Самозванка

Размер шрифта: - +

Глава 4.

Время шло очень медленно. Медсестра собирала какие-то приборы и между делом заметила, что пациентка может отправляться к себе. Луна сглотнула, предчувствуя катастрофу.

— Я ещё слаба. Могу я немного отдохнуть здесь? — страдальческим голосом произнесла девушка. Медсестра озадаченно кивнула. А Луна бросала взгляды на дверь. Она не может вечно играть эту роль умирающей лебеди. Он должен прийти. Прийти — в её мыслях сейчас застыло только одно слово. Руки стали дрожать, она закусила губу.

Стоило двери распахнуться, и девушка вскочила на ноги. Ян недовольно покосился на Луну. Она взяла себя в руки и уже более спокойно кивнула.

— Думаю, мне стало немного легче, — тихо пробормотала она. Медсестра проводила госпожу странным взглядом и недовольно хмыкнула.

Ян шёл привычным быстрым шагом по коридору, Луна семенила за ним.

— Помедленнее нельзя? — капризно заявила она. Он резко развернулся. Девушка не ожидала его поворота и буквально врезалась в него. К счастью, она успела вытянуть руки вперёд и полного столкновения не случилось.

— Послушай, дорогуша. У меня совершенно нет времени разбираться с твоими проблемами, — нервно отрезал он. Луна рассерженно подняла глаза и прямым взглядом посмотрела в лицо собеседника.

— Ведь теперь это и твои проблемы. Верно? — Она иронично улыбнулась. Парень удивлённо моргнул. На миг ему показалось, что это лишь игра и Надин никуда не исчезла.

— Пошли, — Ян схватил девушку за руку.

Они петляли по коридорам, и чем дальше уходили от больничного крыла, тем сильнее менялась обстановка. Белые стены сменились стеклянными вставками и узорчатыми плитами тёмно-коричневого цвета. Луна смотрела по сторонам, с огорчением понимая, что всё это слишком красиво для её восприятия. Она всматривалась в вид за окном, но там расположились лишь огромные высотки-прямоугольники.

— Перестань так пялиться, — негромко пробурчал Ян. Девушка нахмурилась, но смотреть по сторонам перестала. Слишком отчётлива была угроза: один неудачный шаг и она погибнет.

Белая узорчатая дверь с красными вставками уже была близка. Ян резко распахнул её и вошёл внутрь.

Комната была светлой и просторной. Здесь присутствовали серые и красные цвета. Луна осторожно присела на небольшой диванчик. На столе уже расположилась коробка, так сильно разозлившая Яна.

— А теперь слушай. — Парень присел рядом и придвинул посылку ближе. Его карие глаза со злостью рассматривали ненавистный предмет. — Когда-то мы все жили на одной планете. Но случилась разрушительная катастрофа. Часть людей была к ней готова и улетела на другую планету. Наша цивилизация дошла до такого пика, что мы практически научились жить вечно. Наши учёные извлекают то, что вы считаете душой.

С каждым новым словом девушка бледнела всё больше. Она сцепила пальцы и молча слушала, но в её взгляде читался страх.

— Но во всех правилах существуют исключения. Мы переносим не столько душу, сколько базу данных человека. Существуют личности, данные которых не позволяют вписаться другим. — Ян коснулся плеча Луны. Она прикрыла глаза, пытаясь собрать информацию воедино. Парень вскочил на ноги и отвернулся к огромному окну.

— Надин узнала об этом, хотя информация не распространяется. О таких людях знают совсем немногие. Но я имел опрометчивость рассказать ей. — Ян ударил кулаком по стеклу. Крепкое покрытие даже не вздрогнуло, лишь лёгкий гул прошёлся по комнате.

— Она решила умереть? — тихо спросила Луна. Каждый день в своей деревне они боролись за жизнь. Противостояли болезням и непогоде. Девушка не понимала, как можно добровольно пойти на смерть, просто исчезнуть.

— Да. Мы живём долго, очень долго. Препараты помогают держать наши тела в хорошей форме. Некоторые из нас живут более пятисот лет. — Ян повернул голову и озадаченно посмотрел на источник своих проблем.

— Что теперь со мной будет? — Голубые глаза испуганно заблуждали по комнате. Ян грустно усмехнулся.

— Надин продумала всё. Она оставила тебе дневники, а также указания. — Он кивнул в сторону коробки. Его лицо перекосила гримаса недовольства. Луна осторожно коснулась потемневшей книги.

— Завтра будет приём в твою честь. То есть в честь Надин. — Ян прошёлся по комнате.

— Я могу притвориться больной. — Луна сглотнула. Ян покачал головой, его чуть кудрявые волосы взмыли вверх и образовали гребешок. Это было забавно, и девушка не удержалась от глупого смешка.

— Нет. На вечер будет Марк, — сухо заметил Ян. Луна замотала головой и устало вздохнула.

— Два вопроса. Как мне тебя называть и кто такой Марк? — Улыбка собеседника не предвещала ничего хорошего.

— Меня зовут Ян, а Марк — это муж Надин. — Отчётливый сарказм в голосе разозлил Луну, и лишь через несколько минут до неё дошёл сам смысл слов.

— Муж? — голос Луны перешёл на крик. Она вскочила с места. — Меня раскроют и убьют! Я должна сбежать. — Девушка с надеждой посмотрела на Яна.

— Ты не сбежишь. Не сейчас. Нужно некоторое время. — Парень задумчиво посмотрел в окно. — Всё не так страшно. Надин и Марк уже давно охладели друг к другу. — Парень снова всмотрелся в наивное лицо девушки. Он раздражённо закрыл глаза. И как она сможет сыграть высокомерную Надин? В ней нет ничего от неё. Девушка крайне не уверена в себе, в её глазах вселенский испуг, а не самоуверенность.

Ян посмотрел на левое запястье: время шло к ночи. Если сейчас его заметят в покоях Надин, то пойдут ненужные слухи. Ян стремительно подошёл к брюнетке и коснулся её руки.

— А сейчас запомни. Тебя зовут госпожа Надин, и никак иначе. Ты будешь отзываться только на это имя, — чёткий голос парня вбивался в голову Луны, как трактат. — Нет больше Луны, она умерла, — шёпотом закончил он.

Дверь беззвучно закрылась, и размеренные шаги слышались всё тише и тише. Девушка всё ещё стояла, но уже в следующий миг её ноги подкосились и она рухнула на диван. По её телу прошлись мурашки, холодные руки не хотели согреваться. Она потянулась к дневникам. Всего их было десять. Тонкие блокноты расположились на коленях Луны. Девушка мысленно поблагодарила деда, ведь именно он научил её читать. Руки дрожали; серые листы были исписаны неровным почерком. Луна с трудом разбирала слова…

«Когда-то я услышала странную легенду от моего друга. Она говорила о том, что не все восприимчивы к переносу информации. При попадании в такое тело наша душа просто теряется и исчезает.

Я загорелась опасной идеей. Сейчас я пишу это, зная, что это будет читать уже кое-кто другой.

Мои действия эгоистичны, но, прочитав все мои дневники, ты, возможно, поймёшь причину этих действий. В последнее время я сузила круг общения, что значительно поможет тебе. Мне наскучила жизнь, полная праздности. В ней больше нет очарования, а возможно, я просто стала стара.

Это было некое отступление. Мои дневники помогут тебе разобраться».


Луна пересела на кровать. Глаза уставали от напряжения, но она должна была прочитать как можно больше, ей стоило понять Надин. Ей стоило стать Надин.

«Сегодняшний день не приносит радости, впрочем, как и вчерашний. Марк уже давно перестал обращать на меня внимание. Его заинтересованный взгляд теперь устремлён на других женщин, я же лишь предмет мебели или гардероба. Я помню, как впервые разозлилась, узнав о его любовнице. Натали, так её звали. В ярости я ударила несчастную девушку и разорвала вещи мужа.

Теперь мне всё равно. Противное равнодушие съедает меня изнутри. Больше нет радости в старых увеселениях, больше нет жизни…»



Elsie Carroll

Отредактировано: 05.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться