Самурай

Эпилог

И я ушел. Прошел через пустой Десятый остров, на следующем, Одиннадцатом, меня пропустили молча, это они пришли к нам в тот страшный день. Я шел через их остров, не поднимая головы, а они молча пропустили меня. Ничего не сказав.
Я просто шел. На одном из островов меня попытались убить. Я вскинул сразу два меча и видимо, выглядел настолько внушительно, что меня пропустили.
На второй день сил не осталось, и я просто упал на одном из островов. Свалился без сознания, изнемогая от жажды и боли.
Когда я очнулся, то обнаружил рядом с собой какого-то мальчишку лет четырнадцати, который с заботливым видом держал ладонь у меня на лбу.
— Где я... — прохрипел я, с силой проталкивая слова сквозь пересохшую глотку.
— Тридцать Шестой. Остров Алого Щита, — охотно ответил мальчишка с чуть заметным акцентом. Русский ему явно был не родной, — Ты упал на на нашем острове. Мы думали — тебе не выжить. Попей, — он протянул мне кружку с водой, помог, придерживая голову, на которой я нащупал бинты.
— Я живой, — прошептал я, сам себе не веря.
— Живой, — облегченно рассмеялась девушка, стоящая в дверях. — Я — Рита, — представилась она, — а это — Крис.
— Тимур, — ответил я, чувствуя, как меня отпускает напряжение. Эти ребята были настолько солнечными, что мне даже стало как-то теплее.
Они не расспрашивали, откуда я, и я был им за это благодарен. Только Крису, нашему командиру, я все-таки рассказал однажды печальную историю Острова Тысячи камней. Он ничего не сказал, но я видел в его глазах боль. Крис всегда переживал все вместе со своими подопечными.
Остров Алого Щита, как и любой другой здесь, был вынужден обороняться, а его обитатели так же должны были ходить дежурить на мосты. Все то же самое — я даже уловил те же черты характера у Криса, что и Шинджи, вот только Командир Тридцать Шестого острова был гораздо спокойней и менее жестокий. И это мне нравилось.
Прошел месяц, прежде чем я предложил свою помощь на мостах. Странно, но меня никто не торопил и не трогал. Все мне улыбались и болтали на разные темы, только не про острова. Но я не мог больше отсиживаться у них на шее. Я слишком хорошо знал, что такое острова — они не прощают лени.
На первое дежурство на Острове Алого Щита мы пошли вместе с Крисом. Наш командир и тут проявил заботу — не смог оставить меня одного. Он долго изучал перевязь с моими мечами и был явно удивлен, когда я взял с собой оба.
— Разве один не запасной? — спросил он меня небрежно.
— Нет, — коротко ответил я, — это самурайские мечи. Рёто-дзукай, — коротко ответил я, ничего не поясняя. Отныне — это мои воспоминания, и я не собирался ими делиться. 
Крис посмотрел на меня с уважением, но я видел, что в любой момент готов меня страховать.
В тот же день, когда Тридцатый остров обнаглел и ринулся на нас всем скопом, я достал свои мечи. И провел лезвием по лезвию, как это делал Сатоши. Наши противники замерли — почувствовали неладное. Но отступать было поздно.
Крис только присвистнул, смотря, как я обращаюсь с оружием.
— Я поражен. Ты — ценная находка, Тимур, — он доброжелательно улыбнулся.
Я улыбнулся в ответ, бережно убирая мечи за спину.
Слухи распространяются быстро.
Очень скоро я услышал, как соседние острова называют меня Самураем. Но мне было все равно.
Еще через пару недель Крис спросил у меня, собираюсь ли я остаться.
— Ты же пришел с чужого острова, ты не сможешь победить. Да потом раз ушедший — уходит снова. Я просто хочу знать, на что мне рассчитывать.
— Я хотел найти дом, — сдавленно ответил я, — я... останусь.
— Ты дома, Тимур, — ответил Крис.
И я знал, что это так.



Лера Любченко

Отредактировано: 29.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться