Самый черный маг

Акт 5. Крушения (8)

Мастер Балтос устал.

Он устал от работы на две канцелярии, устал от беспокойства и устал от недосыпа. А все из-за этих суетливых мальчишек. Прошла уже неделя с тех пор, как они пропали. Пропали в прямом смысле этого слова – мастер Балтос перестал их ощущать. Раньше-то он чувствовал охотников, за ними тянулись подвижные нити корней, что белый маг вплел в их волосы. Белые техники, высшие. Мастер Балтос мог бы подумать, что мальчишки просто оборвали их сами, но нет. Он слишком хорошо помнил ту жгучую боль, которую причинил Деокрис, сбросив с себя следящее заклинание. Тогда, кажется, по всем корням, что белый маг успел пустить, прошла невыносимая судорога. Нет. Здесь заклинание срезали аккуратно. Просто отщемили дверью.

И мастер Балтос спал с тех пор очень плохо, ожидая, следя, намереваясь подхватить, как только вернутся.

Как он и ожидал, Рем вернулся к себе домой. Туда корни самый белый маг тоже пустил на всякий случай, и быстро поймал мальчишку, прицепившись к тому, что осталось от поставленной защиты. Увы, от самого мощной магии, какую знал мастер Балтос, остались жалкие ошметки. И, увы, Деокриса маг как не искал, так и не нашел. Даже трупа. Это наводило на нехорошие мысли, однако проснувшийся посреди ночи мастер Балтос все же решил не паниковать раньше времени. Он оделся, умылся, велел горничным принести поесть в кабинет и направился в кабинет - ждать своего рыжего подопечного.

Рыжий подопечный не спешил. Сначала он, раздражая самого мага своим жужжанием, поистерил. Потом вроде успокоился, но еще довольно долго копался. В конце концов встрепанного, расстроенного мальчишку привел в кабинет предупрежденный стражник. Судя по растрепанному виду Рема, он все же спешил.

- Добрый вечер, Ремулус, - встав во своего места и кивком указав на него, поздоровался мастер Балтос. – Садись, восстановлю твое защитное заклинание. И рассказывай.

Расстроенная мелочь, рухнув на предложенный стул, смиренно позволила наложить на свои довольно грязные волосы очень чистую белую магию. В процессе мелочь принялась рассказывать, и рассказывала довольно долго. Большую часть про их путешествие мастер Балтос пропустил мимо ушей. Он исподволь досыпал, хорошо это маскируя привычным спокойствием. Дальше пошли сведения поинтереснее. Подтверждение мыслей по поводу старого прохвоста Сиды порадовали. Подтверждение мыслей по поводу пропавшего Деокриса – огорчили.

Надо было брать рыжего за шкирку и тащить его в Черный замок, читать заупокойную по несчастному ребенку. На всякий случай. Увы, это было выше всех, имевшихся у мастера Балтоса сил. Кто бы что там не говорил и не думал, а Деокрис рос у него на глазах. Белому магу нравилось наблюдать за тем, как он взрослел, как учился. Нравилось исподволь, хоть и страшными порой методами, толкать его вперед.

Вспоминая былое, мастер Балтос даже глаза прикрыл и улыбнулся. Перед глазами встало решительное лицо. Део, восемь лет – страшненький мальчик с кривыми зубами. Он пришел к нему через сквозную дверь. Пришел и попросил помочь ему. Попросил отвести к приемной матери, что осталась в Мадаре, центре Сапфирового края. Он не мог понять, почему она не пришла к нему на день рождения, а Джон, прошлый самый черный маг, не сказал ему. Мастре Балтос сказал. Сказал, что его мать мертва, потому что считал, что это – верное решение. Потому что считал, что о таких вещах нужно говорить даже детям, особенно если они – будущие черные маги.

Да, тогда-то он и понял, что из Деокриса выйдет отличный черный маг. Потому что вместо того, чтобы разрыдаться, он попросил все равно проводить его домой. Сказал, что только за ножом сбегает. Сказал, что сам убьет этого монстра, и не из мести – а потом что это его работа. Это было так… потрясающе и жутко. Настолько потрясающе и настолько жутко, что мастер Балтос сам дал ему нож, сам полез с ним в ту канализацию и стоял за спиной, присматривая. Присматривая и наслаждаясь тем, как ребенок делает то, на что не каждый взрослый был способен.

О да, мастер Балтос дал ему потом, после этого, еще не один жестокий урок.

Но куда деваться? Учитель Део, Джон, прошлый самый черный маг, был на самом деле той еще тряпкой. Деокрис же даже ребенком поражал своей сумасшедшей силой воли, которая бы ему в жизни очень пригодилась. Пусти мастер Балтос дело на самотек, Джон превратил бы ученика в такую же трусоватую размазню, как и он сам.

Вот и приходилось порой то давить на Деокриса, то толкать, то давать откровенного пинка, то заставлять делать что-то не слишком приятное. Для его же блага. Видит Спящий, если бы мастер Балтос не пугал его своим праведным гневом, Деокрис давно бы расклеился, разнюнился и чего доброго действительно покончил бы с собой.

- Мастер, Део сказал… - начал Рем осторожно, выводя самого белого мага из полудремы. – В общем… что мне нужно его… проводить. Я верю, что он выберется, но…

- Да-да, - тяжело вздохнул мастер Балтос. – Нужно. Сиди и не вертись пока. Я думаю.

Пожурив себя, маг переключился на более остро стоящие проблемы. Ночь – это хорошо. Можно взять Сиду неожиданно, арестовать прямо в постели. Надо было только разбудить двух других стострочникав и рассказать им правду. Спящий упаси, мастер Балтос в жизни бы не стал подозревать этих двух дуболомов, которые без секретаря не знали, куда печать на документах ставить, в создание секты. Черные маги вообще редко особенной хитростью отличались, не то, что белые, с которыми мастеру Балтосу приходилось воевать чуть ли не каждую неделю.



Алиса Рудницкая

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться