Самурай

Глава 2. Остров Тысячи Камней

Упал я в озеро. Скорее, в лужу, потому что было очень мелко. Сел и, отчаянно отплевываясь, огляделся. Сверху по-летнему жарило солнце, вокруг простиралась какая-то пустошь. Острые камни торчали из песка то там, то тут, кое-где проглядывали чахлые кустики. Очень похоже на нашу казахскую степь.
Дальше виднелось море. Я не вру! Настоящее синее-синее море. Волны лениво набегали на песчаный берег и так же лениво откатывались назад. Оглядевшись и присмотревшись внимательнее, я понял, что это — остров. А вдалеке — другие острова, связанные между собой красивыми мостами, которые выгибаются, прямо как в мультиках или сказках. И цвета такие же сказочные — нежно-розовые, переливающиеся на солнце.
На острове, куда я попал, стоял большой мрачный замок. Он казался нагромождением острых черных и белых камней, сложенных в удивительной гармонии. В нем была своя величественная красота, и мне сразу же захотелось его нарисовать.
Но еще больше мне хотелось узнать, куда я попал.
— Где я? — крикнул я громко и прислушался. Было тихо. Похоже, что это необитаемый остров, и я тут один. 
Внезапно раздался резкий гортанный звук, пригорки поодаль зашевелились и вскочили на ноги. Это оказались никакие не пригорки, а пыльные накидки, под которыми прятались мальчишки! Все раздетые до пояса, в закатанных до колен штанах или обрезанных джинсах, болтающихся лохмотьями, с черными лентами на лбах, не дающими длинным темным волосам падать на лицо, со странными деревянными мечами в специальной перевязи на спинах. На вид им было лет четырнадцать-пятнадцать, самому старшему — лет семнадцать.
Сначала я подумал, что это корейцы. У нас в классе учились корейцы, они были похоже внешне на этих ребят. Но наши, казахские корейцы, говорили по-русски, а эти на странном языке. Я не мог уловить ни слова. Только отрывистые звуки. Они разглядывали меня, изучали. Шумели при этом, переглядываясь и переговариваясь.
Один мальчишка, лет пятнадцати, подошел и, ухмыляясь, провел деревянным мечом по моему горлу. Я с ужасом осознал, что меч вовсе не деревянный! Каким-то неведомым образом он стал стальным, и его острый кончик оставил тонкую кровящую полосу на моем горле.
— Ирассяй! ("Добро пожаловать" — япон.), — произнес он и рассмеялся, будто сказал что-то очень смешное. Мальчишки разом загалдели на своем странном языке и умолкли только по сигналу самого старшего. Он коротко кивнул мне и показал на замок, призывая следовать за ним. Пришлось подчиниться, хотя происходящее нравилось мне все меньше и меньше.
Внутри замок оказался таким же мрачным, хотя было видно, что огромному помещению пытались придать уют. Больше всего меня поразил огромный камень со множеством трещин у дальней стены. Казалось, еще немного, и глыба расколется на тысячу мелких осколков. 
Захотелось подойти и потрогать эти трещинки, понять, настоящие ли они, но я решил не демонстрировать излишнего любопытства.
В центре зала стоял большой деревянный стол, очень грубый, из простых, похоже, неотесанных, досок. Вокруг были расставлены самодельные стулья: из больших бочек, коробок, ящиков непонятного предназначения. На столе горело несколько наполовину оплавленных свечей, поставленных прямо на грубую поверхность без какой-либо подставки.
Мне указали на коробку с краю, и я осторожно присел. Похоже, это не шутка. Они были такими серьезными, эти странные жители острова. Я все-таки подумал и определил их как японцев. Или китайцев. Неважно. Я не знаю ни того, ни другого. Может только пару фраз, которые запомнились из японских мультиков, но вряд ли смогу различить их в потоке японской речи.
Дверь распахнулась и внутрь зашли еще двое мальчишек.
— Ё! ("привет!" — япон.) —- один из них приветственно вскинул руку и с любопытством уставился на меня. Второй, постарше, что-то произнес тихим голосом, после чего многие уселись за стол, а некоторые, порывшись в небольших шкафчиках у левой стены, стали доставать хлеб, икру в большой стеклянной вазе, конфеты, еще что-то.
Я понял, что сейчас будет ужин. И тут же вспомнил про свой дом, про маму, папу и Дамира, который в армии. Нестерпимо захотелось домой. И я расплакался.
За столом повисла тишина.
— Не реви... — отчетливо произнес один мальчишка на чистейшем русском. Я вздрогнул и поднял на него заплаканные глаза. Он выглядел таким же, как они все, но все-таки немного отличался.
— Тебя как зовут? Ты успокойся, они этого не любят, — мальчишка оторвал от своей замусоленной футболки кусок и протянул его мне, видимо, в качестве платка. Знал бы я тогда, какой ценный подарок мне предложили — на островах нет одежды. Но тогда я брезгливо посмотрел на не очень-то чистый кусок тряпки и поморщился.
— Тимур, — ответил я.
— Тиму, — повторил мой сосед за столом, примерно мой ровесник.
— Не Тиму, — передразнил я, — а Тимур.
— Такое сочетание звуков для них непривычно, не старайся. Так что быть тебе Тиму. А я — Клим.
— Ты кореец! — догадался я.
— Ага, — Клим расплылся в улыбке, - во мне не повезло, да? Оказаться на острове с япошками. Они меня чуть не убили поначалу.
— Убили?.. — переспросил я и решил было опять разреветься, как Клим покровительственно положил мне руку на плечо:
— Ты не плачь. Я тебе все расскажу. Ты попал на Остров Тысячи Камней. Остров Воинов, — с гордостью добавил он.
Клим, наверное, считал, что все отлично мне объяснил. Я же все равно ничего не понимал.
Он сказал несколько слов ребятам по-японски, и они невозмутимо продолжили есть, уже не смотря в мою сторону.
— Это игра. Здесь сорок островов, Тимур. Они пытаются завоевать друг друга. Воины острова победителя вернутся домой.
— Так просто? — не поверил я. — Всего лишь играть и завоевать острова?
— Острова связаны мостами, — продолжал Клим, явно получая удовольствия от разговора на русском, — мосты расходятся ночью и соединяются утром. Они из такого специального материала, который на тепло реагирует.
— А кто их сделал, эти мосты? — настороженно спросил я. Потому что кем бы он ни был — внушал уважение. Соорудить такие мосты... это же еще придумать надо.
— Пришельцы, — ответил Клим так, словно это было самим собой разумеющимся. Нет, я, конечно, фантастику люблю, но вот так в лоб... Пришельцы.
И тут я поверил. Практически сразу поверил. Играть? Хорошо, сыграем.
— Когда начинать? — деловито спросил я, решив все-таки закусить перед таким важным делом, как завоевание сорока островов.
— До:зо ("Держи!"- япон.), — произнес японец, сидящий напротив меня и протянул мне ложку. Я ее взял и стал думать, как же мне ответить. Японец явно сказал что-то вежливое. Ссориться с воинами, с которыми мне предстоит завоевывать тут все острова, я не собирался.
— До:мо ("спасибо" - япон.), — подсказал Клим.
— Домо, — послушно произнес я вежливым тоном.
— Иэ ("не за что" - япон.) Тиму, — откликнулся мой собеседник и улыбнулся белозубой улыбкой.
— Они такие... — вежливые, — с гордостью сказал Клим, будто это он японец, а не кореец!
— А как их зовут? — спросил я, и Клим быстро что-то протараторил. Наевшиеся мальчишки сонно посмотрели на меня и синхронно улыбнулись.
— Шинджи, — произнес самый старший парень.
— Он у нас главный, — тихо шепнул мне Клим.
— Сатоши, — этого я сразу узнал и запомнил. Именно он оставил царапину у меня на горле.
— Арато.
— Рису.
— Хаято.
— Шин.
— Шин.
— Акира.
Дальше я честно пытался запомнить кого как называть, но вскоре понял, что это невозможно, и решил оставить знакомство до лучших времен.
— Два Шина?
— Ага. Ну, один Шин — это маленький Шин, ему тринадцать, а второй Шин — мой ровесник, ему пятнадцать, и он просто Шин.
— Почему японцы? — ничего тупее я спросить не мог, конечно...
— Не знаю, — пожал плечами Клим, — разные есть. Англичане, арабы, французы, русские. Я никак не пойму, от чего это зависит.
— И давно ты тут воюешь? — задал я, наверное, самый важный для себя вопрос.
— Пять лет, — ответил Клим.
Я глупо хихикнул, надеясь, что он шутит. Пять лет?! Я не хочу так долго...
— Ладно, Тим, пойдем спать, — он подхватил меня под локоть и потащил в коридор.
— Со мной в комнате будешь, там теперь никого нет, — быстро протараторил он и как-то странно затих, прикусив губу, будто хотел заплакать, но в последний момент сдержался.
Комната оказалась куда уютней зала, в котором мы только что были. Здесь было большое окно с видом на море и соседний остров. И две кровати, расположенные противоположно одна другой, у стен.
— Ложись, — кивнул мне Клим и погасил свечу, которую держал в руке, обслюнявленным пальцем. Стало темно настолько, что я не видел собственных рук. Зашуршала одежда — видимо, Клим приготовился спать, — и я решил последовать его примеру. Хотя не спросить еще кое-что я не мог.
— Клим...
— М? — сонно откликнулся мой сосед по комнате.
— А этот... Сатоши. Он хотел меня убить?
Послышался странный звук, и только спустя несколько секунд я понял, что Клим смеется.
— Нет, ты что себе напридумывал? Нет, конечно. Сатоши прикольный пацан, он так новичков испытывает. Даже таких мелких, как ты.
— Как я. — Эхом повторил я, решив не спрашивать, куда деваются эти новички.
Я лелеял робкую надежду на то, что их отправили домой. Может, если попросить, меня отправят домой? Не хочу играть ни в какие дурацкие игры!
В любом случае я буду очень стараться попасть домой.
Очень-очень.



Лера Любченко

Отредактировано: 29.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться