила я Каса у шкафчиков.       Воспользовавшись ситуацией, я хватаю его за рукав и поворачиваю к себе.
— Какое право ты имеешь посылать мою подругу, Кастиэль? — возмутилась я. Кас вырвал свой рукав у меня из рук, и уже собирался уйти, как я решила задеть его, — вот, значит как, ты боишься разговаривать со мной на людях? — Кас уже замахнулся, якобы, чтобы ударить, но его руку остановил Кен.
— Ты что такое делаешь, Кас?! — воскликнул Кен. Фух, он спас меня.
— Отвали, — буркнул Кас, вырывая свою руку из его пут, — тебе какое дело?
— Ты собирался ударить Ан, конечно, я вмешаюсь! — возмутился Кен. Кас посмотрел на меня гневным взглядом. Ещё никогда его таким не видела. — Она ведь твоя девушка. — готова поклясться, что на его лице увидела ухмылку.
— Она? Девушка? Не смеши меня, — эти слова разгневали меня до такой степени, что я, с размаху, дала ему промеж ног. Мгновение, и Кас согнулся пополам. Он успел только вскрикнуть. Я наклонилась к нему.
— Помнишь, я говорила, что в любой момент могу вернуться к мести? — я услышала фырканье, — хорошо, раз ты не веришь мне, то слушай. Не так давно я упоминала, что в любой момент могу забрать свои документы и уйти из этой школы. — мои слова услышали одноклассники и подошли к нам, — через месяц родители уезжают в Лондон, скорее навсегда. Я не хотела с ними ехать, ведь здесь был ты, но теперь я готова сказать им «да». — одарив Каса ещё одним подзатыльником, я направилась в кабинет.
      Не знаю, что там было дальше с Касом, но сидеть с ним я не смогу после таких слов. Амбер заболела, и она сидит с Кеном, спросив разрешение у Фареза, я села к Кену, и решила сидеть с ним все уроки. Кас даже не обратил на это внимание, ну и славно, а то вдруг ещё какие-то упреки будут Я свободная девушка, могу делать, что хочу. После урока биологии Самсоновой, мы все направились в столовую, чтобы перекусить. Сидеть с Касом я вновь не захотела, и села рядом с Кеном. Кен поддержал меня сегодня утром, хотя вчера, по его словам, был на стороне Каса. Я не стала рассказывать Розе, что Кас ударил меня, она его тогда в землю утоптает. Всю перемену я болтала с ребятами и с остальными одноклассниками. Мне позвонила Дебра. Я удивилась её звонку, но отвернулась, и подняла трубку.
— Да, Деб, что ты хотела? — спросила я.
— «Хотела поинтересоваться как твои дела», — я усмехнулась.
— Да ладно, Деб, я прекрасно тебя знаю, ты без надобности не позвонишь, тем более из Вегаса. Что такое?
— «У мамы опухоль мозга… Неоперабельная…» — слова Дебры повергли меня в шок. Я посмотрела на одноклассников, и первым опомнился Нат.
— Что случилось? — удивился староста.
— Деб, давай я приеду домой и поговорю с отцом, — сказала я.
— «Хорошо, спасибо!» — и сбросила. Когда связь прервалась, я решила ответить на вопрос Ната.
— Дебра звонила, — сказала я. — Звонила не просто так.
— Денег просила? — усмехнулся Алекси.
— У её мамы неоперабельная опухоль мозга, — сказала я, и Алекси поперхнулся салатом. Все удивленно посмотрели на меня.
— Ты, что, серьезно? — удивилась Ирис. В глазах Каса я увидела лишь безразличие.
— Она бы не стала просто так об этом врать. У неё язык не повернулся бы. И если она звонит мне, что втихаря от мамы, мадам Ринс никогда бы не разрешила позвонить мне.
— Что-то быстро ты начала ей верить, — сказал Кас, я сжала кулаки и еще сдержалась, чтобы не влезть с Касом в ссору. Я понимала, что сейчас не стоит ссориться на людях, особенно перед его же друзьями, поэтому промолчала.
      После столовой мы пошли на урок Истории. Учитель классный, всегда понятно и доступно объясняет. Я села с Кеном за парту, и мы о чём-то разговаривали. Вдруг Кену кто-то написал в социальной сети. Я не спрашивала, кто именно ему так настойчиво писал, но Кен, пока учитель не смотрел на нас, повернулся назад. Судя по вздоху, повернулся он к Касу. Я спиной почувствовала, как он смотрит на меня, но обернуться не решилась. Под конец урока мы с Кеном уже играли в крестики-нолики, стараясь отвлечься от скучного урока. Роза написала мне, чтобы я помирилась с Касом, он сам этого хочет, а я ответила: «пусть отвечает за свои слова и поступки, я извиняться перед ним не собираюсь». Если ему надо, пусть извиняется, мне его изменения как корове седло. Видимо Роза передала Касу мои слова, потому что после урока мы даже не пересекались с ним.
      В конце дня девчонки предложили сходить в клуб. Я вначале отказывалась. Когда Кас проходил мимо, я наглядно решила согласиться.
— Там Кен будет? — весело спросила я. По сжатым Касом кулакам, я поняла, что его мои слова задели. — Тогда ладно, уговорили! — я весело хлопнула Ирис по плечу и направилась к своему мотоциклу.
Конец POV Анна

POV Кастиэль

      Вот гадюка ходячая, извиняться даже не хочет. Она унизила меня, сев к Кену. Во время урока я написал ему, чтобы он отсел от Анны, но он лишь отругал меня за такую мелочную просьбу. Предатель несчастный, знает же, что Анна виновата. Ну, подумаешь, замахнулся, мозгов у неё из-за этого не убавилось ведь.
Написал Розе, чтобы Анна извинилась передо мной, а та ответила ей, что я должен это сделать. И с какого перепугу? Я всего лишь заткнул её вчера, она оскорбила меня, вот и всё, мне не за что извиняться. Ей надо, пусть и извиняется перед собой за свои грехи. После уроков Анна так и не подошла ко мне, значит, извиняться не собирается, ну, что ж, флаг ей в руки. Я спокойно сел за руль, перед этим попрощавшись с ребятами, и уехал. Но ёлки палки, эта Галина выехала прямо перед моим носом. Что она себе позволяет? Она, что, принцесса? Я — король этой школы и должен выезжать первым. Анна подпрыгнула мне задними фарами и свернула на уже знакомую ей дорогу к дому.
      Я приехал в свой двор злой, как собака, готовый разорвать всех и вся, если только попадаться мне. Демон тоже получил, попал прямо мне под ноги, и я выставил его за дверь погулять на свежем воздухе. Наверное, это я демон, потому что на улице -12 градусов мороза. Ну, ничего, охладиться. Буквально через 10 минут вернулся, я пожалел его и отправил греться у обогревателя. Садиться за урок я не хотел, так как всегда мы с Анной делали их вместе, и решил поиграть на компьютере. Всё было бы хорошо, если мне не позвонила бы Роза.
— Да, ал… — то, что сказала Роза, заставило меня упасть со стула, — это шутка? Ты прикалываешься? Как такое возможно? Этого не может быть! Где она?! — пока Роза объясняла мне адрес, я успел одеться, обуться, закрыть дверь и выскочить за пару секунд во двор. Я быстро завел мотор и поехал по назначенному пути — в больницу.

      У регистратуры меня ждали Роза и Кен. Анна попала в аварию вместе с мамой. Они ехали куда-то, тормоза не сработали, мадам Флёр попыталась что-нибудь сделать, но не получилось, на повороте машина перевернулась и угодила прямо в столб. Скорую вызвали свидетели происшествия, Анну и её маму сразу же доставили в больницу. Накинув халат, я помчался стремглав к операционной, где на входе встретил мэра, разговаривающего с врачом.
— Спасибо… — сказал мэр, и увидев меня, протянул руку, чтобы поздороваться. После приветствия он грустно посмотрел на меня.
— Анна хотела провести с мамой время… Хотела, чтобы перед отъездом в Лондон, Флёр не волновалась об Анне.
— А разве Анна не уезжает с вами? Мы поссорились и она сказаал, что уедет, — услышав мои слова, мэр улыбнулся.
— Ан сказала, что если уедет и оставит тебя одного, то ты обязательно попадешь в неприятности, поэтому она остается. Ради тебя. Мне известно о вашей ссоре, я ведь её отец, я знаю всё.
      Я удивился, как мэр не ударил меня за мой поступок. Конечно, я винил во всём Анну, но в этом была и моя доля вины, я прекрасно это понимаю. Мэр сказал, что врачам удалось спасти Анну, а за жизнь Флёр они ещё борются. Анна в коме, ещё не пришла в себя, врачи не знают, когда очнется, но её жизни ничего не угрожает. Остальные подоспели, как только проявилась возможность, и начали обвинять меня во всём. Мэр сказал, что мои вины в этом нет, и ребята успокоились.
Из-за того, что отец Анны — мэр, меня пустили в операционную, несмотря на запрет. Анна была вся в порезах, ссадинах, запястье сломано, она никогда не сможет больше играть в волейбол и баскетбол, физкультура для нее под запретом теперь. На лице кислородная маска, на пальце специальный прибор. Смотреть страшно. Как авария могла привести к такому? Я подошел к Анне и взял её за руку.
— Прости меня, малыш… — прошептал я, — мне так жаль. Если бы мы сегодня помирились, этой аварии не было бы, и ты и твоя мама были бы целы. А теперь… Я вновь буду винить себя в этом… Извини детка…
      Я поспешно вышел из операционной, вложив в руку Анны кольцо, которое давно хотел ей подарить.



Лана Стоун

Отредактировано: 06.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться