Сандро, не плачь!

Размер шрифта: - +

Часть III - 8

 

Клиника кардиохирургии, где Белецкому было сделано аортокоронарное шунтирование, трепетно блюла свою репутацию. Попасть туда могли лишь избранные - политики, актёры, певцы и другие знаменитости. Пациентам после операции требовался абсолютный покой, и руководство клиники обеспечивало его в полной мере. Никаких ушлых журналистов, бесконечной череды посетителей и даже просто контактов с любопытными пациентами. Каждому предоставлялась индивидуальная палата, в которую был вхож только медперсонал и близкие родственники - из тех, кого пациент сам пожелает принять.

- Я позвонила туда и попыталась записаться, но... меня даже не выслушали до конца, - с горечью произнесла Кетеван. - Сказали, что у них всё распланировано на год вперёд и вообще мне лучше обратиться в другую клинику, более доступную. О том, что ты тоже оперировался именно там, я узнала совершенно случайно. От Анжелки... Она и вбила себе в голову, что ты непременно обязан составить мне протекцию в эту клинику. У тебя же должны были остаться какие-то связи, контакты со своим врачом...

- Связи и контакты, положим, остались, - медленно проговорил он. - Но... Кети, почему ты прямо не сказала мне, о чём хочешь попросить? К чему были все эти нелепые уловки, легенда о том, что ты приехала "развеяться" и посетить встречу выпускников? Зачем все эти, уж прости, тупые попытки соблазнения?!

Она поёжилась, точно ей вдруг стало холодно.

- Анжелка уверяла, что так будет надёжнее. Если честно, поначалу я была категорически против. Хотела просто попросить тебя по-человечески. Обратиться, как к старому другу... но она сказала, что для любимой женщины ты сделаешь не в пример больше, чем для посторонней. Почему-то она вообразила, что у тебя ко мне до сих пор что-то есть, а твой нынешний брак - ошибка.

- Что-что?

- Признаться, сперва мне и самой так показалось... - она отвела взгляд. - Ну, что у тебя могло быть общего с этой юной наивной девочкой?.. Какая любовь?! Но... стоило нам с тобой немного пообщаться, и я осознала, что заблуждаюсь. Теперь ты смотрел на меня совсем другими глазами. Не так, как раньше... Я поняла, что жена занимает в твоём сердце особое место... её не потеснить.

- И, тем не менее, ты не оставила попыток, - с горечью констатировал он. - Что это было сегодня, Кети? Танец, поцелуй... 

- Это... - она несмело посмотрела на него. - Наверное, просто от отчаяния...

- Тебе самой-то не было противно и мерзко? - он, словно не веря до конца в то, что она могла пойти на такое, потрясённо покачал головой. - Ты... так подло и цинично использовала меня, играя на воспоминаниях. Даже теперь, когда дело касается ребёнка. Неужели ты думала, что я смогу отказать?!

Он был невероятно зол на неё и расстроен тем, что услышал. Кетеван боялась взглянуть ему в глаза.

- Ужасно даже не то, что ты совсем не знаешь и не понимаешь меня, Кети, - произнёс он с болью. - Это-то как раз неудивительно и не ново. Ужасно - что и я сам, оказывается, совершенно не знал тебя... ты страшный человек.

Кетеван ещё ниже опустила голову.

- Хорошо, допустим - чисто теоретически - я поддался бы твоим чарам, - продолжал Белецкий. - И что - ты действительно согласилась бы переспать со мной, не любя при этом?

- Ради спасения сына согласилась бы, - упрямо и твёрдо ответила она, хотя её губы нервно подрагивали.

- Ты... очень разочаровала меня, - откровенно произнёс Белецкий. - Ладно, в студенчестве ты была совершенно без царя в голове, это не новость. Но мне казалось, давно пора было хоть немного повзрослеть.

- Ну и пусть разочаровала! - перебила Кетеван, поворачиваясь к нему и сверкая глазами. - Пусть ты меня ненавидишь теперь. Я это вынесу, как-нибудь переживу! Только... только помоги моему ребёнку!

Она заплакала, спрятав лицо в ладонях. Белецкий вздохнул и протянул ей салфетку, не предпринимая попыток успокоить и просто выжидая, когда она выплачется. Кетеван и в самом деле довольно быстро затихла.

- Где сейчас мальчик? - спросил он.

- Здесь, в Москве, - Кетеван шмыгнула носом. - Мы живём у тёти Нателлы...

Она полезла в сумку, достала свой телефон и показала Белецкому фотографию Мурада.

- Вот... это он. Мой малыш...

Ребёнок очень походил на своего отца. Ничегошеньки-то в нём не было от Кети. И это был красивый мальчик, несмотря на болезненную худобу и бледность.

- Сколько ему сейчас лет? Шесть, семь?

- Шесть. Он так мечтает пойти в школу вместе с ровесниками...

- У тебя с собой его документы? Ну, история болезни, и что там ещё... анализы, результаты обследований...

- Конечно, - она кивнула, снова хлюпнув носом. - Ну, в смысле, не прямо вот - с собой... Они дома, у тёти Нателлы.

- Тогда давай сделаем так, - он побарабанил пальцами по рулю. - Сейчас ты вернёшься домой, соберёшь и подготовишь все необходимые бумаги. Завтра... - он взглянул на часы, - точнее, уже сегодня утром... я свяжусь с врачами из той клиники и постараюсь договориться насчёт тебя, ну, чтобы вас приняли. Потом перезвоню тебе. Если они скажут приезжать - немедленно соберёшься и приедешь вместе с сыном. Так что будьте наготове.



Юлия Монакова

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться