Самый черный маг

Размер шрифта: - +

Акт 2. Погасший маяк (12)

Охотники поделили обязанности.

Део научил Рема его первым трем заклинаниям. Во-первых, заклинанию заточки. Рем наложил его на кинжал и, восторгаясь силой магии, резал стволы сосенок словно масло. Во-вторых, он выучил первую в своей жизни защиту – стену. Она накладывалась на специальную нить, и вставала непроницаемой стеной, через которую ничто не могло пройти – ни живое, ни мертвое. Причем действовала она в обе стороны. И в-третьих, Рем выучил руну отведения огня, сопровождающуюся длинным и нудным заклинанием. Он нарисовал несколько и развесил их на нити, чтобы огонь не перебрался через стену.

Деокрис же в это время отвлекал на себя волков и ворон. Он специально взял с собой арбалет из хранилища и банально расстрелял серых из него с ближайшей сосенки. Волков было жалко - они же не понимали, что творят. Однако Рем согласился, что легкая смерть от болта все же лучше сожжения, которое ждало ворон. Вторых Део отвлекал другим образом. Он забегал за границу контроля, пускал в птиц болт и давал деру. Вороны летели за ним, но останавливались у невидимой границы. Какое-то время они ждали, что маг вернется и дастся им в лапы, а потом забывались и отступали.

На закате охотники подожгли лес, активировали защитную стену и свалились двумя уставшими кульками прямо на хвою, надев на лица специальные алхимические повязки, защищающие от дыма. Недолго отдохнув, впрочем, им пришлось снова взяться за дело. Нужно было обойти защитный круг и проверить, нигде ли он не порвался. И только после тщательно осмотра, охотники по очереди поспали.

Лес горел всю ночь и все утро. Он принялся быстро, так как последние две недели погода стояла сухая, теплая, без единого дождя. Хвоя хорошо просохла и загорелась с большой охотой. Черная защита, трещала, но держалась.

И вот теперь, чтобы полюбоваться на свое страшное творение, они влезли на сосенку. Деокрис хотел прикинуть, можно ли уже идти. Впрочем, он частенько на сосны залезал и смотрел на огонь. Первые пару часов его так вообще от страха потряхивало, а потом он то ли смирился с неприятным для себя зрелищем, то ли привык, и начал пялиться на пожар не отрываясь. Этот взгляд чуть пугал Рема. В нем было много грустных воспоминаний, о которых маг не решался ему рассказать.

- Не верится, что мы это сделали, - пробормотал Рем, глядя с высоты на пожарище. – Что думаешь? Пора?

От леса остались одни головешки. Как-то глупо, невпопад Рему подумалось, что на этом ровном клочке земли можно запросто устроить новую деревню. Одно только дерево оставалось срубить - оно стояло в самом центре и на его ветвях, колышимый ветром, висел монстр.

- Да, можно идти, - кивнул Деокрис. - Конечно, там еще жарковато будет, но у меня уже нет сил на все это смотреть.

Они спрыгнули на землю и, перемахнув через давно уже потухшую защиту, пошли через пепел и угли к дереву. Головешки трещали и шипели под их подошвами, пару раз они обходили все еще дымящиеся сосновые стволы. Даже через повязки чувствовался запах костра, печи, горелой смолы. Такой приятный запах в такой неприятной ситуации сбивал Рема с толку. От земли исходил страшный жар, и рыжий тут же взмок, решив, что пошли они все же рановато.

Достигнув центра пожарища, Рем наконец смог получше разглядеть монстра.

- Как же я их ненавижу, - сказал он зло. – Мало того, что убили человека, так еще и издеваются…

К рукам и шее одетого в обгоревший фрак покойника была привязана обуглившаяся скрипка. Казалось, что он играет на ней, покачиваясь на ветру. Струны ее торчали в разные стороны, смычок был сломан, но никакой метки бездны Рем не приметил. Зато весь ствол дерева, так же как и землянка, был исписан разномастными двойками и пятерками. Также крупная, серебристая цифра двадцать пять светилась на щеке монстра. Всю землю вокруг дерева застилали обгоревшие тела мертвых птиц. У рыжего от этого зрелища все внутри задрожало от гнева. Ему как никогда хотелось найти тех гадов, что вынудили их устроить такое зверство.

Деокрис подошел поближе к монстру и, заранее заговоренным алмазным кинжалом, перерезал веревку. Та дзынькнула как порванная струна, и монстр, повалившись на землю, развалился черепками. Наклонившись к нему, Део извлек окаменевшее сердце - белоснежное, большое, блестящее на солнце.

- Жаль, нет возможности запереться сейчас в замке и поработать над ним, - с сожалением сказал он. - Из прошлых двух алмазов получились потрясающие зелья, которые, я надеюсь, спасли много жизней.

- Что тебе мешает? - с некоторым сожалением спросил Рем.

До него вдруг дошло, что приключения подошли к концу. Однако Део неожиданно ошарашил его своим ответом:

- Ты мне мешаешь.

- Я? - опешил рыжий, даже чуть испугавшись.

- Да, ты, - улыбнулся Део, а потом сказал запальчиво. - Знаешь, ты меня вдохновил.

- И на что же?

- Да на все, - сказал уверенно маг. - Я собираюсь сначала пойти и разобраться, что за ерунда творится в Черном Доме. Найти все те письма, которые мне отправляли. А потом пойти войной на треклятых безднопоклонников.

- Возьми меня с собой, - воодушевившись такими планами, Рем протянув другу руку.

Део замялся:

- А как же учеба? Ты же так хотел...



Алиса Рудницкая

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться