Самый черный маг

Акт 2. Погасший маяк (9)

Сидя в разбитом посреди города сквера, охотники молчали. Парк  был очень красивым, белым. Одуряюще пахли жасминовые кусты, под ними цвели ковром лилии. Столько цветов в одном месте Рем в жизни не видел – наверное, какой-то очень талантливый друид постарался. В центре сквера, под сенью плакучей ивы, расположился небольшой искусственный пруд. В его кристально прозрачных водах плавали белые рыбы, а по поверхности скользили лебеди. Охотники сидели на противоположных концах лавочки, а между ними будто пролегла пропасть случившегося.

Рем боялся посмотреть на своего кумира, боялся встретиться с ним взглядами, принять все то, что случилось. Деокрис же просто выглядел опустошенным. До Рема вдруг дошло, каким же он был эгоистом. Он посчитал Део мямлей и трусом, решил «помочь» ему, обижался. Если бы он только знал, что мага настолько все боятся, настолько ненавидят, он ни за что не позволил бы капюшону упасть с его головы. В комбинации с плохой репутацией очень приметная внешность играла Део совсем не на руку.

- Прости... я такой идиот, - простонал Рем. - Пожалуйста, прости...

- Не извиняйся, - подавлено сказал Део. - Уж кому-кому, а тебе точно не стоит извиняться.

- Если бы не я - этого бы не случилось, - чувствуя, как комок подкатывает к горлу, выдавил из себя Рем.

- Это не первый раз, мы еще легко отделались. Было дело, меня и камнями на улице закидывали. Пару раз чуть не убили...

Маг шмыгнул носом, почесал нервно шею и неожиданно его будто прорвало:

- Когда сгорела та деревня, я чуть не умер... а на меня набросились прямо в Доме Милосердия... потом еще раз в моей резиденции в столице, и еще, и еще. Я был напуган, меня придавило всем тем, что я пережил... Рем... там горели живьем люди... а я ничего, ничего не мог сделать... Я видел, как один за другим умирают те, кого я пытался спасти... я… я справился. Убил монстра... Но никто мне не сказал спасибо…

Рем неверяще покачал головой.

- Безднопоклонники, - продолжал, всхлипывая, маг, - пустили слух, что это я деревню сжег, подсуетились, прикрыли свое… свинство. Там ведь было все двойками и пятерками исписано… все дома… Люди поверили. Еще бы... Все просто решили, что я спятил. А я... я и так себя чувствовал последней… тварью из-за того, что никого не мог спасти, один выжил, а потом эти нападки и... мастер Балтос запер меня… на год… одного в замке… чтобы меня… не убили….

Не выдержав, Део снова громко всхлипнул и замолчал. Рем упер руки в колени и опустил в ладони лицо. Все в его голове вставало на свои места. Еще бы, после такого он бы тоже жить не хотел. То, что казалось Рему слабостью, бесхребетностью, безумием, обрело вдруг совершенно иной смысл. Да, его кумир, которым он всю жизнь восхищался, был вовсе не таким сильным и смелым, как ему думалось. Он был глубоко израненным человеком, жизнь которого оказалась настолько тяжелой, что он искренне хотел из нее сбежать. Однако теперь каждая улыбка Део казалась Рему подвигом.

Еще раз, всхлипнув и снова подавив рыдания, маг снова нервно начал скрести шею ногтями. Рем не выдержал, придвинулся к нему ближе и поймал за запястье. Поймал и твердо заявил:

- Все, хватит. Больше я не дам тебе чесаться.

- Тебе... пожалуй… лучше уйти, - выдавил из себя Део, пытаясь не смотреть ему в глаза. - Мы... мне... очень нравится, что ты решил... со мной подружиться, но... это опасно... и...

- Нет, - отрезал Рем. - Заткнись, слышишь.

Маяк, который всю жизнь указывал ему путь, неожиданно погас. Вот она, его мечта - быть самым черным магом, охотником. Он думал, что это будет здорово. Свой замок, много денег, приключения, дружба с влиятельными людьми, все артефакты и знания мира. Но он даже не представлял себе, насколько все перевернется с ног на голову. Больше Деокрис не мог быть его кумиром.

«Однако, я все равно хочу стать охотником, - сказал внутренний голос Рему. - Я ведь сейчас, между всем этим разбродом, предвкушаю, как мы вернемся в деревню и пойдем войной на алмазного монстра. К тому же я так через многое продрался, что отступать поздно. Хотя сейчас, пожалуй, мне гораздо больше хочется совсем другого»...

- Слушай меня внимательно, - выпалил Рем, глядя другу - точно другу, он был в этом уверен - в глаза. - Деокрис Кайморальд, двадцать пятый самый черный маг внутреннего мира, я всегда мечтал быть на тебя похожим. Знаешь почему? Потому что ты казался мне потрясающим героем из легенд. Не смотря на то, что восхищаться я тобой больше не могу, я все еще очень уважаю тебя и считаю, что ты - герой...

- Да какой я герой! - не выдержав, заорал на него Део, пытаясь вырвать из хватки Рема свою руку. - Я трус! Слабак! Чокнутый! Разве ты этого не видишь?!

- Нет, я не слепой, - зло выплюнул Рем. - Можешь сколько угодно говорить о моем друге гадости, но послушай, у каждого есть свой предел. То, что пережил ты, любого бы раздавило. И меня, и моего отца, и ту женщину, которая нас приютила, и даже твоего мастера Балтоса. Любого. Взрослого. А ты - держишься. Ты, бездна тебя забери, находишь в себе силы улыбаться. Да я бы лег на твоем месте и умер на месте без всякого яда. И после этого ты еще называешь себя слабаком, трусом и чокнутым?!

От этих слов Деокрис задергался, все же вырвался, отшатнулся. Его душили рыдания, он то и дело жадно глотал ртом воздух. Однако к удивлению Рема царапать горло не стал. Отдернул потянувшиеся руки, обессилено рухнул лицом в колени и сдался. Расплакался навзрыд.



Алиса Рудницкая

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться